502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Soviet State 5. 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

Сеpгей Каpа-Муpза. Истоpия советского госудаpства и пpава


Глава 5. Советское государство и право в период НЭПа


К весне 1921 года, когда окончилась гражданская война и военная интервенция, политика военного коммунизма перестала быть терпимой для большей части крестянства, разоренного войнами и истощенного неурожаем. Крестьяне начали выступать против Советской власти. Естественным ответом на отсутствие рынка, изъятие излишков через продразверстку было сокращение крестьянами площади посевов. Они производили то, что было необходимо для пропитания семьи. В 1920 г. сельское хозяйство давало около половины довоенной продукции.

Положение промышленности было еще хуже. В 1920 г. продукция тяжелой промышленности составляла около 1/7 довоенной. Рабочий класс также был подорван хозяйственной разрухой. Многие фабрики и заводы стояли. Рабочие голодали и уходили в деревню, становились кустарями, мешочниками. Шел процесс деклассирования рабочих. Голод и усталость явились причиной недовольства части рабочих.

Основой экономики и главным источником ресурсов для развития страны в целом было сельское хозяйство. После чрезвычайного периода военного коммунизма государство должно было выбрать какой-то вариант нормальной и стабильной аграрной политики. Встряска войны, нарушившей привычные связи, позволяла ставить вопрос о вариантах политики. Двум наиболее авторитетным экономистам-аграрникам России Л.Н.Литошенко и А.В.Чаянову было поручено подготовить два альтернативных программных доклада. Л.Н.Литошенко рассмотрел возможности продолжения, в новых условиях, т.н. "реформы Столыпина" - создания фермерства с крупными земельными участками и наемным трудом. А.В.Чаянов исходил из развития трудовых крестьянских хозяйств без наемного труда с их постепенной кооперацией. Доклады в июне 1920 г. обсуждались на комиссии ГОЭЛРО (это был прообраз планового органа) и в Наркомате земледелия. В основу государственной политики была положена концепция А.В.Чаянова. На фоне реформ нашего времени надо отдать должное ответственному подходу Советского правительства в 1920 г. При выборе аграрной политики не было места ни доктринерству, ни риторике.

Х съезд РКП(б) в марте 1921 г. принял решение о переходе от продразверстки к продналогу. Началась "Новая экономическая политика" (НЭП). Судя по документам той эпохи, речь шла не о продолжении курса 1918 г., а именно о новой политике, выработанной на новом уровне понимания происходящих в стране процессов. Иного и не могло быть после такого колоссального урока, как гражданская война. Это надо отметить, поскольку дата начала НЭПа вызывает споры среди ученых. Некоторые считают, что политика типа НЭП начала проводиться сразу после Октября, но была временно заменена вынужденной политикой военного коммунизма.

Выяснение сути НЭПа породило в партии острые и болезненные дискуссии. Его называли "отступлением", "крестьянским Брестом". Ленин же подчеркивал, что в России "смычка с крестьянской экономикой" (главный смысл НЭПа) - фундаментальное условие построения социализма. Иными, словами, НЭП был вызван не конъюнктурой, а всем типом России как крестьянской страны.

Размышления о НЭПе незаметно отодвинули на второй план постулат марксизма о мировой пролетарской революции как условии социализма. Все внимание стало приковано к внутренним делам России, из чего позже выросла концепция "построения социализма в одной стране". Вообще, главный вопрос НЭПа, отношения Советского государства и крестьянства, в 20-е годы преломлялся в спорах по всем, внешне совсем далеким проблемам. Например, в дискуссии о литературе сильное давление Пролеткульта сдерживали ссылками на НЭП (1). Похожим образом стоял вопрос в острых спорах в комсомоле, который стал преимущественно крестьянской организацией: если сельские жители, в основном интеллигенция, составляли лишь 1/5 состава партии, в комсомоле 59% были крестьяне, причем главным образом середняки (доля батраков была 5-8%). Против этого, как Пролеткульт в литературе, выступали "классовики", с которыми ЦК партии вел непростую борьбу. По сути, это был вопрос о выборе цивилизационного пути, который даже после победы в гражданской войне не был "снят".

В то время в России было пять общественно-экономических укладов: социалистический, капиталистический, мелкотоварное производство (большинство крестьянских хозяйств, продававших излишки хлеба), госкапитализм, патриархальное хозяйство (не связанное с рынком). Основными являлись: социалистический, капиталистический и мелкотоварное производство. Госкапитализм в сильный экономический уклад развить не удалось. Патриархальное хозяйство, как считалось, не имело общеэкономического значения для государства. Недооценка и непонимание нерыночных типов хозяйства (патриархального в деревне, домашнего в городе), соствляющего огромную, хотя и "невидимую" часть народного хозяйства, была большим изъяном политэкономии, в том числе марксистской. Он начинает преодолеваться только сегодня. Для России эта слепота политэкономии сыграла особенно роковую роль - как во время коллективизации, так и в конце советского периода.

В конце 20-х годов НЭП стал сворачиваться - хозяйство встало на путь форсированной индустриализации. Усилились административные методы руководства экономикой, действие рыночных механизмов ограничивалось и подавлялось планом. В годы перестройки многие авторы представляли это следствием субъективных и ошибочных воззрений Сталина, склонного к "нарушению объективных экономических законов". Однако никаких расчетов, которые бы показали реальную возможность иным способом осуществить за десять лет индустриализацию России с выведением ее оборонного потенциала на необходимый для мировой войны уровень, ими сделано не было. А без этого критика "волюнтаризма" политики индустриализации СССР в рамках плановой системы, а не НЭПа, остается чисто идеологической риторикой. На деле экономическое моделирование варианта продолжения НЭП в 30-е годы было проведено в 1989 г. и показало, что в этом случае не только не было возможности поднять обороноспособность, но и годовой прирост валового продукта опустился бы ниже прироста населения - страна неуклонно шла бы к социальному взрыву.

Вслед за Х съездом партии ВЦИК издал декрет от 21 марта 1921 года "О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом". Размеры налога были почти в два раза меньше продразверстки - 240 млн. пудов зерновых вместо 423 млн. по разверстке 1920 г., из которых реально было собрано около 300 млн.; еще предполагалось получить около 160 млн. пудов через торговлю. Крестьянин мог свободно распоряжаться оставшимся после сдачи налога урожаем. Декрет был опубликован до начала посевных работ, что стимулировало крестьян увеличивать посевы.

Первый год НЭПа сопровождался катастрофической засухой (из 38 млн. десятин, засеянных в европейской России, урожай погиб полностью на 14 млн., так что продналога было собрано лишь 150 млн. пудов). Была проведена эвакуация жителей пораженных районов в Сибирь, масса людей (около 1,3 млн. человек шла самостоятельно на Украину и в Сибирь). Официальная цифра пострадавших от голода составляла 22 млн. человек. Из-за границы, в основном из США, была получена помощь в размере 1,6 млн. пудов зерна и 780 тыс. пудов другого продовольствия. Шок от неурожая послужил тому, что сельхозработы 1922 г. были объявлены общегосударственным и общепартийным делом.

НЭП восстановил положение в народном хозяйстве. В 1925 г. посевная площадь достигла довоенного уровня. Выйдя на эти показатели, главная отрасль экономики, сельское хозяйство, стабилизировалась. Валовая продукция крупной промышленности составила 3/4 от довоенной. Производство электроэнергии превзошло довоенный уровень в полтора раза.

Международная обстановка благоприятствовала осуществлению НЭПа. Подписывались торговые соглашения с европейскими странами. В 1922 г. РСФСР и Германия возобновили дипломатические отношения. В 1924 г. дипломатические отношения были установлены со всеми ведущими странами, кроме США.

§ 1. Перестройка государственного аппарата

Окончание гражданской войны и прекращение иностранной военной интервенции, переход к мирной жизни и восстановлению разрушенного войнами народного хозяйства, к осуществлению НЭПа, образование и развитие СССР потребовали перестройки государственного аппарата. Главным в ней было упразднение чрезвычайных органов всех типов и создание систем власти и управления нормального режима.

Органы управления хозяйством.

В промышленности упраздняется система главков, и предприятия получают значительную хозяйственную самостоятельность. Они получают право реализации части своей продукции, более самостоятельно снабжают себя сырьем, в том числе приобретая его за границей (ранее все это делали главки ВСНХ). Часть предприятий была сдана в аренду, началось кооперирование мелкой и кустарной промышленности.

Разграничивались функции Совета труда и обороны (СТО), Госплана и ВСНХ. СТО должен был осуществлять общее руководство экономической политикой, а Госплан вырабатывал общехозяйственный план и "увязывал интересы промышленности с транспортом, продовольствием и т.п.". ВСНХ (на правах комиссариата), проводил в жизнь утвержденные СТО планы и общехозяйственные директивы в области промышленности. Вместо главков в ВСНХ были созданы Главное экономическое управление (регулирующий и планирующий орган) и Центральное управление государственной промышленностью (орган оперативного управления). В губерниях и областях действовали местные совнархозы. С 1921 г. стали создаваться тресты, объединявшие родственные предприятия и представляющие их на рынке.

В экономике вводилось плановое начало. Еще в годы гражданской войны была начата разработка перспективного плана электрификации России. В декабре 1920 г. план ГОЭЛРО был одобрен VIII Всероссийским съездом Советов и через год утвержден IX Всероссийским съездом Советов. Это был первый перспективный план развития народного хозяйства. В 1921 г. для работы по планированию народного хозяйства была создана Государственная плановая комиссия (Госплан). Плановое развитие стало характерной чертой государственного руководства экономикой.

Советы.

Лозунг революции "Вся власть Советам!" начал менять свое содержание уже в первые месяцы после Октября. Жизненные потребности государственного строительства направили процесс в сторону превращения Советов в местные органы власти и представительства центра на местах. Гражданская война смела эту хрупкую, едва возникшую систему. Те Советы, что выжили, во многом просто интегрировались в госаппарат или стали становиться в оппозицию к большевикам ("Советы без коммунистов"). ВКП(б) была и физически мало представлена в деревне: даже в 1925 г. партийные ячейки имелись лишь в одном из 30 сел. Треть коммунистов на селе были присланные из города люди, не знавшие местных условий.

C 1924 г., в условиях недорода, экономическая власть кулаков на селе стала трансформироваться в политическую. С другой стороны, в условиях НЭП кулаки и зажиточные крестьяне были заинтересованы в появлении на селе организованной и стабильной власти. В связи с этим встало две задачи: восстановить систему органов местной власти с централизованной дисциплиной и контролем; обеспечить лояльность этой системы к центральной власти.

Для этого был нужен компромисс с массой крестьян, т.к. сильнее всего система была подорвана в уездном и волостном звене. На уровне волости реальное влияние в исполкомах было у кулаков, депутаты из бедноты просто боялись присутствовать на заседаниях, да и не имели транспорта. Сельсоветы по сути понимались как традиционные сельские сходы. Голосовать на выборы шел глава двора, уверенный, что "он один представляет всю семью". Типичный сельсовет никогда не слышал о "Положении о сельсоветах" и не получал никаких кодексов, законов или декретов. Малочисленные и неопытные партработники раздражали крестьян. Еще большие трения вызвала активная с 1924 г. деятельность комсомольцев (2).

В 1923 г. в выборах по неполным официальным данным участвовало около 35% избирателей, а в 1924 - около 31%, а по оценкам партийного руководства реальное участие в выборах 1924 г. было от 15 до 20%. Еще большее беспокойство вызывал тот факт, что при этом вырос процент в Советах коммунистов и комсомольцев. Это был признак безразличия массы крестьянства к основам государственного строя.

Была начата кампания так называемого "оживления" Советов - в тесной связи с кампанией "Лицом к деревне!". Вопросы советского строительства обсуждали подряд два съезда партии и III съезд Советов СССР. Серьезная попытка определить полномочия низовых Советов была предпринята уже в 1925 г. в связи с введением местных бюджетов, которые давали Советам реальные средства власти.

Президиум ЦИК СССР постановил, что выборы 1924 г. отменяются там, где на них явилось менее 35% избирателей. Повторные выборы были важным моментом всего периода. Главным было то, что в срочном порядке, в нарушение конституций союзных республик, были возвращены избирательные права "лицам, использующим наемный труд" - прежде всего, кулакам, а также другим "лишенцам", например, казакам, воевавшим на стороне белых. Хотя количественно "лиценцев" было немного (около 1,3%), это оказало большое моральное воздействие (3). Было запрещено также заранее составлять списки кандидатов.

Повторные выборы весной 1925 г., как было заявлено официально, показали "резкое падение процента коммунистов и бедноты в Советах и высокую активность избирателей". В выборах зимы 1925/1926 г. в РСФСР участвовало 47,3% избирателей в других республиках еще больше). Связь Советской власти с крестьянством была восстановлена, хотя и дорогой ценой: на селе инструмент власти был передан в руки кулачества, а в партии усилилась оппозиция.

Побочным, но важным результатом всей кампании было то, что центральная власть осознала значение традиционных крестьянских форм власти - сельских сходов. Оказалось, что в период недееспособности сельсоветов именно они предотвратили анархию и полную дезорганизацию. С некоторым запозданием, серией нормативных актов сельские сходы были включены в советскую государственную систему.

Отдельно был поставлен вопрос о деятельности Советов в регионах с нерусским населением. Были предусмотрены меры по "коренизации" госаппарата национальных регионов, о привлечении в него представителей коренной национальности, введении их языка в делопроизводство. Ставилась задача подготовки местных работников для госаппарата. При приеме на госслужбу при прочих равных условиях преимущество должно было отдаваться лицам, знающим местные языки.

Органы правопорядка.

В этой сфере чрезвычайные органы ликвидировались под лозунгом "революционной законности", усиления гарантий прав личности и имущества граждан. IX Всероссийский съезд Советов постановил: "Сузить круг деятельности ВЧК и ее органов, возложив борьбу с нарушением законов советских республик на судебные органы". 6 февраля 1922 г. ВЧК и ее местные органы были упразднены. Впредь все дела о преступлениях подлежали рассмотрению судами, административные органы судебных полномочий лишались.

Вместо ВЧК было образовано Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД под председательством наркома или его заместителя, назначаемого СНК. На местах создавались политотделы при губисполкомах, непосредственно подчиненные ГПУ. Декрет возложил на ГПУ борьбу с бандитизмом, шпионажем, подавление открытых контрреволюционных выступлений, охрану границ, железнодорожных и водных путей сообщения, борьбу с контрабандой. В распоряжении ГПУ были особые войска. ГПУ и его органам предоставлялось право обысков и арестов. Не позднее двух недель арестованному должно было быть предъявлено обвинение. Не позднее двух месяцев со дня ареста ГПУ дело должно было быть направлено в суд или арестованный должен быть освобожден. Вопрос о продлении срока ареста при особых обстоятельствах решал Президиум ВЦИК.

Судебные органы.

23 июня 1921 г. были объединены в одну систему все ревтрибуналы. Как единый кассационный орган и орган надзора для всех трибуналов, а также судебного учреждения для дел особой важности был создан Верховный трибунал при ВЦИК. Были упразднены все революционные железнодорожные трибуналы, за исключением одного на каждую дорогу и водный район, почти все военные трибуналы. В результате возникла система общих ревтрибуналов и отдельные военные и железнодорожные трибуналы.

Однако военные отделения трибуналов, не связанные с армией, не знающие ее быта, не справились с задачей пресечения воинских преступлений. В Верховный трибунал и Реввоенсовет республик стали поступать от местного военного командования и политорганов настойчивые ходатайства о восстановлении военных трибуналов. Вскоре военные трибуналы стали довольно быстро восстанавливаться.

Следующим шагом стало "Положение о судоустройстве РСФСР" (31 октября 1922 г.), вообще упразднившее общие ревтрибуналы (4). Они должны были прекратить свою деятельность с 1 января 1923 г. Подсудные губернским и областным трибуналам дела подлежали рассмотрению в создаваемых губернских и областных судах, а дела, подсудные Верховному трибуналу - в учреждаемом Верховном суде РСФСР.

Была создана следующая единая система судебных учреждений: народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей, губернский суд, Верховный Суд РСФСР. Опыт проведения судебной реформы в РСФСР был использован другими советскими республиками.

В связи с образованием СССР был создан Верховный Суд СССР. К его компетенции относилось: разрешение судебных споров между союзными республиками, рассмотрение дел по обвинению высших должностных лиц Союза в преступлениях по должности. Он действовал в составе: пленарного заседания, гражданско-судебной и уголовно-судебной коллегий, военной и военно-транспортной коллегий. Кроме того, на Верховный Суд были возложены задачи, близкие к задачам Конституционного суда. Верховный Суд СССР также рассматривал и опротестовывал перед ЦИК СССР по представлению прокурора Верховного суда СССР постановления, решения и приговоры верховных судов союзных республик в случаях противоречия их общесоюзному законодательству и когда затрагивались интересы других республик. Как суд первой инстанции он принимал дела к своему производству исключительно по постановлениям ЦИК СССР или его Президиума.

Постановлением ЦИК СССР от 29 октября 1924 г. были утверждены "Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик", согласно которым на территории союзных республик действовала следующая единая система судебных учреждений: народный суд, губернский (или соответствующий ему) суд и верховный суд (в автономных республиках - главный или высший суд). Отступление от этой системы судебных учреждений в зависимости от национально-культурных условий союзных или автономных республик допускалось только по особым постановлениям Президиума ЦИК СССР по представлению ЦИК союзной республики.

Имущественные споры между госучреждениями и предприятиями рассматривались Высшей арбитражной комиссией при Совете труда и обороны СССР, высшими арбитражными комиссиями союзных республик, и местными арбитражными комиссиями разного уровня.

Прокуратура.

Дореволюционная прокуратура была упразднена 22 ноября 1917 г. При ревтрибуналах создавались коллегии обвинителей, функции которых в определенной степени напоминали функции будущей прокуратуры. Теперь было решено создать специальный орган надзора за соблюдением советских законов - прокуратуру.

Вопрос о ее создании был поднят на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции в январе 1922 г. НКЮ разработал проект закона об учреждении прокуратуры как централизованного органа, главная задача которого - общий надзор за законностью. Критики во ВЦИКе выступали против централизации и независимости прокуратуры от местных Советов, за двойное подчинение прокуроров - губисполкомам на местах и в центре - прокурору республики. Предлагалось также ограничить деятельность прокуратуры работой в судах, как это было в дореволюционной России.

Критиков поддержала комиссия ВЦИК и комиссия ЦК РКП(б). Против них решительно выступил В.И.Ленин. Он считал вопрос о принципах создания советской прокуратуры настолько важным, что предложил вынести его на решение Политбюро. Оно рекомендовало отвергнуть принцип двойного подчинения прокуратуры и установить подчинение местной прокурорской власти только центру.

25 мая 1922 г. ВЦИК принял "Положение о прокурорском надзоре". На прокуратуру возлагалось: осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных и частных организаций и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования и опротестования нарушающих закон постановлений; непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов, дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью ГПУ; поддержание обвинения на суде; наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.

Прокуроры губерний и областей и их помощники назначались, увольнялись, перемещались и отстранялись от должности прокурором республики. Прокуроры губерний и областей находились в непосредственном подчинении прокурора республики (им являлся нарком юстиции). В НКЮ был создан отдел прокуратуры. Прокуратура автономных республик была подчинена и подотчетна прокурору РСФСР. Опыт РСФСР использовали другие республики. При образовании СССР союзной прокуратуры не учреждалось. Только при Верховном Суде СССР состояли прокурор Верховного Суда СССР и его заместитель, назначаемые Президиумом ЦИК СССР.

Адвокатура.

26 мая 1922 г. ВЦИК учредил адвокатуру. Впервые после Октября 1917 г. возникла профессиональная адвокатура. Защитники (адвокаты) объединялись в коллегии, создаваемые при губернских отделах юстиции. Их утверждал губисполком, а представлял отдел юстиции. Адвокаты не могли занимать должности в государственных учреждениях и предприятиях. Руководил коллегией избираемый на общем собрании президиум. В "Основах судоустройства Союза ССР и союзных республик" подтверждалось учреждение коллегии защитников для оказания юридической помощи населению, в том числе в целях выполнения задач судебной защиты (5).

Вооруженные силы.

К концу гражданской войны армия насчитывала 5,5 млн. человек. Прежде всего, была проведена демобилизация, и к началу 1923 г. численность была сокращена до 600 тыс. человек.

Вводился новый принцип организации армии. Сохранялся сравнительно небольшой контингент кадровых частей. По декрету ВЦИK и СНК "Об организации территориальных войсковых частей и проведении военной подготовки трудящихся" от 8 августа 1923 г. наряду с кадровыми частями создавались территориальные формирования. В милиционно-территориальных частях служили прошедшие вневойсковую подготовку сроком в три месяца, а затем периодически отбывали краткосрочные сборы в течении четырех лет в войсках. В 1925 г. в Красной Армии было 46 территориальных и 31 кадровая дивизии. В 1924 г. были установлены следующие сроки действительной военной службы: в армии - два года, во флоте - четыре года. Вооруженные Силы СССР составляли сухопутные, морские, воздушные войска, войска специального назначения, ОГПУ и конвойная стража. Устанавливалась всеобщая воинская служба для трудящихся мужчин в возрасте с 19 до 40 лет.

§ 2. Развитие права

Страна переходила от чрезвычайных условий гражданской войны и иностранной военной интервенции к мирным условиям. Право должно было способствовать восстановлению разрушенного войнами хозяйства, гарантии сохранности союза рабочего класса и крестьянства, укреплению Советского государства и законности.

Вопреки стереотипным представлениям, период НЭПа был едва ли не самым трудным и опасным для Советского государства. Оно лишилось важных факторов его легитимации - сплачивающих людей бедствий войны и уравнительного разделения тягот ("военный коммунизм"), утопии быстрого движения к братству трудящихся, надежды на мировую пролетарскую революцию, которая поддержит Советскую Россию. Вместо этого было начато "отступление" с возрождением буржуазии, новым социальным расслоением. Приватизация предприятий и торговли, введение хозрасчета на государственных предприятиях вызвали у существенной части победивших в гражданской войне трудящихся идеологический шок (6). В ряде мест возникают "красные банды", вступавшие в борьбу с Советской властью.

Еще более опасным было то, что отмена чрезвычайных мер и расширение демократических прав сразу были использованы буржуазными слоями, особенно кулаками на селе. Обладая материальными средствами, будучи более грамотными и способными к организации, они без труда завоевывали решающее положение в Советах и кооперации. База политической системы превращалась в силу, враждебную центральной власти. Это объективно создавало основу для острых дискуссий в компартии, доводящих до стадии раскола. Развал партии как объединяющего механизма всей политической системы, как предполагалось, неминуемо означал бы крах государства.

Все это привело к тому, что в системе права в период НЭПа парадоксальным образом сочетаются два противоположных процесса: отмена чрезвычайных норм и классового подхода с упором на законность - и усиление репрессивного механизма (теперь уже узаконенного) для предотвращения "государственных" преступлений. Правовая система в своей особой части начинает поворот от борьбы с классовым врагом к борьбе против оппозиции внутри самой советской системы. К этому, конечно, не сводился правовой процесс. В общей части, которая регулировала главные, массивные элементы жизнеустройства, велась нормальная работа по упорядочению жизни.

Важную роль в дискуссиях по юридическим вопросам в период НЭПа занимала концепция "революционной законности", возникшая в 1921-1922 гг. Она была идеологической основой для перехода от "революционного правосознания" к нормальной правовой системе со стабильными юридическими гарантиями, без которых был невозможен НЭП и частная хозяйственная деятельность. В результате этих дискуссий резко возросла роль прокурора как стража революционной законности (эпитет "революционная" был вскоре тихо забыт).

В середине 20-х годов возникла волна культа законности в связи с лозунгом "Лицом к деревне!" и кампанией по "Оживлению Советов", которые означали установление правовых гарантий для состоятельного крестьянина - главной фигуры в восстановлении хозяйства (7). Другой стороной лозунга законности было стремление ограничить произвол ("хотя бы даже и революционный") работников госаппарата, упорядочить и сделать более эффективной систему власти. Упущения, ошибки, волокиту стали трактовать как "беззаконие". Здесь также расширились функции прокуратуры и произошло ее размежевание с Рабкрином (прокурор занимался законностью, Рабкрин - эффективностью).

Хотя неясность понятия "революционная законность" позволяла в течение всего периода НЭПа придавать ему разные оттенки для использования в политической борьбе, в целом связанные с ним дискуссии стимулировали развитие правового обеспечения.

За прошедшие годы накопился значительный нормативный материал. В РСФСР к концу 1922 г. было более 4 тысяч опубликованных в Собрании Узаконений нормативных актов. Чтобы сделать эти нормы доступными, следовало их систематизировать, ликвидировать пробелы, противоречия. Встала грандиозная задача по кодификации норм советского права. Эта работа была проведена в основном за 1922-1923 годы.

Работа над Гражданским, Уголовным, Уголовно-процессуальным и Гражданско-процессуальными кодексами РСФСР велась в Наркомате юстиции. Земельный, Лесной кодексы разрабатывались в Наркомате земледелия, Кодекс законов о труде - в Наркомате труда. Общее руководство осуществлял СНК. За необычайно короткий срок была проведена кодификация. Вот даты введения в действие основных кодексов:

Уголовный кодекс РСФСР - 1 июня 1922 г.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР - 25 мая 1922 г. (обновлен 15 февраля 1923 г.)

Земельный кодекс РСФСР - 1 декабря 1923 г.

Кодекс законов о труде РСФСР - 1 января 1923 г.

Гражданский кодекс РСФСР - 1 января 1923 г.

Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР - 1 сентября 1923 г.

Лесной кодекс РСФСР - июль 1923 г.

В 1924 г. появился Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Были разработаны также Таможенный кодекс, Устав железных дорог. Проводилась систематизация и других отраслей законодательства. Велись работы над Административным кодексом РСФСР, но он не был принят. Кодексы РСФСР служили образцом для союзных республик, в которых были затем приняты аналогичные кодексы.

Гражданское право и процесс.

ГК РСФСР исходил из наличия многоукладной экономики, проведения НЭПа, товарно-денежных отношений, хотя и отдавал предпочтение социалистическому укладу. Вводились статьи, направленные "против злоупотребления НЭПом". ГК состоял из четырех разделов: общая часть, вещное право, обязательное право, наследственное право. ГК был одним из самых больших кодексов не только по количеству статей (435), но и по кругу регулируемых отношений.

В ГК утверждалось, что гражданские права охраняются законом (вне зависимости от пола, расы, национальности, вероисповедания и происхождения) за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их назначением. Каждый гражданин РСФСР и союзных республик имел право свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР, избирать невоспрещенные законом занятия и профессии, приобретать и отчуждать имущество (с ограничениями, указанными в законе), совершать сделки и вступать в обязательства, организовывать промышленные и торговые предприятия с соблюдением всех постановлений, регулировавших промышленную и торговую деятельность и охранявших применение труда. Дееспособность в полном объеме наступала по достижении 18 летнего возраста.

Кодексом предусматривалась: государственная, кооперативная, частная собственность. Земля, недра, леса, горы, железные дороги, их передвижной состав и летательные аппараты могли быть исключительно собственностью государства. На правах частной собственности могли быть: строения, торговые предприятия, предприятия промышленные с числом рабочих не выше установленного законом, орудия производства, ценности, не воспрещенные законом к продаже товары, предметы хозяйства и домашнего обихода и всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Предприятия с неограниченным числом работающих могли быть собственностью кооперативных организаций.

Кодекс определял порядок, условия и формы заключения договорных обязательств и последствия их нарушения. Жилые строения могли быть предметом купли-продажи при условии, что в руках покупателя (и его супруга и несовершеннолетних детей) не оказалось более одного владения, а продавец и его семья могли отчуждать не более одного строения в три года. Разрешались договора займа с ограничением взимаемых процентов не свыше 6% годовых (при этом было запрещено начисление сложных процентов). Сделки, явно наносящие ущерб государству, признавались недействительными.

Что касается наследственного права, то кодекс вводил наследование как по закону, так и по завещанию. Однако было оговорено, что передаваемая наследственная масса не должна превышать 10 тысяч золотых рублей (в 1926 г. это ограничение было отменено, но наследство облагалось высоким налогом).

Принятием ГК РСФСР регулирование имущественных отношений не ограничилось. Был принят целый ряд актов: "Об основах авторского права", "О патентах и изобретениях", Уставы железных дорог (1922 и 1927 гг.) и др.

В 1923 г. ВЦИК принимает Гражданский процессуальный кодекс (ГКП РСФСР 1923 г.), согласно которому процесс основывался на началах гласности и публичности, с делопроизводством на языке большинства населения данного района. Основанием для процесса служил иск. Стороны в процессе представляли доказательства, однако суд по своей инициативе мог привлечь и другие доказательства. На любой стадии процесса в дело мог вступить прокурор. Закон допускал представительство сторон в процессе. ГКП РСФСР регулировал порядок исполнения судебных решений и определений.

Семейное право

Получило дальнейшее развитие в Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. Особенно характерно, что был узаконен фактический брак. Достаточными условиями для его признания были совместное проживание, ведение общего хозяйства, совместное воспитание детей. Третьи лица могли быть свидетелями наличия этих оснований в случае споров между совместно проживающими. Устанавливался единый минимальный возраст вступающих в брак - 18 лет. Местным исполкомам было предоставлено право в исключительных случаях снижать брачный возраст женщины, но не более чем на один год. Признавалось совместным (общим) имуществом супругов, нажитое в браке. Кодекс дал право суду выносить решения об отбирании детей до 14 лет у родителей и передаче их органам опеки и попечительства. Кодекс разрешил усыновление несовершеннолетних.

Финансовое право.

В 1921-1923 гг. упорядочивается налоговая система. Натуральный налог заменяется денежным, вводятся косвенные налоги. В 1921 г. в принципе восстанавливается финансовая автономия местных (губернских) властей, размер их бюджетов постепенно растет, хотя необходимость получения средств из центра сохраняется. Начинают восстанавливаться и уездные бюджеты. Большие усилия, предпринятые для учреждения волостных бюджетов, не увенчались успехом - из-за нехватки местных доходов и квалифицированных кадров (8). Был принят ряд решений о передачи в волостной бюджет части сельхозналога, о разрешении учреждать некоторые независимые налоги (но не с населения), о передаче волостям предприятий и имущества (мельниц, кузниц и т.п.). Идея превратить волость в "финансово-хозяйственную единицу", организующую крестьян и выведенную из системы госаппарата (с исключением местных бюджетов из госбюджета СССР) была реализована далеко не в полном объеме, хотя и обещала резко упростить задачи государства. В 1925 г. 70% доходов местные власти получали из местных источников, в основном от предприятий, а не от налогов. В ходе кампании по "оживлению Советов" началось движение за введение бюджетов на уровне сельсоветов. Это стимулировало изучение финансового состояния деревни, которое показало очень низкий уровень жизни и невозможность введения денежной экономики на уровне сельсоветов. В целом, курс на финансовую децентрализацию проводился настойчиво.

Финансовую систему оздоровил проведенный в 1921-1923 гг. обмен денежных знаков, в два приема: сначала в отношении 1:10000, затем 1:100. Создавались государственные сберкассы, расширялась кредитная система. Наряду с Госбанком создавались коммерческие, кооперативные, коммунальные банки, сельскохозяйственные кредитные товарищества. Вводились внутренние государственные займы. Образование СССР привело к установлению единой для всех республик денежной и кредитной системы. К компетенции Союза было отнесено установление общесоюзных, республиканских и местных налогов. Устанавливался бюджет СССР. Союзные республики имели свои бюджеты, являвшиеся составными частями общесоюзного бюджета. Бюджеты всех союзных республик кроме РСФСР получали дотацию из общесоюзного бюджета. К компетенции Союза было отнесено введение внутренних займов. Разграничение бюджетных прав Союза и союзных республик, расширяющее бюджетные права последних, было сделано в 1927 г.

Трудовое право.

Кодекс законов о труде (КЗоТ) РСФСР 1922 г. принципиально отличался от КЗТ 1918 г. От методов принуждения в регулировании трудовых отношений государство переходит к методам свободного найма рабочей силы с заключением добровольного трудового договора. Кодекс допускал в исключительных случаях (борьба со стихийными бедствиями, недостаток в рабочей силе для выполнения важнейших государственных заданий) привлечение граждан к труду в порядке трудовой повинности по специальным постановлениям СНК.

Трудовой договор заключался как при наличии коллективного договора, так и без него. Договор заключался либо на неопределенный срок, или на время выполнения работы, или на определенный срок (не более одного года). Договор на неопределенный срок мог быть расторгнут по соглашению сторон, по требованию нанимателя в случаях, установленных законом, и желанию работника в любое время, предупредив нанимателя за семь дней. Договоры, ухудшавшие положение трудящегося сравнительно с условиями, установленными законами о труде, условиями коллективного договора и правилами внутреннего распорядка, распространявшимися на данное предприятие или учреждение, признавались недействительными.

В кодексе 1922 г. появились положения о коллективных договорах. Они являлись соглашением, заключаемым профсоюзом, как представителем рабочих и служащих, и нанимателем. Колдоговор устанавливал условия труда и найма для отдельных предприятий, учреждений или группы таковых. Тем самым он задавал рамки для личных трудовых договоров найма. Недействительными признавались статьи колдоговора, ухудшавшие условия труда по сравнению с условиями, установленными КЗоТ и другими нормативными актами о труде. Профсоюзы имели право выступать перед различными органами от имени работавших по найму в качестве стороны, заключившей колдоговор.

КЗоТ 1922 г. вместо социального обеспечения вновь вводил социальное страхование. Оно распространялось на всех лиц наемного труда. Страховые взносы вносились предприятиями, учреждениями, хозяйствами или работодателями без права обложения страхуемого и без вычета взносов из заработной платы. Социальное страхование предусматривало: оказание лечебной помощи, выдачу пособий при временной нетрудоспособности и дополнительных пособий (на кормление ребенка, погребение), выдачу пособий по безработице, инвалидности, членам семей трудящихся в случае смерти кормильца.

В 1925 г. была проведена либерализация процесса найма - отменялось обязательное до этого посредничество бирж труда при найме рабочих и служащих. За 1928-1932 гг. был осуществлен переход с 8-часового рабочего дня к 7-часовому без уменьшения зарплаты.

Земельное право.

Земельный кодекс РСФСР 1922 г. уделил основное внимание правовому режиму сельскохозяйственных земель. Он подтвердил, что право частной собственности на землю, недра, воды и леса в пределах РСФСР "отменено навсегда". Запрещалась покупка, продажа, завещание, дарение, залог земли. Такие сделки признавались недействительными, а виновные наказывались в уголовном порядке.

Право пользования землей из единого государственного земельного фонда предоставлялось: трудовым земледельцам и их объединениям, городским поселениям, государственным учреждениям и предприятиям. Право на пользование землей для ведения сельского хозяйства имели все граждане РСФСР, желавшие обрабатывать ее своим трудом. Пpавда, в 1925 г. бывшие помещики были лишены права землепользования в своих прежних имениях.

Землю крестьяне получали в бессрочное пользование. Допускалась трудовая аренда. В тех случаях, когда трудовое хозяйство по состоянию своей рабочей силы не могло выполнить своевременно сельскохозяйственные работы, допускалось применение наемного труда с соблюдением норм об охране труда в сельском хозяйстве. В апреле 1925 г. было pазpешено пpименение подсобного нанмного тpуда в кpестьянских хозяйствах (с подpобным опpеделением пpав батpаков и батpачек).***

Допускались различные формы землепользования. Кодекс регулировал правовое положение, крестьян-землепользователей, крестьянских дворов, обществ. 15 декабря 1928 г. ЦИК СССР принял "Общие начала землепользования и землеустройства Союза ССР и союзных республик", которыми регулировались отношения, связанные с землепользованием и землеустройством.

Уголовное право и процесс.

C окончанием гражданской войны чрезвычайная юрисдикция утратила видимое оправдание. В декабре 1921 г. полномочия ЧК были "сужены", а в феврале 1922 г. ЧК была упразднена и заменена ГПУ как обычным отделом НКВД. Вслед за этим был принят Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., который сводил все виды преступлений в рамки одного законодательного права и передавал их в компетенцию одних судов (в 1923 г. ревтрибуналы были ликвидированы). УК состоял из Общей части и Особенной части.

Задачей УК была объявлена правовая защита государства трудящихся от преступлений и общественно опасных элементов путем применения к нарушителям наказания или других мер социальной защиты. К уголовной ответственности привлекались лица с 14 лет. К несовершеннолетним (от 14 до 16 лет) могли быть применены меры педагогического воздействия.

Преступлением признавалось всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожавшее основам советского строя и правопорядку. Целью наказания и других мер социальной защиты являлось общее предупреждение новых нарушений как со стороны нарушителя, так и других неустойчивых элементов общества. По некоторым статьям предусматривалась высшая мера наказания - расстрел. Так смертная казнь, которая до этого рассматривалась в советском праве как чрезвычайная мера возмездия, как акт военных действий, теперь вводилась в обычную практику уголовного права (cсылка на ее временный характер была устранена в 1923 г.).

УК РСФСР 1922 г. допускал применение аналогии. В Кодексе она была представлена так: "В случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или меры социальной защиты применяются согласно статьям УК, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления с соблюдением правил Общей части сего Кодекса".

УК РСФСР 1922 г. закрепил и освятил законом разделение между обычными и "государственными" преступлениями. Само понятие "государственное преступление" впервые появилось в официальном правовом акте. В Особенной части УК на первом месте перечислены наиболее опасные государственные преступления - контрреволюционные.

Контрреволюционным признавалось всякое действие, направленное на свержение завоеваний пролетарской революцией, власти рабоче-крестьянских Советов и правительства, а также помощь той части международной буржуазии, которая стремилась к свержению советского строя путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и т.п. средствами.

Cт. 67 УК 1924 г. вводила принцип обратной силы закона (наказания за активные действия против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственных постах при царском строе) (9).

На деле эта реформа, смысл которой внешне заключался в устранении различий в двух видах преступлений, усилила эти различия и превратила чрезвычайные меры в узаконенные и постоянные. ЧК была органом временным и чрезвычайным, ГПУ - постоянным и официальным, наделенным такими полномочиями, которых никогда не давали ЧК (10). С образованием ОГПУ как союзного органа и самостоятельного наркомата власть его возросла.

УК 1922 г. возрождает ряд методов царской юстиции. Так, вводится превентивная административная высылка (на срок до трех лет), решение о которой выносится не судом, а "Особой комиссией". Вскоре эти превентивные меры дополняются внесудебными карательными: ГПУ получает право назначать наказания вплоть до расстрела "за бандитизм и вооруженный грабеж", а Особая комиссия - заключать за антисоветскую деятельность в концлагерь на срок до трех лет.

С созданием ОГПУ сфера госбезопасности стала расширяться, включая в себя все новые и новые типы важных преступлений. Сам термин "контрреволюционный" с самого начала трактовался очень расширительно. Наиболее важные уголовные правонарушения изымались из юрисдикции республик и передавались в ведение централизованного союзного органа.

Дискуссии по уголовному праву в середине 20-х годов носят на себе следы "последействия" идеологической доктрины. В ранний период советского права идея "классовых судов против буржуазии" почти не оказала никакого влияния на судебную практику (саму идею выяснять на суде классовую принадлежность преступника Ленин назвал "величайшей глупостью"). Суды просто поддерживали порядок и закон против любых нарушителей. В УК 1922 г. принцип классового суда не упомянут. Но в 1924 г. видные юристы (особенно прокурор РСФСР Н.В.Крыленко) подняли вопрос о применении классового подхода при назначении наказаний. После периода колебаний и противоречивых приказов Верховный суд РСФСР 29 июня 1925 г. издал инструкцию со специальным предостережением против классовой дискриминации в уголовном судопроизводстве.

УК содержал главы о преступлениях против порядка управления, должностные и хозяйственные, преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, имущественные и воинские преступления. Особая глава была посвящена нарушениям правил отделения церкви от государства.

В октябре 1924 г. ЦИК СССР принимается общесоюзный акт "Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик", которые сохранили основной подход к понятию преступления. Хотя введенное в УК 1922 г. выражение "государственные преступления" здесь не используется, главное различие между преступлениями, "направленными против основ советского строя и потому признаваемыми наиболее опасными", и "всеми остальными" преступлениями сохраняется. В проект "Основных начал", одобренный Совнаркомом, ВЦИК внес поправку: заменил термин "наказание" на "меры социальной защиты", что означало сдвиг от концепции персональной виновности и эквивалетной меры наказания к концепции потенциальной опасности и превентивных мер.

Это закладывало в правовые нормы возможности произвола и массовых репрессий. В тот период это еще не проявилось в крупных масштабах. По официальным данным, общее число лиц во всех местах заключения в СССР составило на 1 января 1925 г. 144 тыс. человек, на 1 января 1926 г. 149 тыс. и на 1 января 1927 г. 185 тыс. До срока условно освобождались около 70% заключенных. По опубликованным за рубежом данным, предоставленным антисоветской эмиграцией, в 1924 г. в СССР было около 1500 политических правонарушителей, из которых 500 находились в заключении, а остальные были лишены права проживать в Москве и Ленинграде.

22 ноября 1926 г. ВЦИК принял новый кодекс РСФСР, который в основе своей повторил УК РСФСР 1922 г.

ВЦИК 25 мая 1922 г. принял первый Уголовно-процессуальный кодекс, а 15 февраля 1923 г. ВЦИК утвердил новый УПК (новую редакцию кодекса 1922 г.). Кодекс утвердил такие основные принципы уголовного судопроизводства: гласность и публичность заседаний, устное судопроизводство, ведение процесса на русском языке или на языке большинства населения данной местности (при необходимости с переводчиком).

Суд обязан исследовать все доказательства следствия - не только в поддержку обвинительной стороны, но и обстоятельства, смягчающие вину подследственного. Суд выносил приговор простым большинством голосов. Судья или судебный заседатель мог иметь особое мнение, которое оформлялось письменно, приобщалось к приговору, но оглашению не подлежало. Апелляционный порядок обжалования приговоров отменялся и заменялся кассационным.

31 октября 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, которые устанавливали единые принципиальные положения для судопроизводства. Они не внесли существенных изменений в процессуальное право.

Исправительно-трудовое право.

Первым нормативным документом был декрет Наркомюста "О лишении свободы как о мере наказания и о порядке отбывания такового". В нем заложен основной принцип, что приговор к лишению свободы всегда предполагает принудительные работы (хотя на срок до трех месяцев они возможны и без лишения свободы). "Арестные дома" для лиц, ждущих суда, были в ведении НКВД. ЧК основала для арестованных ею лиц особые места заключения, которые не регулировались конкретными юридическими нормами. Осенью 1918 г. появляются упоминания о концентрационных лагерях, вначале как о месте превентивного, а не карательного, заключения (поэтому принцип принудительных работ там не применялся). С весны 1919 г. заключение по решению ЧК в концлагерь стало использоваться и как карательная мера.

Начатая после гражданской войны реформа уголовного права предполагала соединение тройной системы карательных учреждений (Наркомюста, НКВД и ЧК) под эгидой Наркомата юстиции. Однако в результате ряда реорганизаций в октябре 1922 г. возникло Главное управление мест заключения в рамках НКВД.

СНК РСФСР 28 ноября 1921 г. принял декрет "Об использовании труда заключенных в местах лишения свободы и отбывающих принудительные работы без лишения свободы". 16 октября 1924 г. ВЦИК утвердил Исправительно-трудовой кодекс РСФСР (ИТК), который регулировал организацию и режим содержания осужденных. В Кодексе отмечалось, что вместо тюрем нужно усовершенствовать и максимально развивать сеть (трудовых сельскохозяйственных, ремесленных и фабричных колоний и переходных исправительно-трудовых домов, устраиваемых преимущественно вне городов).

Труд заключенных из трудящихся засчитывался из расчета два дня работы за три дня. В особую категорию выделялись профессиональные преступники и нетрудящиеся, совершившие преступления вследствие своих "классовых привычек", которые содержались в условиях более строго режима.

ИТК не содержал никаких упоминаний о местах заключения, находившихся под контролем ОГПУ (этот пункт был изъят в ходе обсуждения). Между тем в ведении ОГПУ находились не только самые суровые места заключения, но и самые гуманные - "рабочие коммуны" для молодых правонарушителей, которые действовали по принципу "открытой тюрьмы". Кстати, в течение 20-х годов в местах заключения ОГПУ еще поддерживалась старая традиция уважительного отношения к политическим заключенным из числа оппозиции (заключение в предназначенный для политических концлагерь считалось более легким наказанием). С обострением противоречий внутри партии это положение менялось.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Докладчик по этому вопросу М.В.Фрунзе говорил, что "необходимость допущения в известных пределах капиталистического накопления в деревне" предполагает терпимость и к непролетарским элементам в литературе.

2 Один делегат из крестьян на Совещании по советскому строительству жаловался, что комсомольцы проводят выборы Советов с заранее заготовленными списками: "Когда из 27 членов Совета выбирается 9 женщин и 9 комсомольцев, я сомневаюсь, чтобы такой сельсовет был авторитетен для крестьянства, которое привыкло в сельсовете видеть не комсомольца, не женщин, а бородачей". В декабре 1924 г. Оргбюро ЦК ВКП(б) резко осудило антирелигиозные крайности комсомольцев на селе.

3 Насколько это было непростое решение, видно из того, что Конституция РСФСР 1925 г. восстановила запрет в прежней редакции, но практического эффекта это уже не имело, и Наркомюст издавал инструкции по возвращению избирательных прав.

4 Сокращалось число военно-транспортных трибуналов, они были полностью упразднены в конце 1923 г. Военные трибуналы сохранялись временно. Однако они выдержали проверку временем и, с некоторыми изменениями, действовали еще долго.

5 При созданиии адвокатуры возник вопрос, могут ли коммунисты защищать преступников, т.е. быть адвокатами. ЦК РКП(б) в специальном документе разъяснил, что да, коммунисты могут работать адвокатами.

6 Восстановление рынка создало много локальных неравновесий, которые жестоко ударили по трудящимся. На некоторых шахтах на Дону, перешедших на хозрасчет, часть шахтеров умерли с голоду.

7 Насколько сильной была массовая тяга к уравнительству по выходе из "военного коммунизма", видно из того, что этот поворот приходилось пояснять такой доходчивой аллегорией: "Если по нашим законам гражданин имеет право владеть комплектом одежды, то никто не имеет права раздевать его на основе принципа равноправия только потому, что ему случилось встретить на улице человека без одежды".

8 Волостные бюджеты в 1924 г. были установлены лишь на Украине, где и раньше местное самоуправление было более развито. Сравнительно успешно шел этот процесс на Северном Кавказе и на Урале.

9 Репрессивные меры такого типа служат обычно не для наказания, а для устрашения, как превентивное воздействие на современников. Как политические акции, они применяются и т.н. демократическими режимами. Ярким примером являются приговоры Э.Хоннекеру, которого судили по законам ФРГ за действия, совершенные в условиях юрисдикции ГДР, а также приговор секретарю ЦК компартии Латвии А.Рубиксу за его поддержку ГКЧП в августе 1991 г., когда Латвия находилась под юрисдикцией советских законов, согласно которым даже в действиях самих членов ГКЧП не было найдено состава преступления.

10 ГПУ получило право держать под арестом в административном порядке практически неограниченное время (получение предписанных санкций на продление ареста проблем не составляло).


Возвpат в оглавление

Возвpат на основную стpаницу

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67