502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Сергей Кара-Мурза __ ПОСТУЛАТЫ ОППОЗИЦИИ 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Author: Сергей Кара-Мурза
Title: ПОСТУЛАТЫ ОППОЗИЦИИ
"Завтра", No: 44(309)
Date: 2-11-99

     
     ПРИЗРАК КОММУНИЗМА сегодня не бродит по Европе. Он - на распутье после тяжелых потрясений, он изранен еврокоммунистами и горбачевыми.
     Мы будем лечить раны коммунизма, но не можем уповать на него и ждать, пока он воспрянет. Мы обязаны спасти от окончательного разрушения наш дом, разобрать обломки и возродить его к жизни. Поэтому на обозримом участке пути мы по-братски разойдемся с европейским Призраком коммунизма. Мы - не пролетарии, у нас есть Отечество, нам есть что терять, кроме своих цепей.
     Человечество выживет на Земле, лишь придя к солидарности, а не через угнетение и грабеж. Но путь к этому лежит через противление злу. Наивно отрицать классовые интересы, групповой и личный эгоизм. Не будем убаюкивать себя сказкой о согласии эксплуататора и работника. Но человечество выросло, и история может обойтись без повивальной бабки - насилия. Трудящиеся России еще обладают таким уровнем культуры, что могут вести свою борьбу без разрушений. Для нашей революции, если до нее дойдет дело, не понадобится насилия - отщепенцы будут составлять ничтожную часть народа.
     Времени нам отпущено немного. Противник не жалеет средств для того, чтобы растлить и утомить трудящихся, втянуть в преступность молодежь, сбить людей с толку политическими спектаклями. Но люди трезвеют, преодолевают хаос в умах. Мы можем превратить кризис разрушения в кризис развития.
     Кризис в России. Минуло десять лет реформы. Достаточно, чтобы проверить на деле любую программу. В тридцатые годы за десять лет Россия провела индустриализацию. С сорок пятого за десять лет СССР встал из руин, восстановил довоенный уровень населения. Стал ядерной и космической державой - и в то же время стал больше всех в мире строить жилья. Мы наращивали достаток - скромный, но надежный.
     Сейчас, без войны, из благополучного состояния за десять лет страну привели на грань катастрофы и гражданской войны. Это - не результат ошибок, а суть реформы. Положение тяжелее, чем нам кажется, даже при нашей скудной жизни. Мы проедаем последнее из того, что накопили наши отцы, осталось немного.
     Из всего, что сказала о мире и человеке наука ХХ века, из опыта разрухи на нашей земле видно: попытка втиснуть Россию в систему больной западной цивилизации - утопия, которая уже привела к огромным страданиям большинство народа. Мы призываем тех, кто поверил в эту утопию: положите на чаши весов все обещанные вам блага - и горе миллионов ваших отцов и братьев. Не обольщайтесь: те страдания, которые уже выпали на их долю, это лишь ничтожная часть того, что ударит по вашим детям.
     Отношение к советскому прошлому. Советский период - явление такого исторического масштаба, что всесторонне оценить его еще трудно. Советский проект, начатый на пепелище России, вызвал подъем народных сил, ума и духа. Он показал: совместная жизнь множества народов без угнетения и непримиримой вражды, без классового антагонизма, без того, чтобы топтать ближнего, - возможна. И для этого нет необходимости грабить третьи страны и за их счет подкармливать свой пролетариат. Советский проект был разрушен в результате войны, пусть "холодной". Поэтому исхода соревнования мы не знаем - эксперимент остался незавершенным.
     Хладнокровный анализ реальных условий России и всех вариантов ее будущего показывает: уцелеть как страна она сможет лишь в том случае, если пойдет по пути восстановления жизнеустройства советского типа - в главном, а не в деталях. При всех иных вариантах неизбежны нарастание социальных и национальных конфликтов и такое ослабление России перед внешними конкурентами, что страна будет разорвана и сожрана по частям.
     Восстанавливая желаемый тип жизни вновь на пепелище, мы обязаны учесть уроки прошлого и понять, почему, обеспечив доступ всех к основным социальным благам и высокую социальную надежность, советский тип жизни оставлял неудовлетворенными все большую часть граждан. Возникшие в СССР единообразие и непритязательность жизни были порождением условий, в которых рождался советский проект. Сегодня мы свободны от этих ограничений. Поэтому мы не зовем вспять - никто никогда не выходил из кризиса, пятясь назад. Сыновья, которые замыкаются в слове и деле отцов, невольно предают их. Мы обязаны идти вперед.
     
     БУДУЩЕЕ И ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА. Кризис и нормальное развитие - разные типы жизни. Действия ради выхода из кризиса и идеал будущей жизни - связанные, но разные вещи. То, что неприемлемо или нежелательно в нормальное время, может быть меньшим злом в момент катастрофы. Мы отвергаем принцип "чем хуже - тем лучше". Наши противники выбрали самый безопасный для себя вариант - организовать "контролируемое гниение" страны. Угасают наше хозяйство, наука, падает квалификация работников. Подрастает неграмотное поколение. Коридор для спасения становится все более узким, хотя это еще и не тупик.
     Мы считаем, что выбор желаемого жизнеустройства народом России еще не сделан. Не следует этот выбор форсировать, надо вести диалог и поддерживать все уклады, помогающие преодолеть кризис и восстановить жизнеобеспечение. Надо отойти от пропасти, а потом на спокойную голову решать, какой строй мы хотим. Но пора признать горькую истину: никогда, ни при каком режиме в России не будет создано общество с уровнем потребления нынешнего Запада. Никогда Россию не допустят к эксплуатации ресурсов "третьего мира", которые наполовину обеспечивают потребление Запада. Реальный выбор для нас таков: или стать частью "третьего мира" с обогащением узкого слоя и обнищанием большинства - или восстановить солидарное общество со скромным достатком каждого и разумным превышением доходов более энергичных и работящих. Мы за второй выбор - по совести. Но мы за него и по расчету, ибо первый выбор есть гражданская война и гибель России.
     В рамках солидарного, но оздоровленного общества есть возможность обеспечить всем не только жизнь по совести и без страха, но и достаток существенно больший, чем в советское время. Но это - после выхода из кризиса к стабильному развитию. Сегодня, когда половина народа еле сводит концы с концами, ломать последние опоры социальной устойчивости - это сталкивать общество к катастрофе. Страна имеет достаточно средств, голод и холод сегодня - дело рук человеческих, плод политики. Вплоть до смены политического режима задача-минимум - затормозить разрушение остатков советских структур жизни. Первым делом - не допустить распродажи земли и жилищно-коммунальной реформы, которая сделает для большинства недоступными нормальное жилье, отопление, электричество. Только отстояв эти рубежи, можно пройти через фазу катастрофы с наименьшими потерями.
     Вот принципы желаемой социальной политики.
     Каждый гражданин России имеет право на некоторый минимум жизненных благ, которые даются на уравнительной основе. Принцип "каждому - по труду" действует лишь за пределами этого минимума. Сколько распределять по труду, а сколько по едокам, - надо устанавливать через социальный диалог, а не диктатом политического режима.
     Мы за общество, в котором принцип "От каждого - по способностям, каждому - по труду" действует в обеих своих частях, каждая из которых без другой теряет смысл. Этот принцип является справедливым и не ведет к подавлению инициативы. Но чем беднее общество, тем относительно большая часть общего труда расходуется на уравнительное распределение благ.
     Да, солидарность ограничивает индивидуальную свободу. Но коллективы могут и будут развиваться в сторону расширения и обогащения свободы личности, давая ей такие возможности, которых никогда не предоставит индивидуализм.
     Уравнительное распределение должно касаться лишь минимума благ. Будет существовать рынок товаров и услуг (в том числе образования и медицины) для тех, кто хотел бы получить специальные блага, согласно своим личным предпочтениям. Единообразие губительно и несправедливо.
     Источником средств для уравнительного распределения минимума благ являются доходы от той части национального богатства России, которая остается в общенародной собственности (земля, ее недра, часть промышленности, транспорта и энергетики), а также налоги. Попытка формировать бюджет государства в России исключительно через налоги - утопия. К тому же налоговая система - важная часть культуры. Запад создал систему, которая стала средством создания всеобщего комплекса вины как инструмента власти. Нам противна эта система - налоги у нас должны быть простыми и вычитаться автоматически.
     В будущем мы должны вернуться к советскому типу пенсий как важной связи поколений - пенсиям не через накопительные фонды, а из госбюджета. Обеспечение старости - обязанность всего народа (его государства), а не когорты нынешних налогоплательщиков и не каждого гражданина лично.
     В целом мы отвергаем путь, ведущий к установлению в России классового антагонистического общества, состоящего из собственников капитала и наемных работников. Поспешное утверждение некоторых идеологов оппозиции, будто такое общество в России уже возникло, - тяжелая ошибка и по сути, и политически.
     
     ОСНОВНЫМ ИСТОЧНИКОМ ДОХОДА в России должен быть труд, а не капитал. Однако мы отрицаем и попытки возврата к унитарной социальной системе советского периода. Она ведет к застою, сковывает инициативу и потенциал развития. Много наших людей (хотя и меньшинство) тяготилось укладом больших коллективов, они бы хотели честно и творчески работать на свой страх и риск как единоличники или семейные предприятия - не в конфликте с колхозом и заводом, а во взаимопомощи. Такие условия и надо будет создать в будущем - страна и государство от этого только выиграют.
     Важная часть жизни народа - частная торговля, лицом к лицу, на базаре и в лавках. Здесь общаются и духовно поддерживают друг друга массы людей, преодолевается отчужденность городской жизни. Слишком сильное огосударствление торговли при советском строе придушило эту важную струю народной жизни. В будущем она должна быть раскрепощена.
     Советское единообразие было порождено трудным прошлым, и никакой необходимости возрождать его нет. Экономика должна быть смешанной, допускать разнообразие и состязательность разных форм хозяйства. Баланс между ними должен устанавливать не политический режим, исходя из его идеологии, а сама жизнь - эффективность работы и предпочтения людей.
     Мы считаем, что эксплуатация человека человеком - зло. Но в реальной жизни это может быть меньшим злом, чем запрет на эксплуатацию политическими средствами. Эксплуатация должна не запрещаться, а преодолеваться путем создания таких условий, при которых она невыгодна ни обществу, ни личности. Нужен не запрет частной собственности, а недопущение ее диктата.
     Предпринимательство с получением дохода - один из нужных механизмов хозяйства и способ самовыражения множества людей. Оно вовсе не обязательно ведет к возникновению классовых антагонизмов - это зависит от общего жизнеустройства. Предпринимательство должно поддерживаться и защищаться государством.
      Здоровье и стабильность общества, его развитие возможны лишь при таком уровне расхождения между предпринимательскими и трудовыми доходами, который не вступает в резкое противоречие с представлениями о социальной справедливости. Получение безумных легких денег в России должно быть прекращено.
     Нет возможности продолжить финансирование города за счет деревни - село истощено до предела. Необходимо срочное выравнивание социальных условий города и села хотя бы в минимальных жизненных благах. Нельзя также продолжать финансирование повышенных доходов столичных жителей за счет всей России. Острова искусственного благосостояния разрушают народ.
     "Мобилизационной" программе новой индустриализации России должен предшествовать этап "нового НЭПа" - народ должен передохнуть, подкормиться и собраться с силами. На этом этапе полуразрушенное государство не может и не должно брать на себя организацию производства большей части продуктов. Лучше и дешевле это сделает сеть народных, кооперативных и частных малых и средних предприятий. К огромному сожалению, сути малого предприятия как особого, постиндустриального уклада, не поняли ни наши либералы, ни наши марксисты. Без создания с помощью государства большой системы малых предприятий преодолеть кризис в России невозможно. "Новый НЭП" должен быть не отступлением и не временной мерой, малые предприятия - жизненно важная часть современного хозяйства, придающая ему динамичность и новаторский дух.
     
     ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО. Советский тип государства - самодержавный, он основан не на равновесии "ветвей власти" в их противостоянии (сдержки и противовесы), а на их согласии под надзором безусловного авторитета (идеологии). Советы, в отличие от парламента, ищут единогласия, а не выясняют силу конкурентов через голосование. В такой сложной по составу стране, как Россия, только сильное самодержавние или сильная советская власть рождали механизм автоматического гашения конфликтов. Переход к устройству западного типа привел к автоматическому разгоранию конфликтов, и это неустранимо.
     Пока что мышление большинства тяготеет к государству советского типа (отсюда абсурдные, с точки зрения парламентаризма, обвинения Госдумы в "политизированности"). Однако быстрое восстановление такого государства невозможно, его придется строить постепенно. Причина в том, что утрачен авторитетный арбитр, легитимирующий большие политические решения (как в начале века был утрачен авторитет Православия, без которого исчезла сила царя). Народ расколот, хотя расколотые части желают единогласия (склонны к тоталитаризму). В этих условиях на переходный период наименьшим злом является парламентская республика с постоянным общественным диалогом. Президентская республика всегда скатывается к попытке подавить оппозицию, но расстановка сил в России такова, что это невозможно, и государство парализовано. Сдвиг к парламентской республике сразу запустит процесс восстановления советских структур "снизу" - по тем вопросам, в которых уже есть минимум согласия. Этому надо способствовать, не форсируя созревание единодушия.
     Через парламентскую республику мы должны прийти к государству советского типа, но с сильно ослабленной "сословностью". Это трудно, ибо общество с солидарностью общинного типа и общей этикой укрепляет сословные традиции ("порождает дворянство"). Но история России показала, что все виды дворянства со временем вырождались и тяготели к национальной измене. Последним таким "дворянством" была партийная номенклатура. Сильным противоядием против сословности является индивидуализм гражданского общества. Мы должны разрешить противоречие: освоить важные механизмы гражданского общества, не допустив атомизации и рассыпания народа на конкурирующих индивидов. Это трудно, но возможно.
     Идеология. Главная трудность восстановления государственности через переходный этап парламентаризма кроется в "державном" сознании большинства граждан. Такое сознание укрепляет государство, когда есть общий для всех идейный стрежень, идеологическое ядро (в царской России религия, в советской - коммунизм). Но это же сознание входит в конфликт со структурами либерального государства. Сегодня перед интеллигенцией стоит необычная задача - выработать "временную" идеологию национального спасения.
     Эта задача сложна из-за общего мирового кризиса идеологий (кризиса самого типа идеологизированного мышления). Причина этого глубока - смена научной картины мира, лежащей в основе идеологий, и общий кризис индустриальной цивилизации, осознанная всем человечеством невозможность универсального приложения ее главных принципов ко всем жителям Земли. Таким образом, нельзя ожидать в ближайшем будущем появления сильной идеологии, способной сплотить общество, задав ему ясные ориентиры на целый исторический период, - такой идеологии, какой был марксизм в течение целого столетия. Сегодня мы можем лишь найти общее "ядро" множества идеологических и культурных течений и договориться о союзе или сотрудничестве в рамках этого "ядра".
     И эта задача трудна из-за отсутствия в России политических партий, способных вести диалог. Партий не возникло в силу того же "державного" сознания, не приемлющего разделение народа. Кроме того, нынешний политический режим применяет самые грязные технологии манипуляции общественным сознанием, так что диалог затруднен из-за искусственно созданного хаоса в мышлении.
     Однако задача выявления общего идеологического "ядра" выполнима, хотя работа идет медленно. Если интеллигенция России эту задачу не выполнит, нас ждет гражданская война с попыткой одной части расколотого народа подавить другую, а в наихудшем варианте - хотя бы отомстить.
     
     ПАРТИЙНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. Поскольку нас ждет переходный этап парламентаризма и квазигражданского общества, необходимыми выразителями идеалов и интересов конфликтующих социальных сил должны стать партии (или хотя бы "квазипартии" - движения). Наиболее тяжелый провал в политической системе - отсутствие здоровой социал-демократии. К ней тяготеет интеллигенция и вообще значительная часть городского населения. Именно социал-демократия могла бы быть организатором общественного диалога и интеллектуальной лабораторией для выработки согласия. Все попытки создать в России социал-демократию (от Г.Попова до Ю.Лужкова) провалились или потому, что были явным политическим мошенничеством, или потому, что шли вразрез с мышлением людей.
     Социал-демократия в России может быть создана только со стороны коммунистов и в союзе с ними. Можно примерно очертить круг установок, которых не приемлют люди, тяготеющие к социал-демократии: они не разделяют ностальгии по советскому прошлому, но отвергают антисоветизм; они не западники, но не приемлют вульгарной антизападной патетики; они отдают себе отчет в сложности того положения, в какое попала Россия, и скептически относятся к политикам, которые "знают простой рецепт спасения".
     Если бы левые силы потрудились над созданием социал-демократии, то впоследствии молодежь ее радикального крыла вернулась бы в лоно коммунизма в виде динамичной компартии с современным мышлением, не несущей груза наследия КПСС. Это имело бы решающее значение для возрождения обновленного советского проекта в новых условиях.
     Национальный вопрос. Важные точки напряженности в многонациональной природе России - по ним и били, когда ломали СССР. Вплоть до Ельцина Россия никогда не сбрасывала кризисы в "слабые" регионы и не создавала зоны внутреннего "третьего мира". Поэтому она имела крепкий национальный тыл. Жить в едином сильном государстве, ограничивающем хищность местных князьков, - в интересах простых людей всех народов. Советский народ как наднациональная солидарная общность реально существует, и связывающие его идеалы и интересы сильнее противоречий.
     Апатично приняв развал СССР, наши народы совершили историческую ошибку. Трагические последствия развала СССР со временем будут не смягчаться, а усугубляться. Развал еще не привел к слому многих сторон совместной жизни, но этот процесс идет с ускорением. Он в принципе не может быть блокирован развитием рынка. Как страна СССР еще не разрушен, и многие связи можно сохранить и реформировать, что потребует несравненно меньше усилий, чем завершение их слома и последующее создание заново. Та тяга к воссозданию единой страны, которая порождается жизненными интересами десятков миллионов семей, постепенно обретет новую идеологическую оболочку и станет политической силой. Этому надо помогать.
     Если мы пройдем по острию ножа, освободим Россию от угнетения и обеспечим ее целостность и независимый рост, мы заслужим благодарность потомков. Если приведем наше дело к краху - будем прокляты.


© 1999, S.G.Kara-Murza

Возврат в оглавление

HOMEPAGE
 
  502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67