502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Средства массовой информации: манипуляция сознанием 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

Сергей Кара-Мурза

Средства массовой информации: манипуляция сознанием

(Глава из книги "Манипуляция сознанием", в сокращении)

Становление современного Запада тесно связано с освобождением слова ("свобода слова") и появлением прессы. Наука дала идеологии метод создания сообщений для прессы. Так возникли средства массовой информации. Они стали поставлять гражданам готовые мнения в удобной расфасовке. Свобода распространения информации, есть ключевой принцип гражданского общества и либерального порядка. Принятие этой идеи было культурной мутацией, устранением всех свойственных традиционному обществу запретов (табу) и единой (тоталитарной) этики. Мы знаем это на обыденном уровне: полная гласность (например, возможность читать мысли друг друга) сделала бы совместную жизнь людей невозможной.

Разумеется, ни в каком обществе не может быть полной свободы слова - всегда есть нечто "нецензурное". Наличие цензуры, является необходимым условием для того, чтобы сдерживать разрушительное действие информации ниже некоторого критического уровня. Как сказал Томас Джефферсон, "ни одно правительство не может существовать без цензуры: там, где печать свободна, никто не свободен". Кстати, цензура и художественные достоинства произведений культуры вообще связаны слабо. Быть может, есть даже обратная связь - без цензуры многие писатели и режиссеры вообще ничего путного создать не могут (сегодня это видно). Отмена цензуры "подтачивает зубы слову", установление цензуры - признак уважения к слову, признание его силы.

По своему отношению к слову сравнение России и Запада дает прекрасный пример двух типов общества. Вот Гоголь: "Обращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку... Опасно шутить писателю со словом. Слово гнило да не исходит из уст ваших!". Какая же здесь свобода слова! Здесь упор на ответственность - "нам не дано предугадать, как слово наше отзовется". Что же мы видим в обществе современном, гражданском? Вот формула, которую дал Андре Жид (вслед за Эрнестом Ренаном): "Чтобы иметь возможность свободно мыслить, надо иметь гарантию, что написанное не будет иметь последствий". Таким образом, вслед за знанием слово становится абсолютно автономным по отношению к морали.

Вообще-то свобода слова в буржуазном обществе есть категория философская. На практике эта свобода стала даваться только в той мере, в которой общественное мнение подчинялось манипуляции. Н.Хомский приводит сведения по истории права, согласно которым до недавнего времени в США ни по закону, ни на практике не позволялись публичные выступления без разрешения местных, а иногда и федеральных властей. Только после 1959 г. этим занялся Верховный суд, который в 1964 г. отменил Закон о мятежах 1798 г. как "несовместимый с Первой поправкой к Конституции". Это решение было принято в связи с апелляцией газеты "Нью-Йорк Таймс", которая была наказана по суду за то, что поместила оплаченное как рекламу письмо группы защитников гражданских прав, которые критиковали шефа полиции г. Монтгомери в штате Алабама. Закон о мятежах позволял объявить преступлением любую критику правительства. Лишь в 1964 г. Верховный суд постановил, что "мятежная публикация или петиция - критика правительства - не будет считаться преступлением в Америке". Н.Хомский приводит множество примеров, которые кажутся дикими. Так, был случай, что в католических газетах США из послания Папы Римского цензура велела выкинуть абзац, в котором он утверждал, что верность Богу - первейшая обязанность христианина, а верность государству - вторая.

Но практика практикой, а важна и философия. Сегодня политики веpнули к жизни стаpый споp, котоpый вело гpажданское общество с обществом хpистианским (сpедневековым) в Евpопе, а сегодня ведет со всеми "незападными" обществами, споp о смысле языка - слова и обpазов. В уpодливой фоpме этот споp поpодил, напpимеp, конфликт с Салманом Рушди. Хомейни усмотpел в его pомане "Сатанинские стихи" издевательство над исламом и пpиговоpил писателя к смеpти. Пpиговоp символический, Иpан неоднокpатно заявлял, что никто не собиpается посылать убийц к писателю, котоpый "пpячется" на Западе. Но западные издательства не только демонстpативно издают pоман фантастическими тиpажами, но и выбpали Рушди пpезидентом всемиpной ассоциации писателей.

Проблема свободы сообщений по-новому встала в городском обществе, когда СМИ практически полностью вытеснили личное общение как источник сообщений, несущих новую информацию. С середины 80-х годов в США межличностное общение стало основным источником новостей только для 1% граждан. Устранен диалог, создающий главную защиту против манипуляции сознанием. Получатели сообщений превращаются в толпу в том смысле, что они могут лишь пассивно воспринимать сигналы от "коммуникатора-суггестора".

А.Моль пишет о СМИ: "Они фактически контролируют всю нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры, выделяют отдельные элементы из общей массы культурных явлений и придают им особый вес, повышают ценность одной идеи, обесценивают другую, поляризуют таким образом все поле культуры. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества". Таким образом, современный человек не может уклониться от воздействия СМИ (под культурой А.Моль понимает все стороны организации общественной жизни, которые не даны природой в первозданном виде).

На Западе никто особенно и не скрывает, что СМИ служат интересам господствующей олигархии и ни на какую объективность не претендуют. Американский король прессы Г.Люс (основатель журналов "Тайм", "Лайф", "Форчун" и многих других) в своем обращении к сотрудникам журнала "Тайм" заявил (1972): "Мнимая журналистская объективность, то есть утверждение, что автор подает факты без какой-либо ценностной оценки, является современной выдумкой, не более чем обманом. Я это отвергаю и осуждаю. Мы говорим: "К дьяволу объективность".

Отметим главные приемы манипуляции сознанием через прессу.

Фабрикация фактов (прямая ложь). Часто говорят, что пресса не использует прямой лжи - это и дорого, и опасно. Искажение реальности достигается через процесс "кумуляции мелких отклонений, происходящих всегда в одном и том же направлении, чем решительных, бросающихся в глаза действий. Всегда гораздо выгоднее быть честным, если речь идет о фактах, чем их сознательно замалчивать" (А.Моль). Подчеркивается также, что малые сдвиги, приводящие к "поляризации" потока сообщений, должны быть ниже порога семантической восприимчивости среднего получателя (то есть, в среднем должны не замечаться).

На деле следуют установке: "Не лги, если есть угроза разоблачения". А когда разоблачение затруднено недоступностью информации или обходится слишком дорого, пресса лжет без зазрения совести ("в политике слово "правда" означает любое утверждение, лживость которого не может быть доказана"). Особенно легко лгать опираясь на заложенный в подсознание стереотип. Основные методы фабрикации фактов были отработаны уже в ведомстве Геббельса. Они были во многом новаторскими и ставили в тупик западных специалистов. Так, фашисты ввели прием подстраховки ложных сообщений правдивыми, даже очень для них неприятными. В такой "упаковке" ложь проходила безотказно.

Постановщик телевизионных спектаклей в избирательной кампании Никсона в 1968 г. Р.Эйлис так объяснял, как организован вошедший тогда в практику "телетон" - передача, в которой кандидат в прямом эфире отвечает на вопросы, задаваемые по телефону: "Проходить все будет так. Вопросы принимаются телефонистками, затем курьеры бегут с ними к столу постановщика, а отсюда их доставят в сценарную комнату, где наши люди их изорвут и напишут свои. Затем они понесут их Баду Уилкинсону для художественного зачтения, а выступающий дает по заготовленной карточке ответ". Приходилось убедиться, что ныне так же действуют и у нас.

Успех манипуляции зависит от того, насколько полно удалось изолировать адресата от постороннего влияния. Идеальной ситуацией для этого была бы тотальность воздействия - полное отсутствие неконтролируемых источников информации. Поэтому перестройка в СССР стала беспрецедентной по эффективности программой манипуляции - все средства массовой информации были в руках одного центра и подчинялись единой программе (тоталитарность контроля за прессой в годы перестройки была несравненно полнее, нежели в "годы застоя").

Сложность в том, чтобы создать у адресата иллюзию независимости, иллюзию плюрализма каналов информации. Для этого создается видимость многообразия СМИ по типу организаций, политической окраске, жанрам и стилям - при условии, что реально вся эта система подчиняется единым главным установкам. Идеальный случай - когда удается создать (точнее, допустить создание) радикальных оппозиционных источников информации, которые, однако, ограничивают свою информационную борьбу с режимом вопросами, не затрагивающими сути главных программ манипуляции. А по остальным проблемам оппозиции разрешается извергать самую непотребную хулу на власть.

Если изоляция адресата вдруг нарушается, то чаще всего операция по манипуляции свертывается, поскольку утрата иллюзии независимости резко усиливает психологическую защиту аудитории. Лучше смириться с потерей затраченных средств, нежели усиливать жертву - дороже обойдется при следующих попытках.

Любопытный случай разбирает Н.Хомский. В 80-е годы в США велась кампания по обвинению СССР в расстановке противопехотных мин в Афганистане (Н.Хомский приводит перечень заголовков статей в крупнейших газетах и официальные заявления США). Выводя войска из Афганистана, советское командование передало правительству Наджибуллы карты минных полей, а Наджибулла предоставил их во все районы страны. В связи с этим некоторые политики призывали умерить пыл газетной кампании, поскольку позиция СССР и Наджибуллы "могла дать им преимущества в пропаганде". Никаких преимуществ не дала, поскольку ни одна газета об этом не сообщила (по-моему, даже в СССР). Кампания была свернута по другой причине. В 1989 г. группа бывших морских пехотинцев США, которых заела совесть, поехала во Вьетнам помочь снять мины, которые они сами ставили 20 лет назад. Вернувшись, они сделали резкое заявление о том, что до сих пор во Вьетнаме гибнет от мин много людей, а США отказываются предоставить карты минных полей. Через четырнадцать лет после окончания войны! Это - пример неожиданного сообщения, после которого надо без комментариев прекращать акцию.

Отбор событий для сообщений. Условие эффективной манипуляции - контроль над "информационным рационом" человека. Хорошо построенной системой СМИ является такая, что при изобилии изданий и передач, разнообразии "позиций" и стилей она создает и использует одни и те же стереотипы и внушает один и тот же набор желаний. Различие взглядов конструируется - разрешается быть и буржуазным консерватором, и анархистом, но при условии, что структура мышления у них одинакова. Разрешается даже по выбору быть сторонником Лужкова или сторонником Березовского, но это уже "свобода без берегов", она возможна только в условиях российского "беспредела".

Над мнениями господствует тот, кто определяет структуру потока информации, кто отбирает "факты" и "проблемы", превращая их в сообщения. Кто задал тот вопрос, который якобы волнует общество? Действительно ли важен этот вопрос на фоне других вопросов? Почему он задан именно так, а не иначе? СМИ не оставляют места для диалога, их хозяин мог бы заявить, как следователь: "Вопросы здесь задаю я!".

Изъятия фактов и проблем из реальности чудовищны по своим масштабам. Например, в западных СМИ практически отсутствует серьезная информация об Азии. Из Китая, Индии и даже Японии поступают сообщения лишь экзотические (лунный Новый год, каратэ, китайская кухня), либо отвратительные (секс-туризм, проказа, мафия), либо возбуждающе-политические (терроризм, религиозное насилие, публичные казни торговцев наркотиками).

Часто пишут об одном из важнейших журналов США - "National Geographic". В отношении печати, фотографий, литературной обработки этот журнал достиг совершенства. Он, будучи почти научным журналом, завоевал массовую аудиторию (тираж около 5 млн. экземпляров, около 17 млн. читателей), весь культурный слой США в какой-то период жизни проходит через чтение этого журнала, Журнал готовит и множество популярных телевизионных передач. В то же время это - одно из наиболее идеологизированных изданий, в его опекунский совет входят влиятельные члены правящих семейств США. Как же он формирует американский взгляд на мир? Вот его принцип, сформулированный редактором, который был на этом посту 55 лет: "Журнал освещает лишь благоприятные аспекты жизни какой-либо страны или народа". Только благоприятные! Как написал американский историк этого журнала, "читатель, полагающийся исключительно на "Geographic", получит такое же представление об окружающем мире, какое имела Мария-Антуанетта в своих апартаментах в Версале". Достаточно сказать, что в материалах о Китае, опубликованных в 1948 г., вообще не было упоминания о гражданской войне, которой была охвачена страна - а ведь уже в 1949 г. она закончилась образованием КНР, эпохальным событием.

Н.Хомский провел очень большую работу по количественному анализу отражения важных событий и проблем в информационном потоке американских СМИ (эти данные с подробнейшими таблицами собраны в несколько книг). Красноречивым опытом стало практически полное замалчивание западными СМИ массовых убийств на Восточном Тиморе, захваченном Индонезией после прихода к власти Сухарто (по словам Н.Хомского, в пропорции к населению это были наиболее крупномасштабные убийства после Холокоста). Захват В.Тимора был произведен с согласия и при участии США, и замалчивание этой выдающейся по своей жестокости акции было настолько полным, что в мире о ней почти ничего не знают. Н.Хомский делает общий вывод: "Фундаментальный принцип, который очень редко нарушается, заключается в том, что те факты, которые противоречат интересам и привилегиям власти, не существуют".

Стремясь достичь научной строгости, Н.Хомский находит количественную зависимость между числом и величиной сообщений и политическим интересом тех сил, что контролируют СМИ. Для этого он берет сходные случаи (проблемы). Так, он подробно изучает область "политические убийства религиозных деятелей" и сравнивает уровень отражения каждого случая в центральных американских газетах и на телевидении. За стандарт он берет убийство 19 октября 1984 г. священника Д.Попелюшко в Польше (убийцы были судимы, мотивы убийства не вполне ясны, но пресса США их посчитала политическими). Этому убийству в газете "Нью Йорк Таймс" было посвящено 78 статей с общей длиной колонки 1 183 дюйма и 46 передач новостей главной компании телевидения США. По сравнению с информационным покрытием убийства Попелюшко самые громкие убийства 100 религиозных деятелей от рук контролируемых США правых организаций и спецслужб Латинской Америки дают около половины информационного потока. То есть "информационная важность" убийства священника в Польше примерно в 140 раз выше "ценности" аналогичного случая в зоне влияния США.

Еще поразительнее этот контраст, если ввести качественные характеристики. В Сальвадоре были убиты сразу 4 монахини - гражданки США! Казалось бы, это должно было потрясти страну. Нет, пресса уделила им 17% объема, уделенного убийству Попелюшко. Более того, в Сальвадоре был убит архиепископ Оскар Ромеро, и как убит - прямо во время воскресной службы в кафедральном соборе столицы. Информационное покрытие в США составило около 1/5 от освещения смерти Попелюшко.

Помимо замалчивания "ненужной" информации и создания таким образом "виртуальной" реальности вместо отражения действительности, СМИ широко используют принцип демократии шума - потопление сообщения, которого невозможно избежать, в хаотическом потоке бессмысленной, пустопорожней информации.

Во второй половине ХХ века СМИ стали использовать технологии психологической войны (ранее начало психологической войны рассматривалось как признак перехода от состояния мира к войне). Г.Лассуэлл в "Энциклопедии социальных наук" (1934) отметил важную черту психологической войны - она "действует в направлении разрыва уз традиционного социального порядка". То есть, как вид воздействия на сознание психологическая война направлена прежде всего на разрушение тех связей, которые соединяют людей в данное общество как сложную иерархически построенную систему. Атомизация людей - вот предельная цель психологической войны. Если мы представляли, например, советское общество в виде системы с разными типами связей между людьми, группами, общественными институтами, то в каждой передаче "Голоса Америки" было бы легко видеть, какой тип связей является ее мишенью. В другом руководстве (1964) говорится, что цель такой войны - "подрыв политической и социальной структуры страны-объекта до такой степени деградации национального сознания, что государство становится не способным к сопротивлению". Именно это и произошло с СССР - и каждый про себя может вспомнить, в какую сторону он стрелял в той войне.

Французский журнал пишет, что с конца 60-х годов "ЦРУ вышло за рамки обычного шпионажа, где, впрочем, не достигло больших результатов, для того чтобы начать действительно современную психологическую войну". Но здесь для нас даже важнее тот факт, что технологии серой и черной пропаганды вошли в обыденную практику СМИ и внутри собственных стран. До этого такие приемы применялись время от времени и были как бы отклонением от профессиональной этики. Шире всего применяются в СМИ, конечно, приемы серой пропаганды - "информация из первых рук, высосанная из пальца". Ради них СМИ долго боролись и добились законного права "не раскрывать источник информации". Не просто обычными, но господствующими стали ссылки на "высокопоставленного чиновника из кругов, близких к..., который пожелал остаться неизвестным". Таким образом, источник не идентифицируется, и никакой ответственности СМИ за ложное сообщение не несут. В России мы эти приемы уже испытали на себе в полной мере.

Большие психозы. Главная функция СМИ в гражданском обществе состоит в превращении граждан в огромную, но не собранную в одном месте толпу - через массовую культуру и единый поток информации, которые "отливают умы в единообразные, стандартные формы и обеспечивают каждой человеческой единице соответствие заданной модели". Уже А.Грамши отметил, что "стандартизация образа мысли и действия достигает национального или даже континентального размаха". В этом он видел кризис гражданского общества, выход из которого был, по его мнению, возможен лишь через борьбу снизу за гегемонию здравого смысла.

Средний обыватель Запада верит самым нелепым утверждениям, хотя здравый смысл по меньшей мере заставил бы его усомниться. Да мы и сами недавно были такими и мало еще изменились. Еще недавно дамочка на телевизионных дебатах жаловалась Г.Попову на то, что "в Советском Союзе не было секса" (убежденность в том, что в СССР чего-то "не было" стала поразительно стойким стереотипом). Континентального (а теперь уже и межконтинентального) размаха "толпообразующее" действие СМИ приобретает потому, что они образуют единую сеть, которой действительно накрывают всю массу людей, не имеющих ни времени, ни навыков для критического восприятия сообщений.

А.Моль приводит случаи спонтанного возникновения в СМИ лавинообразных процессов психоза. Но нередко такие процесс запускаются целенаправленно, и потом стоит многих усилий их блокировать. Пожалуй, одним из крупных недавних психозов, созданных СМИ, является паника в связи с болезнью "бешенства коров" в Англии. Цели операции не вполне ясны и будут обнародованы не скоро. Суть была в том, что вдруг в прессе валом пошли статьи об эпидемии болезни коров, которая заразна для людей (при этом разрушается ткань головного мозга). В Великобритании от этой болезни умерло 10 человек, в газетах были опубликованы их биографии, вплоть до описания мясных блюд, которые они ели. Под давлением психоза ЕЭС приговорило Англию к беспрецедентному наказанию - немедленно уничтожить всех коров в возрасте свыше трех лет и сжечь их трупы. Разумеется, был наложен запрет на экспорт мяса и т.д. Если бы эти санкции были реально выполнены, результатом была бы катастрофа английской экономики (шутка ли - забить в одночасье и уничтожить треть крупного рогатого скота). Психоз расширялся, возникли фирмы по проектированию и строительству коровьих крематориев. Срочно сжечь миллионы туш - небывалая техническая проблема.

Миф "бешенства коров" был создан средствами серой пропаганды. Установить его истоки по выступлениям прессы и телевидения было невозможно. Сначала ссылались на научную статью в известном журнале "Lancet", но ученые тут же открестились, а опубликованные в газетах выдержки из этой статьи никаких оснований для паники не давали - в ней лишь предполагалась возможность связи между болезнями коров и людей. Но ведь и коровы могли заражаться от людей, а не наоборот. Да и вообще, 10 умерших за все время с момента открытия болезни - величина абсолютно ничтожная, таких странных болезней множество. Когда паника захлестнула Европу, и люди перестали покупать говядину, в прессу стали просачиваться очень осторожные отрезвляющие сведения. Оказывается, в Испании от этой болезни умерло 53 человека, в Швейцарии еще больше. Но никто в ЕЭС не пытался поставить вопрос о санкциях против Испании или Швейцарии - и в то же время никакие просьбы Англии о помиловании не действовали. Проблема была снята из СМИ какой-то новой сенсацией, так что о "бешенстве коров" все просто забыли. Никто уже не помнит, чем кончился этот скандал - о нем в СМИ больше не было ни одного сообщения. Как сняли с Англии санкции, на каком основании, - никто не знает и не интересуется. Чудесным образом исчезли крематории и фирмы, которые их собирались строить. Люди вперились в другой спектакль.

Манипулятивная семантика: изменение смысла слов и понятий. Язык как система понятий, слов (имен), в котоpых человек воспpинимает миp и общество, стало в гражданском обществе главным сpедством подчинения. "Мы - рабы слов", - сказал Маркс, а потом это буквально повторил Ницше. "Упадок языка, о котором в последнее время так много и порядком уже запоздало говорят, есть, однако, не причина, а уже следствие того, что язык под господством новоевропейской метафизики субъективности почти неудержимо выпадает из своей стихии. Язык... поддается нашей голой воле и активности и служит орудием нашего господства над сущим". Выделим главное в его мысли: язык под господством метафизики Запада выпадает из своей стихии, он становится орудием господства.

Разновидностью лжи в прессе является "конструирование" сообщения из обрывков высказывания. При этом меняется контекст, и из тех же слов создается совершенно иной смысл. Отдельные "крупицы" сообщения вроде бы ложью не являются, но то целое, что слепил из них репортер или редактор, может не иметь с действительностью ничего общего. У самих газетчиков есть такая шутка. "Как вы относитесь к домам теpпимости?" - спpосили папу pимского, пpибывшего в одну из стpан. "А pазве они у вас есть?" - ответил папа pимский. Назавтpа в газетах появилось экстpенное сообщение: "Пеpвое, что спpосил папа, ступив на нашу землю: есть ли у нас дома теpпимости?".

Огромная работа по созданию специального языка для сообщений прессы была проведена в США во время войны во Вьетнаме. Были составлены целые словари (тезаурусы) для обозначения тех или иных явлений и действий, которые производили на читателя нужное впечатление (в лингвистических трудах перечисляются и принципы подбора слов). Ряд исследователей считают, что был искусственно разработан "субъязык", который получил название вьетлийского (Vietlish, Vietnam English). Так, с 1965 г. военные действия во Вьетнаме назывались в прессе "программа умиротворения". Это слово настолько вошло в обиход, что в газетах можно было прочесть такое сообщение: "Одна деревня так упорно сопротивлялась умиротворению, что в конце концов ее пришлось разрушить".

Создание искусственного языка идет по двум направлениям. Ищется приемлемое по денотации слово. То есть, выбираются слова, в денотации (диапазоне смыслов которого) имеется и такая, что может быть притянута к обозначению данного явления. Пусть даже это один из многих смыслов слова, но его использование не является прямой ложью. Умиротворение и война где-то чуть-чуть перекрываются, так вместо слова война берется умиротворение. Второе воздействие слова - коннотация, то есть те ассоциации, которые пробуждает произнесение или прочтение слова. Так, важное место в пропаганде занимало слово "сдержанность". Сдержанный человек... Не скажешь ведь, что США во Вьетнаме проявили миролюбие или гуманность - это было бы прямой ложью. Сдержанность... Ведь ядерного оружия не применили! Так, в 1972 г. в обращении к нации президент Никсон заявил: "В течение всей войны США проявляли беспрецедентную в военных анналах степень сдержанности". Тут он, впрочем, переборщил, что и вызвало в США саркастические комментарии. Лингвисты пишут, что во время вьетнамской войны были разработаны методы построения сложных политических эвфемизмов. Это уже не отдельные слова и понятия, а большие языковые конструкции с точно измеренными эффектами воздействия на сознание.

Из языка были исключены все слова, вызывающие отрицательные ассоциации. Так, 19 июля 1971 г. руководитель "Операции Феникс" И.Колби сообщил, что суть операции состояла в организации покушений на нежелательных общественных деятелей Южного Вьетнама и что к тому моменту было ликвидировано 20 587 таких деятелей. Мертвые зоны, в которых диоксинами была уничтожена растительность, назывались "санитарными кордонами", напалм - "мягким зарядом", самые обычные концлагеря - "стратегическими селениями" и т.д. Были наложены и строго соблюдались табу на использование огромного количества нормальных слов. Президент Американского лингвистического общества Д.Болинджер заявил тогда: "Америка - это первое общество, которое добилось настоящего табу на все неприятное".

Политические эвфемизмы, маскирующие истинный смысл явлений, создаются и с помощью терминов. Это специальные слова, имеющие точный смысл, причем аудитория резко разделяется на тех, кто знает точное значение термина, и на тех, кто не знает. Но главное, что термины обладают магическим воздействием на сознание, имея на себе отпечаток авторитета науки. Красивым термином, кажется людям, нельзя назвать какую-нибудь гадость. К таким терминам относится, например, слово эмбарго. Если сpедний западный демокpат еще испытал некотоpое неудобство от pазpушительных бомбаpдиpовок Иpака в качестве "наказания", то установленное в августе 1990 г. тотальное эмбаpго на тоpговлю с Иpаком не вызвало абсолютно никакого возpажения. А ведь это - более многозначительный шаг, нежели бомбардировки. Говорят, в Иpаке установлен тоталитаpный pежим, диктатуpа. Население там не имеет ни пpав, ни навыков, ни механизмов, чтобы навязать свою волю политикам Багдада. Но если это так, то население не несет и ответственности за действия веpхушки pежима. И, согласно самой пpостой логике, наказывать иpакского кpестьянина, убивая его pебенка голодом, означает бpать этого кpестьянина заложником и наказывать его, чтобы оказать давление на пpотивника (Саддама Хусейна). Но сегодня по отношению к иpакскому кpестьянину это называется "механизмом междунаpодного пpава", эмбарго. Слово заложник не употребляется - табу.

Замена слов и понятий политическими эвфемизмами как целая технология приводит к тяжелой болезни общества, которую еще Фукидид назвал коррупцией языка. Будучи свидетелем упадка Афин, он оставил описание коррупции как важнейшего признака этого упадка. Среди прочих видов коррупции он особо выделил именно коррупцию языка - слова начали означать нечто противоположное тому, что они всегда означали. Разные партии стали использовать одно и то же слово в разных смыслах.

Упрощение, стереотипизация. Человек массы, продукт мозаичной культуры, был в значительной степени создан прессой. СМИ, в отличие от высокой культуры, предназначены именно для массы, в них установлены жесткие ограничения на сложность и оригинальность сообщений (даже на длину слов, хотя два-три заумных слов всегда допускаются в статье в качестве "приправы" - они повышают привлекательность статьи в силу "гомеопатического" эффекта). Есть правило: "Сообщение всегда должно иметь уровень понятности, соответствующий коэффициенту интеллектуальности примерно на 10 пунктов ниже среднего коэффициента того социального слоя, на который рассчитано сообщение" (А.Моль).

Концепцию упрощения выдвинул еще в начале 20-х г. У.Липпман (будущий "журналист 1" США). Он считал, что процесс восприятия - это всего-навсего механическая подгонка еще неизвестного явления под стереотип. Поэтому пресса должна произвести стандартизацию явления, ставшего объектом сообщения. Человек должен воспринимать сообщение без усилий и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. На этой основе и сложился редукционизм современных СМИ - сведение реальных общественных проблем и явлений к предельно упрощенным и легким для восприятия утверждениям. За операцией упрощения следует семантизация, то есть поиск наиболее подходящих слов, в которые следует облечь примитивную модель. Специалисты прессы, по выражению одного из них, "создали целый ряд клише, лозунгов, эпитетов, кратких, но расплывчатых фраз, при помощи которых можно описать любую международную новость". Выработка готового сообщения становится чисто инженерной работой.

Утверждение и повторение. Упрощение позволяет высказывать главную мысль в форме утверждения, как приказ гипнотизера - без возражения. Как пишет С.Московичи, "утверждение в любой речи означает отказ от обсуждения, поскольку власть человека или идеи, которая может подвергаться обсуждению, теряет всякое правдоподобие". Опираясь на сложившийся в мозаичной культуре тип мышления, СМИ стали важнейшим фактором его укрепления. Они приучали человека мыслить стереотипами и постепенно снижали интеллектуальный уровень сообщений так, что превратились в инструмент оглупления. Этому послужил главный метод закрепления нужных стереотипов в сознании - повторение. "Грамматика убеждения основывается на утверждении и повторении, на этих двух главенствующих правилах" (С.Московичи). При злоупотреблении этим приемом стереотипы усиливаются до устойчивых предрассудков, человек тупеет. Повторение создает видимость логической цепочки, что облегчает захват аудитории из среды интеллигенции. Теперь интеллигент может с легким сердцем верить любому абсурду, потому что не протестует логика - "полиция нравов интеллигенции".

Дробление и срочность. Разделение целостной проблемы на отдельные фрагменты - так, чтобы читатель или зритель не смог связать их воедино и осмыслить проблему - одна из особых и важных сторон упрощения. Это - фундаментальный принцип мозаичной культуры. Дроблению служит множество технических приемов: статьи в газете разбиваются на части и помещаются на разных страницах, текст или телепередача разбиваются рекламой. П.Фрейре считает дробление "характерным приемом культурного подавления", который принят как специфическая форма подачи информации в США. Из США этот прием распространился на все системы СМИ, занятые манипуляцией. Разрывая на кусочки информацию о важном, быть может даже трагическом события, удается резко снизить отрезвляющее воздействие сообщения или вообще лишить его смысла.

СМИ "конструируют" внешне хаотический поток сообщений таким образом, чтобы создать у читателя или зрителя нужный их владельцам ложный образ реальности. Критерии отбора сообщений опираются на достаточно развитые теории и математический аппарат. Для каждого сообщения оценивается уровень трудности и дистанция до индивидуума (при этих расчетах в СМИ различают 4-5 слоев глубины психики человека, на которые должны воздействовать сообщения). Из этих данных сообщению присваивается ранг значимости, исходя из которого формируется газета или программа новостей. Опытные редакторы, конечно, расчетов не ведут, они владеют этими методами интуитивно (но главное, они точно улавливают сигналы, идущие от "хозяев").

Одним из условий успешной фрагментации проблем является срочность, придание ей сообщению сообщения. Нагнетаемое ощущение срочности резко усиливает манипулятивные возможности СМИ. Ежедневное, а то и ежечасное обновление информации лишает ее какой-либо постоянной структуры. Человек просто не имеет времени, чтобы осмыслить и понять сообщения - они вытесняются другими, еще более новыми.

Погрузив человека в поток "всегда срочных" сообщений, СМИ разорвали "цепь времен", создали совершенно новый тип времени - время спектакля - в котором человек лишен исторических координат. Французский философ К.Касториадис в интервью 1994 г. сказал, каким образом это "остановившееся время" способствовало устранению смысла из всего происходящего: "Сейчас существует воображаемое время, которое состоит в отрицании реального прошлого и реального будущего - время без действительной памяти и без действительного проекта. Телевидение создает мощный и очень символичный образ этого времени: вчера сенсационной темой была Сомали, сегодня о Сомали вообще не упоминают; если взорвется Россия, к чему, похоже, идет дело, то поговорят два дня о России, а потом забудут о ней. Сегодня ничему не придается действительно высокого смысла, это вечное настоящее представляет собой суп-пюре, в котором все растерто и доведено до одного и того же уровня важности и смысла".

Представление СМИ военной операции США в Сомали ("Возвращение надежды") могло бы послужить учебной задачей. Пока длилась операция, людей бомбардировали срочными репортажами с места событий - и ни разу не объяснили смысла всей этой затеи. Как только США перестали "возвращать надежду", исчезновение самого слова Сомали из газет и телеэкранов произошло в один день и было абсолютным.

Пожалуй, еще более поучительным был поток информации из Никарагуа. Когда США начали большую войну против сандинистов, Никарагуа стала одной из главных тем западной прессы. В 1990 г. народ маленькой страны изнемог и буквально со слезами на глазах на выборах отдал власть оппозиции, которой США обещали мир и помощь в 0,5 млрд. долларов. В этот период теме Никарагуа отводилась в газетах целая страница. Сандинисты передали власть - и вдруг Никарагуа вообще исчезла со страниц прессы и с телеэкранов. Полностью! В одной газете проскочил материал, написанный студентами, которые ездили передавать собранные для школ учебники и карандаши. Материал потрясает. Пришедшие к власти "демократы" приватизировали всю собственность, и она досталась нескольким семьям (раньше почти все принадлежало диктатору Сомосе и было национализировано). Безработица в Никарагуа составила 80% активного населения! И произошло то, чего никто не мог ожидать - ветераны гражданской войны, сандинисты и "контрас" объединились и с оружием в руках разъехались по кооперативам защищать их от приватизации. Народ живет на продаже кофе, что выращивают эти кооперативы (в одном из них и работали на уборке кофе испанские студенты, написавшие этот репортаж). Но это - не те события, что западные СМИ распространяют для широкой публики.

Сенсационность. Дробить информацию так, чтобы человек не получал полного, завершающего знания, позволяет использование сенсаций. Это - сообщения о событиях, которым придается столь высокая важность и уникальность, что на них концентрируется и нужное время удерживается почти все внимание публики. Под прикрытием сенсации можно или умолчать о важных событиях, которых публика не должна заметить, или прекратить скандал или психоз, который уже пора прекратить - но так, чтобы о нем не вспомнили.

Выработаны критерии подбора тех событий, которые можно превратить в сенсацию. Это выражено в афоризме: "Если собака кусает человека, это не новость, если человек кусает собаку, это новость". Рекламодатели заинтересованы в высокой запоминаемости их сигнала. Поэтому они требуют от СМИ увязывать его с сообщением, которое врезалось бы в память. "Понятно, что сообщение о рождении двухголового младенца в Чехословакии имеет много шансов сохраниться в памяти большинства читателей и читательниц" (А.Моль).

Непрерывная бомбардировка сознания действующими на чувства сенсациями, особенно "плохими новостями" выполняет важную функцию поддержания необходимого уровня "нервозности" (о ней писал уже Марат). Эта нервозность, ощущение непрерывного кризиса, резко повышает внушаемость людей и снижает способность к критическому восприятию. Нарушение привычной обстановки повышает ситуативную внушаемость (в отличие от общей внушаемости так называют особые состояния, возникающие под действием аномальных ситуаций). Это стало предметом изучения в Европе 20-х годов, когда беззащитность против внушения наблюдалась не только у населения, терпящего социальное бедствие (как в Веймарской республике), но и в среде победителей.

Подготовка сенсации - кропотливая и дорогая работа, которую выполняют профессиональные специалисты. Замечательно то, что поданная в виде сенсации на телевидении информация, со всеми репортажами с места события, интервью в прямом эфире и т.д., как правило, принципиально искажает происшедшее событие. Но это и не важно, важен эффект, ради которого запускается сенсация. Телевидение как особый вид СМИ заслуживает отдельного рассмотрения.

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67