502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Soviet State 3. 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

С.Каpа-Муpза. Истоpия советского госудаpства и пpава


Глава 3. Создание Советского государства и права в первый период после Великой Октябрьской Социалистической революции (От Октября до окончания Гражданской войны)


§ 1. Слом временного буржуазного и создание советского государственного аппарата

Первая задача любой революционной власти - предотвратить ее ликвидацию военным путем, пока она не оформилась и не получила минимума поддержки населения. Самый опасный период - первые часы и дни, когда даже информация о взятии власти еще не распространилась в обществе. Сразу же после 25 октября 1917 года Советской власти пришлось отражать наступление на Петроград войск Керенского - Краснова, а в самом Петрограде ликвидировать выступление юнкеров. Эти контрреволюционные выступления не были успешными, в них был виден упадок сил и духа всего проекта Временного правительства, исчерпавшего свой потенциал.

Но со всей остротой встала перед новым государством проблема выхода из мировой империалистической войны. Еще летом 1917 г. стало очевидно, что после разрушения государственности царской России продолжать войну было нельзя. Взяв власть под лозунгом "мира без аннексий и контрибуций", Советы начали переговоры о мире, и 3 марта 1918 г. был подписан грабительский Брестский мирный договор с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией (с аннексиями и контрибуциями).

На фоне непрерывного возникновения и решения критических, угрожающих полным крахом срочных проблем началось становление нового государства.

Аппарат государства царской России в основном был сломан Февралем. Новый порядок еще не сложился, его заменяли "временные конструкции", т.к. вожди либерально-буржуазной революции заняли позицию "непредрешенчества". Временному правительству пришлось, однако, нарушить этот принцип, объявив 1 сентября 1917 г. Россию республикой, то есть присвоив себе функции законодательного собрания.

Согласно любой теории революции, это "непредрешенчество" было принципиальной ошибкой. Отсутствие у революционеров воли к государственному строительству немедленно ведет к распаду страны и утрате власти. С точки зрения государственного порядка, Советы взяли на себя власть, когда в России во многих системах царил хаос, а другие находились на грани хаоса. Это создавало для новой власти огромные срочные трудности в жизнеобеспечении страны, но в то же время облегчало государственное строительство, поскольку сопротивление старых структур было ослаблено.

Процессы слома буржуазного государственного аппарата и создания нового были взаимосвязаны. Для советского государственного строительства было характерно абсолютное недопущение разрывов непрерывности в наличии власти. Проявившееся в эпоху становления советского строя "чувство государственности" (иногда даже говорят об "инстинкте"), причем на всех, даже низовых уровнях власти, а также сложившаяся во многом стихийно, из обыденного здравого смысла, доктрина государственности - особая глава истории русской культуры.

Для самого первого периода (между Октябрем и гражданской войной) отметим следующие характерные моменты:

- Невероятный по обычным (особенно по нынешним) меркам объем проведенной теоретической, аналитической и практической работы по конструированию и созданию форм и процедур государства и права.

- Высокая динамичность концептуальной мысли, быстрота принятия решений и проведения их в жизнь, эффективные и быстродействующие обратные связи с социальной практикой.

- Системное видение задач государственного строительства, верное различение фундаментальных и временных (а также чрезвычайных) структур, эффективное сочетание волевых решений с самоорганизацией, умелое использование неформальных структур власти и авторитета.

Учитывая материальные и кадровые возможности Советского государства в первый период, историки оценивают проделанную им работу как не имеющую прецедентов. В качестве аналога для сравнения берется обычно государственное строительство во время Великой Французской революции, однако условия несравнимы. Во Франции буржуазия, финансовая олигархия и интеллектуальная элита поддержали революцию, обеспечив ее деньгами и кадрами, а в России после Октября были ее противниками. Во Франции революция произошла при достаточно благополучном состоянии экономики, так что новая власть поначалу не стояла перед угрозой краха всей системы жизнеобеспечения страны; в России Советы приняли власть в условиях крайней разрухи, с необходимостью остановить катастрофу.

Взвешенное и достаточно полное описание источников той силы, которая двигала государственное строительство в тот период, выходит за рамки данного учебника. Кратко лишь назовем главные факторы:

- Россия не испытала раскрестьянивания, а рабочий класс не прошел полный курс пролетаризации ("утраты корней"). В ходе Октябрьской революции и после нее трудящиеся проявили себя как народ, обладающий целостной культурой и исторической памятью, включающей богатейший опыт государственного строительства и самоуправления (как общинного, так и городского). Советское государство устраивал народ, которому была близка сама идея Советов как типа соборной власти.

- За полвека до Октября русская культура создала уникальную гамму крупных социально-философских учений, в которых были продуманы ("испытаны") целые цивилизационные проекты: народничество, анархизм, русский либерализм, монархический традиционализм, социал-демократизм и русский коммунизм, православный социализм (в западной общественной мысли конкурировали два крупных социально-философских учения - либерализм и марксизм - родственные по своим мировоззренческим корням). При всей несхожести этих течений, все они участвовали в создании образов идеального, желаемого и возможного государства России. Русская культура провела огромный и длительный "мысленный эксперимент". Литература донесла вопросы и ответы этого эксперимента до широких народных масс в художественных образах - лучше, чем это могла бы сделать научная философия. Лев Толстой был не только "зеркалом русской революции", но и ее учителем.

- Наука, выросшая на русской культурной почве, была свободна от ряда важных идеологических догм Запада (прежде всего, механицизма научной картины мира и человека, социал-дарвинизма в видении общества). Наука России, восприимчивая к возникающей новой картине мира, дала основания для идеологии новых (постиндустриальных, нерыночных) отношений в обществе и между обществом и природой. Труд ученого-народника С.Подолинского, ученого-кадета В.Вернадского, экономиста-аграрника А.Чаянова и создателя первой теории систем (тектологии) большевика А.Богданова неявно, но мощно повлияли на становление Советского государства.

- Строительство Советского государства возглавила партия большевиков - особое и не повторившееся в западной политической истории явление. Она имела новую и необычную социально-философскую основу: восприняв из марксизма исторический материализм и одновременно освоив диалектику, большевики в то же время были "воспитаны" кризисом науки начала века. Марксизм исходил из принципов "философии бытия" (исторический процесс как состояния равновесия), а Ленин ввел в партийную мысль принципы "философии становления" (исторические изменения как неравновесные состояния). Это придало партии высокую способность к "обучению у реальности" и отказу от догм. На полвека опередив западную философскую мысль, Ленин ввел в политическое мышление представление общественного процесса как перехода "порядок-хаос-порядок" и как большой системы. Поэтому в период революционных преобразований и присущей им высокой неопределенности ключевые решения руководства партии большевиков были "прозорливыми" (делался хороший или лучший выбор альтернатив).

Обильная и резкая критика советского строительства до ХХ съезда, предъявленная после 1985 г., касается исключительно эксцессов и дефектов. Трудно найти свободную от идеологических штампов работу, в которой бы утверждалась принципиальная ошибочность главных политических решений. Даже в отношении коллективизации, повлекшей за собой тяжелую социальную катастрофу (голод крестьян), никто не заявил, что принципиальное решение о коллективизиции было неверным, и альтернатива создания в 30-е годы крупных кулацких ферм была предпочтительнее.

Крах СССР в конце 80-х годов произошел во многом потому, что по ряду причин все указанные выше факторы сильно ослабли или перестали действовать - строй становился все менее советским.

Рассмотрим практику становления Советского государства после Октября.

Военно-революционный комитет.

Петроградский ВРК был создан по инициативе ЦК большевистской партии 12 октября 1917г. при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов и существовал до 5 декабря 1917 г. Созданный как легальный орган для противодействия контрреволюционным планам Временного правительства, он вскоре становится органом по подготовке и проведению восстания в Петрограде. По предложению Ленина он был создан как внепартийный орган. В состав его в момент создания вошли представители ЦК и Петроградского комитета РСДРП(б), профсоюзов, армии и флота и т.д. Органами, руководившими работой ВРК, были его председатель, секретарь, президиум, бюро. Первым председателем ВРК был избран левый эсер, затем его возглавил большевик Н.И.Подвойский. Секретарем ВРК был избран большевик В.А.Антонов-Овсеенко. При ВРК было бюро ЦК рабочей Красной Гвардии.

ВРК был высшим органом власти в стране с 10 часов утра 25 октября 1917 года и до принятия II Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов воззвания "Рабочим, солдатам и крестьянам" в 5 часов утра 26 октября 1917 года, где говорилось о том, что "...съезд берет власть в свои руки...". Фактически же ВРК был им значительно дольше, постепенно утрачивая эти полномочия с открытием II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, с образованием ВЦИК и СНК, с созданием отделов ВЦИК и аппарата наркоматов.

ВРК обладал реальной силой, опираясь на отряды Красной Гвардии, верные большевикам армейские части, матросов флота, на районные и Петроградский Советы рабочих и солдатских депутатов, на Советы и местные военно-революционные комитеты. Красная гвардия к моменту Октябрьской революции была уже ощутимой силой: накануне восстания она насчитывала по стране более 100 тысяч человек, ее отряды имелись в более чем 100 городах.

ВРК назначал своих комиссаров в воинские части, в отдельные учреждения, предприятия Петрограда и в провинцию. С момента своего создания и до 10 ноября 1917 г. он назначил 184 комиссара в гражданские учреждения, 85 - в войсковые части и 72 в провинцию. Комиссары ВРК наделялись полномочиями по реорганизации госаппарата, по увольнению персонала, правом ареста "явных контрреволюционеров". Они должны были действовать в тесном контакте с общими собраниями и комитетами солдат и рабочих, с Советами.

После победы революции ВРК создавал различные отделы и комиссии. По сообщению газеты "Известия ЦИК" от 14 октября 1917 г. о создании ВРК, он должен был подразделяться на отделы: 1) обороны, 2) снабжения, 3) связи, 4) информационное бюро, 5) рабочей милиции, 6) стол донесений, 7) комендатура. По мере необходимости возникали новые отделы. Так, 29 октября 1917 г. был создан продовольственный отдел, на плечи которого легло снабжение Петрограда и фронта продовольствием. Действовала следственная комиссия, проводившая не только расследование преступлений против революции, но и оперативную работу по задержанию противников революции и заключению их в тюрьму. Кроме того были созданы отдел печати, реквизиций, агитационная комиссия. В первые дни ноября 1917 г. агитаторы ВРК (всего около 300) выехали в разные концы страны. Они провели большую работу на местах по установлению Советской власти и разъяснению ее политики.

21 ноября 1917 г. постановлением ВРК создается комиссия по борьбе с контрреволюцией в составе пяти человек. Это был первый в советском госаппарате специальный орган по борьбе с контрреволюцией.

ВРК создавал и свои вооруженные силы. Так, в ноябре 1917 г, им было создано 10 летучих отрядов по 50 человек для охраны продовольственных грузов. В ВРК существовали еще штаб, полевой штаб, бюро комиссаров авиации и воздухоплавания, особая разведка, врачебно-санитарный отдел.

Компетенция ВРК не была очерчена каким-либо нормативным актом и на протяжении его истории менялась. Весьма часто ВРК сам определял свою компетенцию. Он занимался многими проблемами: формированием органов советского государственного аппарата (отделов ВЦИК, аппарата наркоматов и т.д.), снабжение Петрограда и армии продовольствием, борьба со спекуляцией, пьяными погромами, хулиганством, осуществлял охрану общественного порядка и т.д. ВРК пресекал вооруженные выступления контрреволюции, раскрывал и ликвидировал многочисленные заговоры против власти, боролся с контрреволюционной печатью, саботажем чиновников и т. д.

Это был, по существу, единственный налаженный аппарат (вместе с Советами), через который новая власть осуществляла всю государственную деятельность. По своей компетенции это был всеобъемлющий чрезвычайный орган Советского государства.

После победы Октябрьского восстания ВРК становится общероссийским органом. Его связи и отношения с другими органами власти (ВЦИК и СНК) определялись требованиями момента.

26 октября 1917 г. были созданы центральные органы власти и управления - ВЦИК и СНК. ВРК, руководствуясь в своей деятельности декретами II Всероссийского съезда Советов, актами ВЦИК, СНК, выполнял их поручения, но не являлся органом, подразделением ВЦИК или СНК. Они не могли сразу создать своего аппарата, и ВРК продолжал осуществлять полномочия центрального органа. Готовый аппарат был только у ВРК, его и использовали ВЦИК и СНК. По мере создания "нормального" аппарата ВЦИК, СНК и наркоматов, деятельность ВРК свертывалась и завершилась его самоликвидацией 5 декабря 1917 г. О самостоятельности ВРК свидетельствует как его деятельность, так и то, что он сам определял свою компетенцию и свою организационную структуру. Об особом положении ВРК в системе органов власти говоpит и факт его самороспуска, а не ликвидации по решению ВЦИК, СНК или Петроградского Совета.

II Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов. Высшие органы власти.

Съезд, представленный делегатами 402 Совета страны, сразу приобрел характер законодательного органа. Он начал свою работу в 22 часа 40 минут 25 октября 1917 г. К началу съезда прибыло 560 делегатов (сумели зарегистрироваться 517), среди них 250 большевиков, 159 эсеров, 60 меньшевиков, 26 от мелких партий и 22 беспартийных.

В это время в стране существовало две системы Советов: Советы рабочих и солдатских депутатов и Советы крестьянских депутатов. Крестьяне были представлены на съезде через представителей 19 крестьянских Советов, 119 объединенных Советов, солдаты в Советах были в основном крестьянами. Почти все национальные окраины России прислали своих делегатов: Украина 100, Прибалтика 26, Белоруссия 15, Закавказье 12, Северный Кавказ 9, Средняя Азия 5, Бессарабия 3. Во время съезда фракция эсеров раскололась на правых и левых (98 человек). Лидеры и часть рядовых членов партий правых эсеров, меньшевиков и Бунда ушли со съезда. Но прибывали новые делегаты, и к окончанию работы съезда их было 625 (390 большевики, 179 - левые эсеры).

В первом же документе съезда - обращении "К рабочим, солдатам и крестьянам" - говорилось, что "...съезд берет власть в свои руки", а Временное правительство низложено. Съезд постановил, что власть на местах переходит к Советам рабочих и крестьянских депутатов. Таким образом, съезд юридически оформил Республику Советов. Съезд принял два важных декрета: "О мире" и "О земле". Всем воюющим народам и их правительствам предлагалось немедленно заключить перемирие и начать переговоры о справедливом, демократическом мире.

Съезд избрал Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет - высший орган власти в период между съездами, в составе 101 человека, среди которых было 62 большевика и 29 левых эсеров. Рабочим органом ВЦИК являлся его Президиум, который готовил материалы для заседаний ВЦИК. Пытаясь найти компромисс всех левых сил, Съезд постановил, что ВЦИК может быть пополнен представителями групп, ушедших со съезда.

15 ноября 1917 г. произошло слияние ВЦИК, избранного II Всероссийским съездом рабочих и солдатских депутатов, с Исполнительным комитетом (108 чел.), избранным на Чрезвычайном Всероссийском крестьянском съезде. Это значительно укрепило позиции новой власти. Объединенное заседание этих ЦИКов и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов единогласно подтвердили законы о земле, о мире и закон о рабочем контроле, принятый ВЦИК.

1 ноября 1917 г. ВЦИК принял резолюцию по вопросу об условиях соглашения с другими партиями: признание ими программы Советского государства, выраженной в декретах о земле, о мире и о рабочем контроле; признание необходимости борьбы с контрреволюцией (Керенский, Корнилов, Каледин); признание II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов единственным источником власти и ответственность правительства перед BЦИK. Важным документом конституционного типа была принятая 3 января 1918 г. ВЦИКом "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа". Она определила географические рамки компетенции Советского государства (Россия) и тип государства (Советская республика).

II Всероссийский съезд Советов постановил образовать для управления страной, впредь до созыва Учредительного собрания, временное рабочее и крестьянское правительство, именуемое Советом Народных Комиссаров (CНK). Левые эсеры отказались войти в состав СНК. После объединения ЦИКов левые эсеры вошли в состав СНК и получили ряд важных портфелей. После заключения Брестского мира, в марте 1918 г. они вышли из состава СНК, но остались в ВЧК.

Правительство возглавил В.И. Ленин, наркомом по иностранным делам стал Л.Д.Бронштейн (Троцкий), наркомом по внутренним делам А.И.Рыков, председателем комиссариата по делам национальностей И.В. Джугашвили (Сталин). Создание аппарата наркоматов сильно осложнялось массовым саботажем чиновников прежних министерств и отсутствием кадров. С декабря 1917 г. для решения мелких вопросов с целью разгрузить СНК созывалось совещание заместителей наркомов, которое впоследствии именовалось Малым Совнаркомом (его предшественником была т.н. "вермишельная комиссия", которая занималась текучкой).

4 ноября 1917 г. ВЦИК принял резолюцию о праве СНК издавать неотложные декреты в рамках общей программы Всероссийского съезда Советов. Таким образом три органа были наделены законодательными полномочиями: Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и СНК.

Местные органы власти и управления.

Накануне Октябрьской революции на местах существовали городские и земские органы самоуправления, Советы рабочих и солдатских депутатов, Советы крестьянских депутатов, комиссары Временного правительства, органы сословного самоуправления.

II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов утвердил принцип полновластия и единовластия Советов на местах в решении местных дел. Съезд также объявил о ликвидации должности комиссаров Временного правительства на местах. Декретом ВЦИК и СНК от 10 ноября 1917 г. упразднялись все сословия и сословные деления граждан и сословные организации и учреждения.

Власть на местах переходила к Советам. Так, за время с 25 октября 1917 г. по 11 февраля 1918 г. Советская власть была установлена в 90 губернских и других крупных городах. Начался процесс слияния Советов рабочих и солдатских депутатов с Советами крестьянских депутатов. Декретом ВЦИК от 24 ноября 1917 г. было установлено право избирателей отзывать своих выборных в том числе и из местных Советов. Местные Советы создавали свои вооруженные формирования (отряды рабочей милиции), что усиливало их власть.

Советское государство избирательно подошло к земским и городским органам самоуправления. Там, где они активно выступили против Советской власти, их упраздняли. Если они были лояльны, их временно сохраняли, пока местные Советы не создали своего аппарата. Этот процесс завершился к августу 1918 г.

Широкое местное правотворчество приводило к разнообразию структуры аппарата местных Советов, они порой копировали центральный аппарат (так, во многих губерниях и даже уездах и волостях создавались свои Советы народных комиссаров, порой с наркоматом по иностранным делам). В целях унификации местных органов власти НКВД обратился 24 декабря 1917 г. ко всем Советам рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов и разослал инструкции "О правах и обязанностях Советов". В ней отмечалось, что Советы самостоятельны в решении местных вопросов, но должны действовать в соответствии с нормативными актами центральных органов и вышестоящих Советов. Это был важный шаг к единой государственной системе с иерархией властных полномочий.

На Советы и их органы возлагались задачи управления и обслуживания административной, хозяйственной, финансовой, культурно-воспитательной сторон местной жизни. Они наделялись правом издавать постановления, т.е. местные нормативные акты. Советы избирали из своей среды исполнительный орган (исполком, президиум), на который они возлагали проведение в жизнь своих постановлений и всю текущую работу по управлению.

Местные Советы могли производить реквизиции и конфискации, налагать штрафы, закрывать контрреволюционные органы печати, производить аресты, распускать общественные организации, призывавшие к активному противодействию или свержению Советской власти. Военно-революционные комитеты на местах упразднялись. Как временная мера допускалось назначение комиссаров в те губернии и уезды, где власть Советов недостаточно укрепилась. Советы находились на государственном финансировании.

Первой по числу депутатов партией в местных Советов были большевики. Так, по данным съездов губернских Советов в 19 губерниях в первой половине 1918 г., большевиков было около 47,5%, а представителей других партий, в основном левых эсеров - около 25%. 14 июня 1918 г. из состава ВЦИК были исключены представители эсеров (правых и центра) и РСДРП (меньшевиков), и предлагалось всем Советам "удалить представителей этих фракций из своей среды".

Учредительное собрание.

27 октября 1917 г. ВЦИК на своем первом заседании постановил провести выборы в Учредительное собрание в назначенный еще Временным правительством срок, 12 ноября 1917 г. Выборы состоялись по спискам, составленным еще до революции. Например, разделившиеся на две партии с разным отношением к Советской власти левые и правые эсеры шли одним списком, как эсеры. Историки, в том числе буржуазные, признают, что соотношение числа депутатов правых эсеров (370) и левых эсеров (40) было случайным и не отражало позиции крестьянства к этим уже двум разным партиям. Среди делегатов крестьянских съездов, на которые правые и левые эсеры избирались уже по отдельным спискам, преобладали левые эсеры. А на выборах в Советы в городах эсеры уступали даже кадетам.

Отношение к Учредительному собранию было вопросом принципиальным, поскольку оно было органом, который по типу своему соответствовал буржуазно-либеральному пути развития революции. 13 декабря 1917 г. были опубликованы "Тезисы об Учредительном собрании" - важнейшая после Апрельских тезисов работа В.И.Ленина о государственном строительстве в русской революции. В ней говорилось, что возможность сосуществования двух типов государственности исчерпана, поскольку крестьянство и армия определенно перешли на сторону Советской власти, а буржуазные силы начали с ней вооруженную борьбу (восстание Каледина, действия буржуазных режимов на Украине, в Белоруссии, в Финляндии и на Кавказе). Поэтому вопрос об отношении к Учредительному собранию не является юридическим. Оно может быть включено в государственное строительство лишь при условии признания им Советской власти. Являясь вершиной демократии в ходе буржуазной революции, Учредительное собрание "опоздало".

В приводимых историками данных о количестве голосов, поданных на выборах за те или иные партии, есть расхождения. Видимо, в выборах участвовало около 44 млн. избирателей. Было избрано 715 депутатов (по другим данным 703). За эсеров, меньшевиков, различные национальные партии проголосовало около 60%. За большевиков около 25%. За кадетов и другие правые партии около 15%.

Таким образом, партии с принципиально буржуазной программой получили около 15% тех, кто принял участие в выборах, партии с разными социалистическими программами - 85%. Конфликт, который возник в связи с Учредительным собранием - это конфликт между социалистами, и прежде всего, между двумя революционными партиями социалистов, большевиками и эсерами (меньшевики имели 16 мест, а эсеры 410). Чернов с места председателя даже декларировал "волю к социализму". Это важно подчеркнуть, т.к. в годы перестройки пресса внедрила в общественном сознание представление, будто речь шла о выборе между буржуазно-либеральным и социалистическим путем развития России. В ряде вопросов (например, в отношении к террору) большевики были более умеренной партией, нежели эсеры. Передача власти Учредительному собранию (рассмотренная как умозрительный вариант) означала бы не возникновение дееспособной буржуазной государственности, а продолжение "керенщины".

Накануне созыва Учредительного собрания, 3 января 1918 г. ВЦИК принял постановление "О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти", где говорилось, что вся власть принадлежит Советам и советским учреждениям и поэтому всякая попытка присвоить функции государственной власти будет подавляться вплоть до применения вооруженной силы.

Учредительное собрание начало свою работу 5 января 1918 г. в Петрограде, в Таврическом дворце. Присутствовало около 410 депутатов при кворуме 400. Председателем был избран правый эсер В.М.Чернов (бывший министр Временного правительства). Председатель ВЦИК Я.М.Свердлов зачитал "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа" и предложил собранию принять ее, т.е. признать Советскую власть и ее важнейшие декреты: о мире, земле и т.д. Левые эсеры также призвали собрание принять Декларацию и передать власть Советам.

Учредительное собрание Декларацию отвергло (237 голосов против 138). После этого большевики и левые эсеры покинули собрание. Собрание, уже не имея кворума, приняло постановление о том, что верховная власть в стране принадлежит ему. В пятом часу утра командовавший охраной анархист матрос А.Г.Железняков предложил В.М.Чернову прекратить работу собрания, заявив: "Караул устал". В 4.40 Учредительное собрание прекратило свою деятельность. 6 января 1918 г. ВЦИК принял декрет "О роспуске Учредительного собрания". Расстреливать Таврический дворец не пришлось, его двери просто заперли. Отказ правых эсеров от сотрудничества с Советской властью направил события в худший коридор. Компромисс, по мнению В.И.Ленина, предотвратил бы гражданскую войну.

Учредительное собрание как альтернатива Советам в тех исторических условиях было нежизнеспособно. Оно не имело социальной базы, которая могла бы оказать ему поддержку, хотя эсеры вели работу в войсках и на заводах. Судя по воспоминаниям очевидцев, роспуск Учредительного собрания в тот момент не привлек большого внимания (он стал важной темой в антисоветской идеологической кампании недавнего времени).

Красноречива дальнейшая судьба депутатов. Часть из них, создав нелегальный "Межфракционный совет Учредительного собрания", летом 1918 г. образовала на Волге и Урале, где Советская власть была ликвидирована белочехами, антисоветские правительства (Комуч, Временное сибирское правительство, затем Директория, объявленная всероссийской властью). После прихода к власти Колчака часть депутатов-"учредиловцев" была выслана за границу, другая часть арестована. 23 декабря они были расстреляны в Омске по приказу Колчака.

10 января 1918 г. собрался III Вcероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, который выглядел как преемник Учредительного собрания. 13 января начал работу III Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов. Эти съезды объединились, и таким образом в стране возник единый высший орган власти. Съезд одобрил роспуск Учредительного собрания, а также решил снять в наименовании Советского правительства слово : "временное".

На съезде с отчетными докладами выступили председатели ВЦИК и СНК. Была принята "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", в которой впервые было дано название страны и объявлено ее федеративное устройство: "Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация Советских национальных республик". В резолюции "О федеральных учреждениях Российской республики" съезд поручил ВЦИК разработку основных положений Конституции для вынесения их на следующий съезд Советов. На съезде был избран ВЦИК в количестве 306 членов, среди которых было 160 большевиков, 125 левых эсеров и представители других партий: меньшевиков (интернационалистов и оборонцев), правых эсеров, анархистов-коммунистов.

Прежде чем рассмотреть процесс строительства судебной системы, карательных органов, органов правопорядка и армии, надо коротко охарактеризовать гражданскую войну, в которой эти институты государства играли особую роль.

§ 2. Гражданская война и иностранная интервенция. 1918-1921 гг.

Война - самое крайнее, острое выражение политики, когда выявляется суть всех институтов государства и смысл его норм права. Война - эксперимент над государством, открывающий историку важное знание. Советское государство прошло через две тотальные войны, когда столкновение было совершенно непримиримым. Первой была гражданская война 1918-1921 г., сопряженная с иностранной военной интервенцией.

Гражданская война - катастрофа более страшная, чем война с внешним врагом. Она раскалывает народ, семьи и даже саму личность человека, она носит тотальный характер и наносит тяжелые душевные травмы, которые надолго предопределяют жизнь общества. Поскольку в гражданской войне нет тыла, она разрушает всю ткань хозяйства, все жизнеустройство в целом. По оценкам, в ходе гражданской войны в России погибло около 12 млн. человек, причем подавляющее большинство - не на поле боя и не от репрессий, а от голода, болезней и особенно эпидемий (тифа), а также от "молекулярных", местных конфликтов, не связанных с целями воюющих сторон.

Официальная советская история героизировала гражданскую войну и создала ряд упрощающих мифов. Сегодня, в условиях общего культурного кризиса, легче эти мифы преодолеть. Легче - не значит легко, но это надо сделать.

Во-первых, гражданская война была порождена не только классовым, но и цивилизационным конфликтом. Нация была расколота примерно пополам (значит, не по классовому признаку). Очень важным для понимания характера конфликта является раскол культурного слоя, представленного офицерством. В Красной армии служили 70-75 тыс. офицеров, т.е. 30% всего офицерского корпуса России (из них 12 тыс. до этого были в Белой армии). В Белой армии служили около 100 тыс. (40%), остальные бывшие офицеры уклонились от участия в военном конфликте. В Красной армии было 639 генералов и офицеров Генерального штаба, в Белой - 750. Цвет российского офицерства разделился пополам. При этом офицеры, за редкими исключениями, не становились на "классовую позицию" большевиков и не вступали в партию. Они выбрали красных как выразителей определенного цивилизационного пути, что принципиально расходился с тем, по которому пошли белые.

Во-вторых, война против Советского государства не имела целью реставрировать Российскую империю в виде монархии. Это была "война Февраля и Октября" - столкновение двух революционных проектов (1). Монархически настроенные офицеры в Белой армии были оттеснены в тень, под надзор контрразведки (в армии Колчака действовала "тайная организация монархистов", а в армии Деникина, согласно его собственным воспоминаниям, монархисты вели "подпольную работу"). Виднейший деятель Белой армии генерал Слащов-Крымский (прообраз генерала Хлудова в пьесе М.Булгакова "Бег") писал, что по своим политическим убеждениям эта армия была "мешаниной кадетствующих и октябриствующих верхов и меньшевистско-эсерствующих низов". Во всех созданных белыми правительствах верховодили деятели политического масонства России, которые были непримиримыми врагами монархии и активными организаторами Февральской революции. Противником сильной царской империи был и Запад, который на деле и определял действия белых.

Приняв от Антанты не только материальную, но и военную помощь в форме иностранной интервенции, антисоветская контрреволюция быстро лишилась даже внешних черт патриотического движения и предстала как прозападная сила, ведущая к потере целостности и независимости России (Колчак называл себя "кондотьером"). Это во многом предопределило утрату широкой поддержки населения и поражение Белой армии. Напротив, Красная армия все больше воспринималась как сила, восстанавливающая государственность и суверенитет России.

Роль Советского государства в возникновении гражданской войны.

Бескровно получив власть в октябре 1917 г., Советское правительство, естественно, делало все возможное, чтобы избежать гражданской войны. Известный тезис о "превращении войны империалистической в войну гражданскую" имел чисто теоретический характер и, поскольку до Февраля большевики политического влияния не имели, никакого воздействия на общественную практику не оказал. После Февраля он был снят и заменен лозунгом справедливого демократического мира. После Октября, во время наступления немцев, был выдвинут лозунг "Социалистическое Отечество в опасности".

С целью пpедотвpатить столкновение было сделано много примирительных жестов: отмена смертной казни, освобождение без наказаний участников первых антисоветских мятежей, в том числе их руководителей (генералов Корнилова, Краснова и Каледина); многократные предложения левым партиям образовать правительственную коалицию; отказ от репрессий по отношению к членам Временного правительства и перешедшим в подполье депутатам Учредительного собрания, даже отказ от репрессий против участников опасного мятежа левых эсеров в июле 1918 г. в Москве (были расстреляны 13 сотрудников ЧК, причастных к убийству посла Мирбаха) и амнистия в честь первой годовщины Октября.

В целях примирения Советская власть смотрела сквозь пальцы на нарушение официальных запретов: даже летом 1918 г. издавалась газета запрещенной партии кадетов, выходили газеты меньшевиков и анархистов. Даже после разгрома ВЧК "анархистских центров" в Москве Н.Махно летом 1918 г. приезжал в Москву и имел беседы с Лениным и Свердловым.

Первые месяцы Советской власти породили надежды на мирный исход революции без крупномасштабной войны. О том, что эти надежды советского руководства были искренними, говорят планы хозяйственного и культурного строительства и особенно начавшаяся реализация крупных программ. Например, открытие в 1918 г. большого числа (33) научных институтов, организация ряда геологических экспедиций, начало строительства сети электростанций или программа "Памятники республики" (2). Никто не начинает таких дел, если считает неминуемой близкую войну.

В целом, Советское государство создавало механизм, подавляющий тенденцию к гражданской войне, но сила его оказалась недостаточной. Даже для тех действий, которые сегодня многие относят к разряду ошибочных или преступных, в тот момент было трудно предсказать итоговый эффект с точки зрения разжигания или гашения войны. К таким действиям относится красный террор.

Надо сделать общую оговорку. Подходить к социальным конфликтам масштаба революции с позиции абстрактного гуманизма в лучшем случае наивно. Более того, отказ государственной власти от насилия (философский образ такой власти в русской истории представлен царем Федором Иоанновичем) ведет к Смуте и самым большим по масштабам страданиям населения. В условиях кризиса государственности принципом реального гуманизма является политика, ведущая к минимуму страданий и крови, а не к их отсутствию.

Террор (от фр. слова ужас) государства обычно имеет целью подавить эскалацию действий его внутренних врагов созданием обстановки страха, парализующего волю к сопротивлению. Для этого проводится краткая, но интенсивная и, главное, наглядная, вызывающая шок репрессия. Принцип террора - неотъемлемая часть революционной традиции Нового времени, он юридически обоснован Робеспьером и философски - Кантом. Робеспьер писал: "В революцию народному правительству присущи одновременно добродетель и террор: добродетель, без которой террор губителен, и террор, без которого добродетель бессильна". В России все революционные партии принимали идею террора, социал-демократы отрицали лишь террор индивидуальный. Противниками любого террора были именно консерваторы и "реакционеры" (в частности, "черносотенцы").

Советское государство объявило красный террор как ответ на обострившийся летом 1918 г. белый террор, после покушения на В.И.Ленина 30 августа (в организации белого террора, были, кстати, замешаны английские спецслужбы, что признает в своих мемуарах посол Локкарт). Государственным документом, вводившим эту меру, было воззвание ВЦИК (от 2 сентября), выполняющим ее органом - ВЧК. Самой крупной акцией был расстрел в Петрограде 512 представителей высшей буржуазной элиты (бывших сановников и министров, даже профессоров). Списки расстрелянных вывешивались (по официальным данным, всего в Петрограде в ходе красного террора было расстреляно около 800 человек). Прекращен красный террор был постановлением VI Всероссийского съезда Советов 6 ноября 1918 г., фактически в большинстве районов России он был закончен в сентябре-октябре.

Видимо, красный террор, скорее, подтолкнул к гражданской войне, чем отвратил от нее. Парализовать сопротивление Советской власти с помощью страха не удалось. Если же считать террор акцией уже начавшейся войны, то он привел к резкому размежеванию и "очистил тыл" - вызвал массовый отъезд активных противников Советской власти в места формирования Белой армии и районы, где Советская власть была свергнута (например, в Казани во время красного террора было расстреляно всего 8 человек, т.к. "все контрреволюционеры успели сбежать").

Сегодня, когда хорошо изучен процесс разжигания и эскалации примерно десятка гражданских войн последних десятилетий (Ливан, Нигерия, Шри Ланка, Югославия и др.), когда выявлена роль в этом процессе государства и права, можно реконструировать весь период от февраля 1917 г. до конца 1918 г. как систему становления и воспроизводства гражданской войны (более строго, эту систему следовало бы рассматривать начиная с 1905 г.). Советское государство было одним из действующих элементов этой системы - с очень небольшими средствами для воздействия на фундаментальные процессы самоорганизации.

За годы перестройки критики политики Советского государства в тот период, делая упор на известных дефектах и эксцессах, к сожалению, не выявили тех критических точек, на которых, по их мнению, был сделан принципиально неверный выбор. Такой структурный анализ был бы очень полезен. Даже частные решения, которые многие современные авторы представляют как явно ошибочные, выглядят по-иному, как только их помещаешь в более широкий контекст. Так, "демократизация" армии после Октября, - выборность командиров и отмена символов иерархии (погон) - конечно, завершала разрушение старой армии и создавала большую опасность. Однако известно, что те корпуса и армии, где эти меры провести не удалось (1-й Польский корпус, Чехословацкий корпус, армии Румынского фронта), стали готовой и организованной ударной силой, которая начала гражданскую войну.

По-видимому, на всех фатальных "перекрестках", на которых ему приходилось делать выбор из очень малого набора вариантов, Советское государство не сделало тяжелых, а тем более очевидных тогда ошибок. Причина национальной катастрофы России - в совокупности массивных, фундаментальных факторов.

Общие предпосылки для войны.

Вопрос о том, могло ли Советское правительство посредством более тонкой и точной политики предотвратить гражданскую войну, имеет чисто академический интерес. Скорее всего, ресурсов для этого у новой власти было недостаточно. Реальную ценность сегодня имеет выявление тех факторов, которые вели процесс к войне.

В качестве главной причины часто выдвигается экспроприация частной собственности (земли, предприятий, финансов). Это - взгляд "от истмата". На деле никто и никогда не идет на смерть ради собственности. Причины гражданских войн лежат в сфере ценностей (идеалов): изъятие собственности важно не тем, что наносит экономический ущерб, а тем, что воспринимается как нестерпимое посягательство на порядок, признаваемый законным и справедливым. То есть, к войне побуждает не рациональный интерес, а ненависть - категория духовная.

Нарастание такой ненависти в среде имущих классов и значительной части культурного слоя России отмечалось многими наблюдателями уже начиная с лета 1917 г. До конца 1918 г. протекал период ее "созревания" и оформления ее идеологии. Темная ненависть к "восставшему хаму" приобрела культурно приемлемые формы ненависти к политической власти большевиков как узурпаторов и губителей России.

На деле за политическими категориями стоял социальный расизм - невозможность вытерпеть власть "низших классов". Это был фундаментальный фактор, важнейшая культурная предпосылка к гражданской войне, снимавшая запрет на "убийство ближнего".

Вот как Иван Бунин в известной книге "Окаянные дни" описывает рядовую рабочую демонстрацию в Москве 25 февраля 1918 года, когда до реальной войны было еще далеко: "Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские... И какие мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные волосы! У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие... А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, - сколько их, этих атавистических особей". Здесь - представление всего "русского простонародья" как не ближнего.

В ответ на этот все более интенсивно демонстрируемый расизм "простонародье", причем уже вооруженное и знающее свою силу, очень долго отвечало множеством разного рода примирительных жестов. Это отражено во многих документах эпохи (например, в очень скрупулезных дневниках писателя М.М.Пришвина, вовлеченного в гущу событий в деревне и в столицах). В целом, примирительные жесты "простонародья" были имущими классами явно и четко отвергнуты. Это вызвало ответный социальный расизм, быстро достигший уровня ненависти и даже ярости. По накалу страстей гражданская война в России на стадии столкновения добровольческих армий была сходна с войнами этническими и религиозными. В этих условиях логика и процедуры государственных органов, а также трактовка норм права приобретают особый характер, который бесполезно втискивать в рамки обычных представлений.

Вторым фундаментальным фактором, сыгравшим фатальную роль в возникновении гражданской войны, был "наполовину европейский" тип мышления культурного слоя России - а значит, той части буржуазно-дворянской элиты, что и приняла решение разорвать гражданский мир и объявить войну новому государству. Этот тип мышления толкнул Россию к революционному способу разрешения противоречий в 1905 г. и в феврале 1917 г. (он был описан в двух книгах о связи интеллигенции с этими революциями - "Вехи" и "Из глубины"). Теперь он толкнул к гражданской войне.

Из "освоенного наполовину" европейского рационализма интеллигенция восприняла детерминизм - уверенность в том, что общественным процессом, как разновидностью машины, можно управиться силой, как рычагами. Надо только сковырнуть слабую, верхушечную "машину управления" большевиков. Невидимый и мощный процесс самоорганизации народа идеологи гражданской войны игнорировали (или, во всяком случае, недооценили). Возникла иллюзия слабости Советской власти, которая и повлекла за собой отказ от гражданского мира.

В то же время, следуя догмам европейского рационализма, идеологи Белого движения видели лишь социальный конфликт, игнорируя его национальный смысл. Сейчас кажется поразительным, как они могли не видеть несовместимости главных целей движения (либерально-буржуазный порядок - и "единая и неделимая Россия"). Но они действительно ее не видели. Иллюзия слабости противника усугубилась недооценкой внутренней слабости своего проекта.

Наконец, идеологи Белого движения питали необоснованные иллюзии относительно помощи Запада. Строго говоря, белые "втянулись" в полномасштабную гражданскую войну вслед за иностранной интервенцией, как ее "второй эшелон". Первым актом систематической войны была высадка английских войск на Севере и мятеж чехословацкого корпуса в Поволжье. Были неверно оценены и мотивы, и возможности западной помощи. Не имея здесь места, чтобы развивать эту тему, отметим лишь факт: как только правящие круги Запада убедились, что белые овладеть ситуацией в России не смогут, они прекратили их поддержку. Более перспективными стали представляться те силы внутри компартии, которые были ориентированы на "мировую революцию", то есть не на национальные интересы России, а на включение ее в глобальную систему (ее идеологическая окраска - вещь второстепенная).

Неверная оценка соотношения сил верхушкой белых толкнула их к войне. Война стала фактом, и в строительстве государства, в правовых нормах и процедурах на передний план выдвинулись чрезвычайные органы и действия.

§ 3. Органы правопорядка. Суд. Карательные органы. Армия

Рабочая милиция.

28 октября 1917 г. по телеграфу НКВД предписал всем Советам рабочих и солдатских депутатов учредить рабочую милицию. Она должна была находиться в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов, власти обязаны были содействовать ей в снабжении оружием. В акте ничего не говорилось о сельской милиции, но вскоре ее стали создавать крестьянские Советы.

Декрета об упразднении милиции Временного правительства не было, этот вопрос решался на местах Советами. Центральный аппарат старой милиции был ликвидирован в начале декабря 1917 г. приказом НКВД. Временно старая милиция сохранялась при признании личным составом Советской власти (Советы направляли в милицию комиссаров, проводилась чистка ее аппарата). В некоторых районах этот процесс растянулся до весны 1918 г. В первые месяцы Советской власти имелось дублирование - деятельность милиции и Красной гвардии мало чем различались. Поэтому на местах иногда ликвидировали либо милицию, либо Красную гвардию. Рабочая милиция создавалась и действовала по принципу строгой децентрализации, подчиняясь местным Советам.

Рабочая милиция вначале не была штатной. Она строилась на основе привлечения, выборов и милицейской повинности. За несущими милицейскую службу сохранялась зарплата по месту работы. Милиция в первые месяцы выполняла задачи как охраны общественного порядка, так и военные.

Новая милиция, в отличие от царской полиции и милиции Временного правительства, вначале мыслилась как орган, в котором службу должны были нести поочередно все граждане независимо от классовой принадлежности. Но классовое противостояние обострялось, и создавалась рабочая милиция. В "Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа" принятой ВЦИК 3 января 1918 г., а затем III Всероссийским съездом Советом было декретировано вооружение трудящихся, образование Красной Армии рабочих и крестьян и полное разоружение имущих классов.

После создания в феврале 1918 г. регулярной Красной Армии милицию отделили от военных органов и военных функций, превратив ее в профессиональный, штатный орган по охране общественного порядка. Проект "Положения о народной рабоче-крестьянской охране" был опубликован 5 июня 1918 г., и Советы сразу приступили к реорганизации милиции на новых основах. В октябре НКВД и Наркомюст утвердили инструкцию "Об организации Советской Рабоче-Крестьянской милиции".

Был сделан шаг к централизации: милиция на местах являлась теперь исполнительным органом центральной власти. Она состояла в непосредственном ведении местных Советов, но подчинялась общему руководству НКВД (Главное управление милиции). Таким образом, милиция находилась в двойном подчинении - Совету и вышестоящему органу милиции. Милиционеры вооружались холодным оружием и револьверами. При исполнении служебных обязанностей они должны были носить установленную форму или отличительный знак. На милицию возлагалось также проведение розыска и дознания по уголовным преступлениям.

Судебные органы.

После Октября в ряде мест страны население, не дожидаясь директив сверху, само приступило к ликвидации старых судов и созданию новых. Они поначалу носили разные названия: народный суд, пролетарский суд, революционный суд, суд общественный совести и т.д. Обобщая опыт судебного строительства, 24 ноября 1917 г. СНК принимает декрет "О суде" (N 1). Этим декретом упразднялись прежние суды и ликвидировались адвокатура, прокурорский надзор, институт судебных следователей.

Создавалась новая судебная система: местные суды в составе судьи и двух заседателей. Им были подсудны гражданские дела с ценою иска до 3000 руб. и уголовные - с наказанием не свыше 2 лет лишения свободы. Новые суды создавались на принципах выборности судов и участия населения в отправлении правосудия в качестве заседателей. Местные судьи должны были избираться на основании прямых выборов населением, а до этого - местными Советами. Советы составляли списки очередных заседателей и определяли очередь их явки на сессию. Декрет временно возложил предварительное следствие на местных судей. Это была чрезвычайная мера, поскольку она нарушала принцип разделения следствия и суда. Для следствия по делам, подсудным ревтрибуналам, Советы создавали следственные комиссии.

Для борьбы с контрреволюцией учреждались революционные трибуналы в составе председателя и 6 очередных заседателей. Ревтрибуналы избирались губернскими или городскими Советами.

В качестве обвинителей и защитников по уголовным делам, причем со стадии предварительного следствия, допускались "все неопороченные граждане обоего пола". Местные суды руководствовались старыми законами в случаях, если они не отменены революцией и не противоречат "революционной совести". Отмененными признавались все законы, противоречащие декретам ЦИK и СНК, а также программам-минимум партий РСДРП и СР. Ревтрибуналы в своих приговорах на прежние законы не ссылались.

Советское государство особое внимание уделяло созданию ревтрибуналов как механизму защиты новой власти. Поскольку они не обладали силой преемственности со старой судебной системой, их создание было делом срочным. За короткий срок были изданы нормативные акты, регулировавшие организацию, процессуальный порядок, подсудность трибуналов и следственных комиссий. Подобных актов в отношении общих судов за это время не было издано. Первым актом было "Руководство для устройства революционных трибуналов" Наркомюста (28 ноября 1917 г.), затем вышла Инструкция ревтрибуналам. В обоих актах смертная казнь в качестве меры наказаний отсутствовала.

С ноября 1917 г. по май 1918 г. вся территория РСФСР покрылась сетью трибуналов. Они были созданы почти во всех областных и губернских городах, почти во всех уездах и даже в ряде волостей и поселков PCФСР. Поскольку трибуналы были созданы раньше местных судов, им пришлось рассматривать и все уголовные и подчас даже гражданские дела, нарушая нормы декрета "О суде" N1 о подсудности трибуналов и местных судов.

В мае 1918 г. при ВЦИК был создан Ревтрибунал для разбирательства дел общегосударственного значения. В июне 1918 г. учреждается Кассационный отдел при ВЦИК, рассматривавший кассационные жалобы и протесты на приговоры ревтрибуналов. По мере стабилизации обстановки сеть трибуналов резко сокращалась. Они сохранялись лишь в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах.

В 1918 - 1920 годах шел процесс приспособления ревтрибуналов к чрезвычайной обстановке гражданской войны. Они стали превращаться из специальных судебных органов в чрезвычайные специальные судебные органы. Был ликвидирован институт народных заседателей, резко сократился состав трибуналов: с семи человек до трех (один из ЧК), избираемых местными Советами и исполкомами. Это усиливало координацию двух органов, но, конечно, увеличило риск произвола при рассмотрении в трибуналах дел, переданных из ЧК.

Трибунал сам решал, допустить ли к участию в деле обвинения и защиты, но если допускался обвинитель, трибунал обязан был допустить или назначить защитника. Трибунал был вправе отменить прения сторон, если признавал дело выясненным. Все это были чрезвычайные права по ведению процесса (3). Эти нормы повышали оперативность, но ущемляли интересы сторон и прежде всего подсудимого.

"Положение о ревтрибуналах", принятое ВЦИК 12 апреля 1919 г., предоставило трибуналам право определения меры репрессии, что было правом нормотворчества (4). "Положение о ревтрибуналах" от 18 марта 1920 г. подтвердило это право, но лишь в пределах действовавших декретов. В связи с переломом обстановки в борьбе с контрреволюцией января 1920 г. было отменено применение смертной казни органами ВЧК и ревтрибуналами, кроме военных. В мае 1920 г. в связи с наступлением белополяков смертная казнь вновь вводилась в 23 губерниях, объявленных на военном положении.

Кроме общих ревтрибуналов, в годы гражданской войны действовали революционные военные трибуналы (РВТ). Они стали создаваться в войсках по приказам Реввоенсоветов (PВC) с июля 1918 г. Против их введения выступал ряд работников СНК (имелся даже декрет СНК от 4 мая 1918 г., запрещавший создание армейских трибуналов) (5). Вначале создавались трибуналы на уровне армии и фронта, с конца 1918 г. начали появляться их отделы при дивизиях и бригадах. Для руководства РBT был создан Революционный военный трибунал республики. С января 1920 г. стали создаваться РВТ в тылу, в войсках внутренней охраны, а с апреля РВТ округов. В партизанских районах Сибири военные ревтрибуналы действовали на основе нормативных актов, принятых на съездах партизанских армий.

30 ноября 1918 г. было введено военное положение на всей сети железных дорог. В состав фронтового РВТ стал входить представитель железной дороги. 18 марта 1920 г. были учреждены революционные военные железнодорожные трибуналы (РВЖТ). С объявлением военного положения на водном транспорте аналогичные трибуналы были учреждены и там. Процесс в PВТ и РВЖТ проходил так же, как в общих трибуналах, но их приговоры не могли быть обжалованы в кассационном порядке (эта временная мера была отменена в 1922 г.).

Декретом ВЦИК "О народном суде" от 30 ноября 1918 г. учреждался единый народный суд, действовавший либо в составе одного постоянного судьи либо в составе судьи и двух или шести заседателей. Нарсуд рассматривал все уголовные и гражданские дела за исключением дел, подсудных ревтрибуналу. Судьи избирались Советами и исполкомами. Приговоры по уголовным делам и решения по гражданским делам могли быть обжалованы в кассационном порядке в Совет народных судей.

В судах всех инстанций допускалось судоговорение на местных языках. Предварительное расследование по делам, превышающим подсудность местного суда, производили следственные комиссии из трех человек, избираемых Советами. При Советах создавались коллегия правозаступников, осуществлявших как общественное обвинение, так и защиту.

Особенностью процесса создания новых судебных органов в первый период было широкое местное правотворчество. Оно объяснялось высокой творческой активностью населения, вовлеченного в общественную жизнь революцией, отсутствием юридического опыта, а также медленным поступлением нормативных актов из центра. Лишь Конституция РСФСР 1918 г. отнесла вопросы судоустройства к ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК.

Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК).

Вскоре после Октября острота борьбы заставила поднять вопрос о создании органа госбезопасности. 7 декабря 1917 г. СНК создал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем (ВЧК). Она была задумана прежде всего как орган борьбы с саботажем в связи с готовящейся всеобщей забастовкой служащих правительственных учреждений. Впоследствии слова "и саботажем" в названии комиссии были заменены на "и преступлениями по должности".

Учреждалась ВЧК при СНК, председателем был назначен Ф.Э.Дзержинский. В момент образования ВЧК на нее смотрели как на временный орган. Это отразилось в названии комиссии - чрезвычайная, хотя в момент создания она не наделялась чрезвычайными полномочиями (она начинает их приобретать при возложении на нее борьбы с общеуголовным преступлением - спекуляцией). Первые шаги ВЧК были направлены против нарушений трех видов: саботажа чиновников, "пьяных погромов" (они происходили при разграблении винных складов в Петрограде) и бандитизма "под флагом анархизма".

ВЦИК и СНК издали значительное количество нормативных актов, определявших задачи, структуру, компетенцию ВЧК, ее место в системе органов госаппарата. ВЧК действовала как коллегиальный орган (при председателе состояла коллегия). Вначале в ней было три отдела: информационный, организационный и борьбы с контрреволюцией и саботажем, 11 декабря 1917 г. был создан четвертый отдел - по борьбе со спекуляцией. Особую опасность представляла спекуляция в связи с заключением Брестского мира. Поскольку он предусматривал обязательство правительства России безоговорочно оплатить все ценные бумаги, предъявленные Германией, началась широкая спекуляция акциями промышленных предприятий (в том числе уже национализированных). Акции продавались немецким подданным, от них поступали в посольство Германии, а оно предъявляло их к оплате. На борьбу с этим были брошены большие силы ВЧК.

В марте 1918 г. были созданы тюремный и хозяйственный отделы, справочное бюро, дававшее справки об арестованных и о делах, находившихся в производстве ВЧК; стол личного состава ВЧК, занимавшийся учетом работников ВЧК. В конце июля был создан железнодорожный отдел ВЧК.

В момент создания в ВЧК входили лишь большевики. 8 января 1918 г. СНК назначил членами ВЧК четырех левых эсеров, один из них стал заместителем председателя ВЧК. После заключения Брестского мира левые эсеры ушли почти из всех наркоматов, но в ВЧК остались. 6 июля 1918 г. левые эсеры использовали аппарат ВЧК в организации убийства немецкого посла Мирбаха и вооруженного выступления против большевиков (6). После ликвидации этого выступления левые эсеры были отстранены от работы в органах ВЧК.

Для осуществления своих полномочий ВЧК имела свои вооруженные силы. Со второй половины декабря 1917 г. стали создаваться местные ЧК, создаваемые местными Советами. В волостях и небольших уездах назначались комиссары ЧК. К концу мая 1918 г. было создано 40 губернских и 365 уездных ЧК (в январе 1919 г. в связи с определенной стабилизацией обстановки уездные ЧК были упразднены). Значительную роль в унификации форм и методов работы органов ЧК сыграла I Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий (июнь 1918 г.). О масштабах деятельности ВЧК можно судить по числу ее сотрудников, который к 1921 г. достиг максимума - 31 тыс. человек (в конце февраля 1918 г. число сотрудников аппарата ВЧК не превышало 120 человек).

С самого начала своей деятельности ВЧК наделялась правом ареста. 31 января 1918 г. СНК установил, что ВЧК занимается розыском, пресечением и предупреждением преступлений, передавая материалы для следствия в следственную комиссию трибунала, которая и передавала дела в суд. Таким образом, четко разграничивалась компетенция органов ВЧК и трибуналов. Создавались нормальные взаимоотношения между этими органами. Это положение было нарушено наступлением немецких войск, когда принятое в связи с этим постановление СНК 21 февраля 1918 г. наделило ВЧК правом внесудебного решения дел с применением высшей меры наказания - расстрела. ВЧК становится в полном смысле чрезвычайным органом. С этого времени органы ВЧК вели не только оперативную работу, но и проводили следствие и выносили приговор, заменяя следственные и судебные органы. Это привело к неизбежным при отсутствии процессуального контроля ошибкам и злоупотреблениям с гибелью невиновных.

В ноябре 1920 г. на ВЧК была возложена охрана границ государства (до этого охрана границ в какой-то степени обеспечивалась "завесами" - системой подвижных военных отрядов).

Революционные комитеты.

24 октября 1919 г. ВЦИК утвердил положение ) "О революционных комитетах". Эти чрезвычайные органы власти могли создаваться в местностях, освобожденных от неприятеля, в прифронтовой полосе и в тылу для организации обороны и поддержания порядка. Их создавали РВС армии при участии местных органов власти в составе от 3 до 5 человек. При нормализации обстановки, создании местных органов власти, ревкомы передавали им все свои полномочия, имущество и дела. В прифронтовой полосе (на расстоянии 25-50 км от линии фронта) постановлением РВС армии исполкомы Советов могли быть временно распущены и заменены ревкомами. Ревкомы могли создаваться и в тылу в составе 3-5 человек (председателя и одного из членов исполкома и местного военного комиссара). В этом случае обычные органы власти продолжали действовать, но передавали ревкому все дела, связанные с обороной и охраной порядка.

Армия.

После Октябрьской революции вооруженные силы страны составляли отряды Красной гвардии, рабочей милиции, части старой армии, которые поддержали Советскую власть. Одной из причин падения Временного правительства было нежелание солдат продолжать войну. Ввиду явной опасности, что с фронта вглубь страны хлынет неорганизованный поток вооруженных дезертиров, Советское государство сразу приступило к демобилизации старой армии.

Одновременно был начат процесс создания новой постоянной и регулярной армии (обсуждалась и возможность реорганизации старой армии без ее демобилизации, но она была признана нереальной) . 15 января 1918 г. СНК принимает декрет "О рабоче-крестьянской Красной Армии", которая создавалась на классовой основе и на принципе добровольности (29 января 1918 г. вышел декрет о создании рабоче-крестьянского Красного флота на тех же основах, что и Красная Армия). Для вступления в ряды Красной Армии необходимы были рекомендации войсковых комитетов, парторганизаций и профсоюзов или, по крайней мере, двух членов этих организаций. При вступлении целыми частями требовалась круговая порука всех и поименное голосование.

Принцип добровольности был вызван тем, что война надоела народу и общественное сознание отвергало идею воинской повинности. Кроме того, старый аппарат военного управления был ликвидирован, и некому было осуществлять мобилизацию в армию. Непосредственное руководство и управление армией осуществлял Высший военный совет, а с августа 1918 г. Наркомат по военным делам и созданная при нем коллегия. Местными органами были военкоматы (от губернских до уездных). К концу 1918 г. в стране действовал 7431 военкомат. В армии вводился институт военных комиссаров.

На базе красногвардейских отрядов началось формирование национальных частей. Была создана мусульманская Красная Армия в Поволжье, национальные части на Северном Кавказе. Они сыграли большую роль в боях с националистами.

Весной 1918 г. началась иностранная военная интервенция, и ВЦИК ввел всеобщую воинскую повинность. Созданные на местах военкоматы вели комплектование армии. Всеобщая воинская повинность и обязанность всех граждан защищать социалистическое отечество были закреплены в Конституции РСФСР 1918 г. Однако почетное право защищать отечество с оружием в руках было предоставлено только трудящимся, нетрудовые элементы выполняли иные воинские обязанности.

В марте 1918 г. СНК узаконил привлечение в Красную Армию "военных специалистов" из числа офицеров и генералов старой армии (это решение специально подтвердил V Всероссийский съезд Советов). В первые дни наступления войск Четвертного союза (Германии и ее союзников) в феврале 1918 г. в Красную Армию вступило добровольно свыше 8 тысяч бывших офицеров и генералов. Привлечение "военспецов" из числа офицеров вызвало в партии острую дискуссию, а порой и конфликты. Возникла даже т.н. "военная оппозиция" на VIII съезде РКП(б) - из числа противников этой политики. Аргументом против привлечения офицеров служили частые (нередко групповые) измены военспецов. Особую роль сыграл мятеж двух фортов Кронштадта, измена командующего Восточным фронтом, нескольких командующих армиями, переход на сторону белых всего профессорско-преподавательскго состава и 80% слушателей старшего курса Военной академии РККА (бывшей Николаевской) в Казани. Однако В.И.Ленин в отстаивании своей позиции проявил исключительную настойчивость.

Постепенно грани между двумя категориями командного состава - "военспецов" и "красных командиров" ("краскомов") стирались, и к окончанию гражданской войны оба термина вышли из употребления и были заменены единым наименованием "командир РККА".

По мере эскалации гражданской войны и интервенции становилась очевидной необходимость создания массовой регулярной армии. Для руководства всеми вооруженными силами ВЦИК 2 сентября 1918 г. создает Реввоенсовет республики (РВСР) и учреждает должность главнокомандующего всеми войсками страны, назначаемого СНК. На фронтах и в армиях создавались РBС, члены которых назначались РВСР. В них входили командующий фронтом или армией, военспец и два политкомиссара. Роль РВС фронта и армии была велика. Так, когда несколько военспецов из Пермской дивизии перебежало к врагу, председатель РВСР Троцкий приказал расстрелять всех комиссаров, где были перебежчики. РВС армии направил протест в ЦК РКП(б), и приказ был отменен.

Во время гражданской войны и мобилизация рекрутов, и реквизация лошадей и фуража для армии проводились и белыми, и красными насильно. Вопрос был в том, какие усилия приходилось для этого прилагать. Причина победы красных была в том, что белым становилось все труднее и труднее пополнять армию, и в 1920 г. число новобранцев в Белую и Красную армии находились в отношении 1:5. По мере продвижения белых в их тылу вспыхивали восстания (по выражению историка Белой армии, "волна восставших низов").

Создание новой армии, тем более в условиях быстрого обострения военных действий, происходило трудно, требовало иногда крайних мер. Так, в августе 1918 г. при разгроме Красной Армии под Казанью некоторые отряды и одна часть панически бежали, и Троцкий требовал применить к ним "децимарий" - расстрел каждого десятого. В конце концов по приговору трибунала были расстреляны командир и комиссар Петроградского рабочего полка и 18 рядовых.

Важным шагом в становлении армии было введение в ноябре 1918 г. формы для военнослужащих, а в январе 1919 г. - знаков различия для командного состава. В сентябре 1918 г. был учрежден орден Красного Знамени, которым награждались за храбрость и мужество в боях.

§ 4. Деятельность Советского государства в области экономики

Центральные органы управления народным хозяйством.

Объединение усилий в борьбе с разрухой потребовало создания специальных органов управления. В декрете II Съезда Советов о создании правительства было предусмотрено образование ряда экономических наркоматов. Вскоре, однако, стало ясно, что необходим единый центральный экономический орган. В основу его была положена идея централизации управления хозяйством по отраслям и участие трудящихся в управлении через фабзавкомы.

Декретом ВЦИК и СНК от 2 декабря 1917 г. был учрежден Высший совет народного хозяйства при СНК с очень широкими функциями и полномочиями. Он должен был вырабатывать общие нормы регулирования экономической жизни страны, согласовывать и объединять деятельность центральных и местных учреждений. ВСНХ направлял работу экономических отделов местных Советов. Все законопроекты и крупные мероприятия по регулированию народного хозяйства в целом вносились в СНК через ВCHX. Ему предоставлялись большие права и в оперативном управлениии (например, право конфискации, реквизиции и секвестра). ВСНХ активно участвовал в организации строительства, транспорта, торговли и финансов, но главное место всегда занимали проблемы промышленности.

Руководящими органами ВСНХ были Пленум, Бюро и Президиум. Пленум (около 70 человек) собирался не реже 1 раза в месяц и состоял из представителей ВЦИК, наркоматов, профсоюзов, местных СНХ, кооперации. Бюро (до 15 человек) координировало текущую работу секций и отделов по управлению отдельными областями народного хозяйства. Президиум (9 человек) играл ключевую роль, избирался на съездах совнархозов и руководил работой ВСНХ.

По мере национализации промышленности ВСНХ все больше освобождался от функций регулирования всего народного хозяйства, сосредоточиваясь на управлении промышленностью. В годы гражданской войны резко повысилась роль главных управлений ВСНX по управлению промышленностью (главков). Самостоятельность предприятий была сведена к нулю, все вопросы решали главки ВСНХ. Эта чрезвычайная система управления промышленностью получила наименование "главкизм".

Когда полномасштабная гражданская война стала фактом, 2 сентября 1918 г. ВЦИК объявил страну военным лагерем. Декретом от 30 ноября 1918 г. создавался Совет рабочей и крестьянской обороны (в 1920 г. преобразован в Совет труда и обороны, СТО), которому была дана вся полнота власти в области обороны. Возглавил его председатель СНК В.И.Ленин. СТО осуществлял руководство военными операциями, ведал вопросами комплектования и снабжения вооруженных сил посылал на места чрезвычайных уполномоченных. Его постановления были обязательны для всех организаций, учреждений и граждан. ВЦИК и СНК имели право отменять или приостанавливать постановления и решения СТО.

Управление сельским хозяйством и заготовками продовольствия.

Великая Октябрьская социалистическая революция внесла большие изменения в главный сектор экономики - сельское хозяйство. По "Декрету о земле" помещичья собственность на землю отменялась немедленно без всякого выкупа.

Декрет о земле исходил из "Крестьянского наказа о земле", составленного на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией "Известий Всероссийского Совета крестьянских депутатов" (опубликован 19 августа 1917 г.). Его главные положения таковы: право частной собственности на землю отменяется навсегда, земля не может быть продаваема, покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема. Вся земля обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней. Все недра, руда, нефть, уголь, соль и т.д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходят в исключительное пользование государства. Все мелкие реки, озера, леса и проч. переходят в пользование общин. Земельные участки с высококультурными хозяйствами: сады, плантации, питомники, оранжереи и т.д. не подлежат разделу и передаются в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от размера и значения их. Право пользования землей получают все граждане без различия пола, желающие обрабатывать ее своим трудом. Наемный труд не допускается. Устанавливается уравнительное землепользование. Земля распределяется между трудящимися по трудовой или потребительской норме (7).

В результате крестьянство получило более 150 млн. га земли, освобождалось от огромных арендных платежей и от расходов на приобретение земли в дальнейшем, а также от большого долга Крестьянскому поземельному банку. Крестьянам был передан помещичий сельскохозяйственный инвентарь.

Декретом II Всероссийского съезда Советов был образован Наркомат земледелия. На местах распоряжение земельными угодьями и распределение земли между крестьянами возлагалось на местные Советы. Наркомзем вырабатывал принципиальные основы аграрной политики, руководил земельными отношениями, занимался организацией агрономической, ветеринарной и т.п. помощи крестьянству. В его ведение были переданы бывшие имения, на базе которых позднее начали создавать совхозы.

Также был создан Наркомат продовольствия. В стране был острейший продовольственный кризис, он обострялся тем, что продкомитетами в центре и на местах руководили меньшевики и эсеры, которые организовали саботаж решений Советской власти. В январе 1918 г. был созван Всероссийский продовольственный съезд, который решил ввести хлебную монополию, нормы распределения предметов ширпотреба и т.д.

Наркомпрод стал единственным органом заготовок и снабжения населения продуктами и промтоварами. Ему подчинялись местные органы. Цены устанавливал ВСНХ совместно с Наркомпродом. Все продовольственное дело в стране было строго централизовано. Наркомпрод широко вовлекал в свой аппарат рабочих и бедноту. В 1918 г. все пустующие земли были переданы Наркомзему для государственного засева. Для его организации привлекалось городское население.

Чрезвычайные продовольственные меры.

Декретом ВЦИК 9 мая 1918 г. в стране была введена продовольственная диктатура. Наркому продовольствия были предоставлены чрезвычайные полномочия. Хлебная монополия и твердые цены были введены еще Временным правительством, но не выполнялись. Советский декрет был более суров, он предусматривал применение вооруженной силы в случае оказания противодействия "отбиранию хлеба или продовольственных продуктов". Все организации и учреждения обязывались "безоговорочно и немедленно" исполнять все его распоряжения, касающиеся продовольственных вопросов. Крестьянам устанавливались нормы душевого потребления: 12 пудов зерна, 1 пуд крупы на год и т.д. Сверх этого весь хлеб считался излишками и подлежал отчуждению.

Летом и осенью 1918 г. Наркомпрод посылал в хлебные районы страны рабочие продовольственные отряды. Половина добытого ими зерна поступала предприятию, сформировавшему отряд, половина передавалась Наркомпроду. Эти отряды составили затем единую Продармию, которая к декабрю 1918 г. насчитывала 41 тыс. человек. Продармия была включена в состав войск внутренней охраны Республики (ВОХР). 11 января 1919 г. СНК принимает декрет о продовольственной разверстке, согласно которому все количество хлеба и фуража, необходимого для удовлетворения государственных потребностей, разверстывалась между производящими хлеб губерниями и дальше - между уездами, волостями, деревнями и дворами (использовался принцип круговой поруки). Крестьянам оставляли определенное количество продовольствия для питания, фураж для скота и зерно для посева. Все остальное зерно подлежало изъятию за деньги (т.к. деньги потеряли в то время свое значение, фактически у крестьян отбирали излишки хлеба бесплатно).

Эти чрезвычайные меры дали определенные результаты. Если в 1917/18 году было заготовлено только 30 млн. пудов хлеба, то в 1918/19 году - 110 млн. пудов, а в 1919/20 году - 260 млн. пудов (8). Угроза голодной смерти (но не угроза голода) в городах и в армии была устранена. Пайками было обеспечено практически все городское население и часть сельских кустарей (всего 34 млн. человек). Впервые система дифференцированных пайков (три категории) была введена в августе 1918 г. в Москве и Петрограде. В 1920 г. система пайков постепенно была заменена оплатой труда натурой. Пенсиями и пособиями (в натуре, продовольствием) были обеспечены 9 млн. семей военнослужащих.

За счет прямого внерыночного распределения городское население получало от 20 до 50% потребляемого продовольствия (эта величина колебалась от губернии к губернии). Остальное давал черный рынок ("мешочничество"), на который власти смотрели сквозь пальцы. В сентябре 1918 г. рабочим было разрешено привозить в город продукты питания в количестве не более полутора пудов (мешочники даже стали называться "полуторапудовики"). Эта временная мера продлевалась, а потом негласно была узаконена. Было также разрешено заготавливать продукты заводам и фабрикам для своих работников. Очень большое значение имел и тот факт, что Советское правительство сумело наладить сотрудничество с имевшейся в России огромной сетью потребительской кооперации и через нее организовать прямой товарообмен. Вообще, реальная история того периода поражает разнообразием и изобретательностью тех подходов, которые пробовали и применяли и государственные органы, и предприятия, и граждане, чтобы организовать распределение жизненно необходимых продуктов и товаров.

В последние годы чрезвычайные продовольственные меры Советского государства трактовались в прессе крайне поверхностно, а часто и недобросовестно. Во главу угла при этом был поставлен идеологические мотивы, а это вредит познанию. Применение Советской властью чрезвычайных мер - вопрос большой и принципиальный, и продразверстка заслуживает особого разговора.

Ни одно правительство не вводит чрезвычайные меры без крайней необходимости, ибо они дороги, связаны со страданиями людей и вызывают недовольство большей или меньшей части населения. Идя на чрезвычайные меры, правительство тратит свой политический "капитал". Поэтому вопрос стоит так: что вызовет большие по масштабу страдания - применение чрезвычайных мер или отказ от них? Ответ на это может дать лишь конкретный, а не идеологический анализ.

Твердые цены, запрет на спекуляцию и реквизиции хлеба - издавна известные меры предотвращения голода. В широких масштабах, как единая и всесторонне рассмотренная государственная программа, они были применены в 1793-1794 гг. во Франции. Этот опыт был хорошо изучен, из него был сделан ряд важных выводов для экономической теории. Он был известен и большевикам (позднее, в 1928 г. был даже издан перевод книги ведущего историка Французской революции А.Матьеза "Борьба с дороговизной и социальное движение в эпоху террора" - скрупулезное описание французской "продразверстки").

Вот главные ее уроки. Чрезвычайные продовольственные меры во Франции были введены сторонниками экономического либерализма, принципиальными противниками любого государственного регулирования рынка. Значит, дело не в доктринах и не в теориях. Меры были исключительно жесткими. Первым законом предписывалось реквизировать у земледельца лишь излишек урожая. Крестьянину оставляли "семейный запас" (достаточный для пропитания семьи в течение года) и семена для посева.

Позднее Конвент специальным декретом отменил семейный запас, и Продовольственная комиссия "превратила все продовольственные запасы республики в общую собственность". Проводились обыски домов и квартир, изымалось почти все продовольствие. Единой для всей страны нормы оставляемого жителям хлеба установлено не было, но она везде была очень мала (например, в округе Шомон она составляла 16 кг на жителя, излишек он должен был сдать на военный склад в течение 5 дней). Реквизиции проводились национальной гвардией и часто сопровождались боями. Были введены хлебные карточки и смертная казнь за спекуляцию. По словам А.Матьеза, результат был таков: "правительство Робеспьера спасло рабочую Францию от голода".

Известно, что государство царской России было добито нехваткой хлеба в городах в начале 1917 г. Предотвратить этот исход царское правительство пыталось теми же методами, что и во Франции. Когда в 1915 г. был нарушен нормальный товарооборот и, несмотря на высокий урожай, "хлеб не пошел на рынок", были установлены твердые цены и начались реквизиции. Они ударили только по крестьянам. 23 сентября 1916 г. правительство объявило продразверстку и ввело ее с 2 декабря. К 31 декабря она должна была быть доведена до каждого двора. Количество подлежащего сдаче хлеба составляло 772 млн. пудов. Как видим, вроде бы не имеющие никакого отношения к коммунистам министры царского правительства идут на меру, присущую военному коммунизму.

Объявленная на 1917 г. продразверстка провалилась исключительно из-за слабости аппарата царского правительства, саботажа и коррупции чиновников. В феврале М.В.Родзянко подает Николаю II записку, в которой предупреждает о грядущей катастрофе: "Предполагалось разверстать 772 млн. пуд. Из них по 23 января было теоретически разверстано: 1) губернскими земствами 643 млн. пуд., 2) уездными земствами 228 млн. пуд. и, наконец, 3) волостями только 4 млн. пуд. Эти цифры свидетельствуют о полном крахе разверстки". Неспособность правительства осуществить продразверстку погубила Российскую империю. Временное правительство, будучи по своей философии буржуазно-либеральным, тем не менее также вводит хлебную монополию - и также не может провести ее в жизнь из-за беспомощности государственного аппарата.

Продразверстка, введенная Советским правительством, была успешной не из-за жестокости продотрядов (хотя эксцессов не могло не быть). Причина в том, что крестьянство, получившее от Советской власти землю и освобожденное от долгов, выкупных и арендных платежей, не пошло на конфликт с властью (хотя, разумеется, реквизициям сопротивлялись, нередко возникали и вооруженные столкновения). Обеспечить минимальное снабжение города через рынок при быстрой инфляции, разрухе в промышленности и отсутствии товарных запасов, очевидно, было невозможно. Реально покупать хлеб на свободном рынке рабочие не могли.

При проведении продразверстки Наркомпрод некоторое время опирался на особые чрезвычайные организации - комитеты бедноты. Они были созданы по декрету ВЦИК от 11 июня 1918 г. Перед комбедами стояло две задачи: распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельхозорудий среди сельской бедноты; содействие продорганам в изъятии излишков хлеба у кулаков (за это часть зерна предоставлялась самим комбедам до 15 июля бесплатно, а затем с большой скидкой). В состав комбедов могли входить все жители села, кроме кулаков. В ряде губерний комбеды стали низовым аппаратом Наркомпрода, помогали продотрядам, вели борьбу со спекуляцией, создавали коммуны, общественные столовые, ясли и т.д.

Расчет был на то, что создание комбедов расколет деревню и приведет к изоляции кулака. В целом этот расчет не оправдался, поскольку удельный вес бедноты на селе резко снизился. Радикализм многих комбедов создал опасность конфликта власти как раз с середняками. Возникла напряженность между комбедами и Советами. Этот опыт был завершен тем, что в конце 1918 г. на комбеды было возложено проведение перевыборов Советов. Возникновение окрепших Советов сделало комбеды как чрезвычайные органы излишними, и они были упразднены в ноябре 1918 г. на VI съезде Советов (9). На Украине, где социальное расслоение на селе было более резким, чем в России, комитеты незаможних крестьян пережили даже введение НЭПа.

Военный коммунизм.

Отдельным важным этапом в экономической и социальной политике Советского государства был военный коммунизм. Он был даже больше, чем политикой, на время он стал образом жизни и образом мышления - это был особый, чрезвычайный период жизни общества в целом. Поскольку он пришелся на этап становления Советского государства, на его "младенческий возраст", он не мог не оказать большого влияния на всю последующую его историю, стал частью той "матрицы", на которой воспроизводился советский строй. Сегодня мы можем понять суть этого периода, освободившись от мифов как официальной советской истории, так и вульгарного антисоветизма.

Главные признаки военного коммунизма - перенос центра тяжести экономической политики с производства на распределение. Это происходит, когда спад производства достигает такого критического уровня, что главным для выживания общества становится распределение того, что имеется в наличии. Поскольку жизненные ресурсы при этом пополняются в малой степени, возникает их резкая нехватка, и при распределении через свободный рынок их цены подскочили бы так высоко, что самые необходимые для жизни продукты стали бы недоступны для большой части населения. Поэтому вводится нерыночное уравнительное распределение.

На нерыночной основе (возможно, даже с применением насилия) государство отчуждает продукты производства, особенно продовольствие. Резко сужается денежное обращение в стране. Деньги исчезают во взаимоотношениях между предприятиями. Продовольственные и промышленные товары распределяются по карточкам - по фиксированным низким ценам или бесплатно (в Советской России в конце 1920 - начале 1921 года даже отменялась плата за жилье, пользование электроэнергией, топливом, телеграфом, телефоном, почтой, снабжение населения медикаментами, ширпотребом и т.д.). Государство вводит всеобщую трудовую повинность, а в некоторых отраслях (например, на транспорте) военное положение, так что все работники считаются мобилизованными.

Все это - общие (структурные) признаки военного коммунизма, которые с той или иной конкретно-исторической спецификой проявились во всех известных в истории периодах этого типа. Наиболее яркими (вернее, изученными) примерами служит военный коммунизм во время Великой Французской революции, в Германии во время Первой мировой войны, в России в 1918-1921 гг., в Великобритании во время Второй мировой войны.

Тот факт, что в обществах с очень разной культурой и совершенно разными господствующими идеологиями в чрезвычайных экономических обстоятельствах возникает очень сходный уклад с уравнительным распределением, говорит о том, что это - единственный способ пережить трудности с минимальными потерями человеческих жизней. Возможно, в этих крайних ситуациях начинают действовать инстинктивные механизмы, присущие человеку как биологическому виду. Возможно, выбор делается на уровне культуры, историческая память подсказывает, что общества, отказавшиеся в такие периоды от солидарного распределения тягот, просто погибли. Во всяком случае, военный коммунизм как особый уклад хозяйства не имеет ничего общего ни с коммунистическим учением, ни тем более с марксизмом. Сами слова "военный коммунизм" просто означают, что в период тяжелой разрухи общество (социум) обращается в общину (коммуну) - как воины.

В последние годы ряд авторов утверждают, что военный коммунизм в России был попыткой ускоренного осуществления марксистской доктрины построения социализма. Если это говорится искренне, то перед нами прискорбное невнимание к структуре важного общего явления мировой истории. Риторика политического момента почти никогда верно не отражает сути процесса. В России в тот момент, кстати, взгляды т.н. "максималистов", считающих, что военный коммунизм станет трамплином в социализм, вовсе не были господствующими в среде большевиков.

Серьезный анализ всей проблемы военного коммунизма в связи его с капитализмом и социализмом дан в книге видного теоретика РСДРП(б) А.А.Богданова "Вопросы социализма", вышедшей в 1918 г. Он показывает, что военный коммунизм есть следствие регресса производительных сил и социального организма. В мирное время он представлен в армии, как обширной авторитарной потребительской коммуне. Однако во время большой войны происходит распространение потребительского коммунизма из армии на все общество. А.А.Богданов дает именно структурный анализ явления, взяв как объект даже не Россию, а более чистый случай - Германию. Из этого анализа вытекает важное, выходящее за рамки истмата положение: структура военного коммунизма, возникнув в чрезвычайных условиях, после исчезновения породивших ее условий (окончания войны) сама собой не распадается. Выход из военного коммунизма - особая и сложная задача. В России решить ее будет особенно непросто, поскольку в системе государства очень большую роль играют Советы солдатских депутатов, проникнутые мышлением военного коммунизма.

Соглашаясь с видным марксистом, экономистом В.Базаровым в том, что военный коммунизм - "ублюдочный" хозяйственный уклад, А.А.Богданов показывает, что социализм не входит в число его "родителей". Это - порождение капитализма и потребительского коммунизма как чрезвычайного режима, не имеющего никакой генетической связи с социализмом как прежде всего новым типом сотрудничества в производстве. А.А.Богданов указывает и на большую проблему, которая возникает в сфере идеологии: "Военный коммунизм есть все же коммунизм; и его резкое противоречие с обычными формами индивидуального присвоения создает ту атмосферу миража, в которой смутные прообразы социализма принимаются за его осуществление".

К сожалению, уровень рассмотрения проблемы военного коммунизма в России в конце 90-х годов намного ниже, чем в 1918 г. Ниже и уровень интеллектуальной ответственности: ни один автор, критикующий политику военного коммунизма в 1918 г., не сказал, каким образом следовало обеспечить город минимумом хлеба, не прибегая к такой мере.

Национализация банков.

Очень важным событием была национализация банков по декрету ВЦИК от 14 декабря 1917 г. Банки - главный системообразующий элемент капитализма (рыночная экономика есть особый уклад, при котором в товар превращаются деньги, земля и рабочая сила). Отмена "продажи денег" - принципиальное условие для обобществления хозяйства в масштабе страны. Поэтому вопрос о национализации банков ставился начиная с Апрельских тезисов Ленина и вошел в документы VI съезда партии в августе 1917 г.

В России положение банков было особым, они контролировались иностранным финансовым капиталом. В России было 8 больших частных банков, из них лишь один (Волжско-Вятский) мог считаться русским, но он был блокирован "семеркой" и капитал его рос медленно. Иностранцам принадлежало 34% акционерного капитала банков. Поэтому их национализация была актом и внешней политики государства. Через банки иностранный капитал установил контроль над промышленностью России, поэтому, затронув банки, Советское правительство начинало огромный процесс изменения отношений собственности, к которому в тот момент оно не было готово.

Во время войны частные банки в России резко разбогатели и усилились (при сильном ослаблении Государственного банка - обеспечение золотом его кредитных билетов упало за годы войны в 10,5 раза). В 1917 г. банки занялись спекуляцией продовольствием, скупили и арендовали склады и взвинчивали цены. Таким образом, они стали большой политической силой.

В 1917 г. причина национализации банков никак не была связана с теорией, она была сугубо политической и даже конъюнктурной. Банки объявили финансовый бойкот Советской власти, перестали выдавать деньги для выплаты зарплаты (чиновникам госаппарата выдали зарплату за 3 месяца вперед с тем, чтобы бойкотировать новую власть). Через три недели саботажа и бесплодных переговоров, 14 ноября вооруженные отряды заняли все основные частные банки в столице. Декретом ВЦИК была объявлена монополия банковского дела, и частные банки влились в Государственный (отныне Народный) банк. Банковские служащие объявили забастовку и только в середине января банки возобновили работу, уже в системе Народного банка. Крупные вклады были конфискованы. Аннулировались все внешние и внутренние займы, которые заключили как царское, так и Временное правительство. За годы войны только внешние займы составили 6 млрд. руб. (чтобы понять величину этой суммы, скажем, что в лучшие годы весь хлебный экспорт России составлял около 0,5 млрд. руб в год). 2 декабря 1918 г. на территории РСФСР запоздало были ликвидированы все иностранные банки. В апреле 1918 г., когда возникли надежды на возможность мягкого переходного этапа ("государственного капитализма"), были начаты переговоры с банкирами о денационализации банков, но этот прект не был реализован.

Рабочий контроль.

Рабочий контроль начал стихийно возникать на многих предприятиях сразу после Февральской революции. Сразу же после Октября, уже на II Всероссийском съезде Советов было заявлено, что Советская власть повсеместно установит рабочий контроль над производством. 14 ноября 1917 г. ВЦИК утверждает "Положение о рабочем контроле" (10). Рабочий контроль вводился над производством, куплей-продажей продуктов и сырья, хранением их, а также над финансами предприятия. Контроль рабочие осуществляли через свои выборные органы: фабзавкомы, советы старост и т.п., причем в них должны были входить представители от служащих и ИТР. В каждом крупном городе, губернии предписывалось создание местного Совета рабочего контроля. Впредь до созыва съезда Советов рабочего контроля в Петрограде создавался Всероссийский Совет рабочего контроля. По своей структуре вся система органов рабочего контроля повторяла систему Советов.

Владельцы обязаны были предъявлять органам рабочего контроля всю документацию. Виновные в сокрытии документации отвечали по суду. Решения органов рабочего контроля были обязательны для владельцев и могли быть отменены только постановлением высших органов рабочего контроля.

Реально, главными задачами рабочего контроля стало пресечение попыток хозяев предприятий свернуть производство, продать предприятие, перевести деньги за границу, уклониться от выполнения нового трудового законодательства. Предприниматели совместно с рабочим контролем несли теперь ответственность за "строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества" (то есть, речь шла и о контроле над анархическими настроениями части рабочих). Участвуя в работе рабочего контроля, трудящиеся приобщались к управлению производством.

На деле декрет о рабочем контроле отстал от жизни, процесс шел стихийно, по-разному на разных предприятиях (были случаи, когда рабочие, выгнав предпринимателей и не справившись с управлением, просили их вернуться обратно). Сама идея рабочего контроля на отдельном предприятии отвечала скорее принципам синдикализма, чем социализма, который предполагал планомерную организацию производства в обществе в целом.

Хотя декрет не оказал заметного влияния на реальную жизнь, позднее он широко использовался для обоснования актов о национализации предприятий ("вследствие отказа подчиняться рабочему контролю").

Национализация промышленности.

В целом, и причины, и ход национализации промышленных предприятий после Октября 1917 г. в официальной советской истории искажены. Они представлены как закономерный, вытекающий из теории марксизма процесс. На деле этот шаг Советского государства был сделан вопреки намерениям правительства и совершенно вопреки теории, которая предполагала прохождение довольно длительного этапа государственного капитализма. Даже представление о рабочем контроле буквально накануне Октября предполагало образование совместного совещания предпринимателей и рабочих. Показателен и тот факт, что до марта 1918 г. Госбанк выдал очень крупные средства в виде ссуд частным предприятиям. Взяв власть при полном распаде и саботаже госаппарата, Советское правительство и помыслить не могло взвалить на себя функцию управления всей промышленностью.

Эта проблема имела и важное международное измерение. Основной капитал главных отраслей промышленности принадлежал иностранным банкам. В горной, горнозаводской и металлообрабатывающей промышленности 52% капитала было иностранным, в паровозостроении - 100%, в электрических и электротехнических компаниях 90% все имеющиеся в России 20 трамвайных компаний принадлежали немцам и бельгийцам, и т.д. Никакие теории не могли предсказать последствий национализации такого капитала - в истории не было опыта.

Конечно, в собственность нового государства автоматически перешли все казенные железные дороги и предприятия. В январе 1918 г. был национализирован морской и речной флот. В апреле 1918 г. национализируется внешняя торговля. Это были сравнительно простые меры, для управления и контроля имелись ведомства и традиции.

В промышленности события пошли не так, как задумывалось - начался процесс двух типов - "стихийная" и "карательная" национализация.

Английский историк Э.Карр создал грандиозный труд - "Историю Советской России" (до 1929 г.) в 14 томах с дотошным изучением документов. Он пишет о первых месяцах после Октября: "Большевиков ожидал на заводах тот же обескураживающий опыт, что и с землей. Развитие революции принесло с собой не только стихийный захват земель крестьянами, но и стихийный захват промышленных предприятий рабочими. В промышленности, как и в сельском хозяйстве, революционная партия, а позднее и революционное правительство оказались захвачены ходом событий, которые во многих отношениях смущали и обременяли их, но, поскольку они [эти события] представляли главную движущую силу революции, они не могли уклониться от того, чтобы оказать им поддержку".

Требуя национализации, обращаясь в Совет, в профсоюз или в правительство, рабочие стремились прежде всего сохранить производство (в 70% случаев эти решения принимались собраниями рабочих потому, что предприниматели не закупили сырье и перестали выплачивать зарплату, а то и покинули предприятие).

Вот первый известный документ - просьба о национализации фирмы "Копи Кузбасса" - резолюция Кольчугинского совета рабочих депутатов 10 января 1918 г.:

"Находя, что акционерное общество Копикуз ведет к полному развалу Кольчугинский рудник, мы считаем потому, что единственным выходом их создавшегося кризиса является передача Копикуза в руки государства, и тогда рабочие Кольчугинского рудника смогут выйти из критического положения и взять под контроль данные предприятия".

Вот другое, также одно из первых, требование о национализации, письмо фабкома петроградской фабрики "Пекарь" в Центральный совет фабзавкомов (18 февраля 1918 г.):

"Фабричный комитет фабрики "Пекарь" доводит до вашего сведения как демократический хозяйственный орган в том, что рабочие упомянутой фабрики на общем собрании совместно с представителями местной продовольственной управы 28 января 1918 г. решили взять фабрику в свои руки, т.е. удалить частного предпринимателя по следующим причинам: легче провести концентрацию хлебопечения, правильнее можно сделать учет хлеба, также администрация тормозила работу, и были случаи, что подготовляла голодный бунт в нашем подрайоне, а также неоднократно заявляла о расчете рабочих, якобы нет средств платить, а по нашему подсчету выходит, что мы на остаток можем дать кусок хлеба безработным, а не увеличивать количество безработных.

Принимая все это во внимание, рабочие решили взять фабрику в свои руки, о чем считаем долгом довести до вашего сведения, ибо вы должны знать, что делают рабочие по районам.

Просим узнать ваше мнение о нашем поступке".

Сейчас трудно разграничить случаи "стихийной" национализации от "карательной", поскольку юридическим поводом в обоих случаях часто был отказ предпринимателя подчиняться требованиям рабочего контроля. Но если говорить не о поводе, а о реальной причине, то она была в том, что ряд владельцев крупных предприятий повели дело к распродаже основного капитала и ликвидации производства. Так, например, был национализирован завод "АМО" (на базе которого вырос ЗИЛ). Его владельцы Рябушинские, получив еще из царской казны на строительство 11 млн. руб, истратили деньги, не построив цехов и не поставив уговоренные 1500 автомобилей. После Февраля хозяева пытались закрыть завод, а после Октября скрылись, поручив дирекции закрыть завод из-за нехватки 5 млн. руб для завершения проекта. По просьбе завкома Советское правительство выдало эти 5 млн. руб, но дирекция решила истратить их на покрытие долгов и ликвидировать предприятие. В ответ завод АМО был национализирован.

Саботаж крупных предприятий и спекуляция продукцией, заготовленной для обороны, начались еще до Февральской революции. Царское правительство справиться не могло - "теневые" тресты организовали систему сбыта в масштабах страны, внедрили своих агентов на заводы и в госучреждения. В докладе Временного правительства в мае 1917 г. о работе металлургической монополии концерна "Продамет" было показано, "с каким откровенным цинизмом все эти мародеры тыла, уверенные в полнейшей безнаказанности, спекулируют металлом, предназначенным для обороны страны". С весны 1918 г. ВСНХ в случае, если не удавалось договориться с предпринимателями о продолжении производства и поставках продукции, ставил вопрос о национализации. Невыплата зарплаты рабочим за один месяц уже была основанием для постановки вопроса о национализации, а случаи невыплаты за два месяца подряд считались чрезвычайными.

Вначале в казну забирались отдельные предприятия (11). Поэтому декреты о национализации всегда указывали причины, вызвавшие или оправдывающие эту меру. Первыми национализированными отраслями были сахарная промышленность (май 1918 г.) и нефтяная (июнь). Это было связано с почти полной остановкой нефтепромыслов и бурения, брошенных предпринимателями, а также с катастрофическим состоянием сахарной промышленности из-за оккупации Украины немецкими войсками.

В целом, в основу политики ВСНХ была положена ленинская концепция "государственного капитализма", готовились переговоры с промышленными магнатами о создании крупных трестов с половиной государственного капитала (иногда и с крупным участием американского капитала). Это вызвало резкую критику "слева" как отступление от социализма, своего рода "Брестский мир в экономике". Примечательно, что к этой критике присоединились левые эсеры и даже меньшевики, которые до этого обвиняли Советское государство в преждевременности социалистической революции. Спор о месте государства в организации промышленности перерос в одну из самых острых дискуссий в партии.

После заключения Брестского мира положение неожиданно и кардинально изменилось. Было снято предложение о "государственном капитализме", и одновременно отвергнута идея "левых" об автономизации предприятий под рабочим контролем. После ряда совещаний с представителями рабочих и ИТР был взят курс на намедленную планомерную и полную национализацию. Против этого "левые" выдвинули аргумент, который затем был развит в трудах Троцкого и безотказно работал восемь десятилетий: при национализации "ключи от производства остаются в руках капиталистов" (в форме специалистов), а рабочие массы отстраняются от управления. В ответ на это было указано, что восстановление производства стало такой жизненной необходимостью, что ради него надо жертвовать теорией.

Однако был еще один мощный фактор, который не обсуждался так открыто, но заставлял принимать решение срочно. После заключения Брестского мира немецкие компании начали массовую скупку акций главных промышленных предприятий России. На I Всероссийском съезде СНХ 26 мая 1918 г. говорилось, что буржуазия "старается всеми мерами продать свои акции намецким гражданам, старается получить защиту немецкого права путем всяких подделок, всяких фиктивных сделок". Предъявление к оплате акций германским посольством наносило России лишь финансовый ущерб. Но затем выяснилось, что акции ключевых предприятий в Германии накапливались. В Берлине велись переговоры с германским правительством о компенсации за утраченную в России германскую собственность. В Москву поступили сообщения, что посол Мирбах уже получил инструкции выразить Советскому правительству протест против национализации "германских" предприятий. Возникла угроза утраты всей базы российской промышленности.

На совещании СНК, которое продолжалось всю ночь 28 июня 1918 г., было принято решение о национализации всех важных отраслей промышленности, о чем и был издан декрет. В нем уже не назывались отдельные предприятия и не приводились конкретные причины - речь шла об общем юридическом акте.

При внимательном прочтении этот декрет многое говорит и об историческом моменте, и о реалистичности политики Советского правительства. После риторических заявлений о национализации как средстве "упрочения диктатуры пролетариата и деревенской бедноты" в нем сказано, что до того, как ВСНХ сможет наладить управление производством, национализированные предприятия передаются в безвозмездное арендное пользование прежним владельцам, которые по-прежнему осуществляют финансирование производства и извлекают из него доход. То есть, юридически закрепляя предприятия в собственности РСФСР, декрет не влек никаких практических последствий в экономической сфере. Он лишь в спешном порядке отвел угрозу германского вмешательства в хозяйство России. Вскоре, однако, Советскому правительству, вопреки его долгосрочным намерениям, пришлось сделать и второй шаг - установить реальный контроль над промышленностью. Это заставила сделать гражданская война. 20 ноября 1920 г. были национализированы все промышленные частные предприятия с числом рабочих свыше 5 при наличии механического двигателя или 10 без оного.

Органы контроля.

Как только государство стало брать на себя функции управления хозяйством, начал возникать небывалый по масштабам и сложности госаппарат. Он сразу проявил тенденцию к бюрократизации и волоките, всегда присущих иерархически построенному чиновничьему аппарату. Судя по выступлениям тех лет, в частности, по работам В.И.Ленина, бюрократизм предстал перед руководством нового государства как огромная и даже трудно поддающаяся описанию и структурированию опасность. Она к тому же не была теоретически разработана ни в марксизме, ни в буржуазной социальной философии (учение М.Вебера об "идеальной бюрократии" имело очень отдаленное отношение к российской реальности). Дело осложнялось острой нехваткой подготовленных кадров, лояльных к новой власти, так что поневоле советский госаппарат заполнялся настроенными враждебно людьми. Встала новая проблема контроля внутри госаппарата (рабочий контроль работал на частных предприятиях).

В январе 1918 г. была создана Центральная контрольная комиссия, организующая ревизии. В мае вместо нее был образован Наркомат государственного контроля, в ведении которого состояла сеть местных органов контроля. Но наладить дело не удавалось. 9 апреля 1919 г. ВЦИК принял декрет "О государственном контроле" с критикой всей постановки работы. Надежды на стихийный контроль "снизу" через созданное при наркомате Центральное бюро жалоб и заявлений также не оправдались.

Декретом ВЦИК от 8 февраля 1920 г. Наркомат госконтроля был реорганизован в Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ, Рабкрин) - с целью "орабочения" и "окрестьянивания" госконтроля. Выборы в члены РКИ происходили по заводам, а в деревне - на сельских и волостных сходах. На местах организовывались ячейки для содействия РКИ.

Проблема контроля за госаппаратом всегда оставалась сложной, а временами больной, она была предметом многих дискуссий. Впоследствии эффективным, но в длительной перспективе порочным, подходом к решению этой проблемы был переход к номенклатурной системе формирования госаппарата.

Управление просвещением и наукой.

По декрету II Всероссийского съезда Советов был образован Наркомат просвещения РСФСР, наделенный очень широкими функциями (дошкольное воспитание, средняя и высшая школа, профессионально-техническая подготовка, просветительская работа в массах, издательское дело, управление наукой и всеми видами искусства).

Сразу была начата реформа образования, узаконенная в октябре 1918 г. декретом "О единой трудовой школе". Тогда же была предложена долгосрочная программа развития народного образования, которая и выполнялась в течение всего советского периода. Эта программа, определившая черты т.н. советской системы образования, возможно, лучше всех других выражает суть Советского государства. Школа - главный государственный институт, который "создает" гражданина и воспроизводит общество. Это - консервативный "генетический аппарат" культуры.

Идея единой школы была выработана в многолетних дискуссиях русских педагогов как отрицание школы буржуазного общества, которая возникла в ходе промышленной революции на Западе и сложилась после Великой Французской революции. Главная задача буржуазной школы - воспроизводение классового общества, и такая школа в принципе есть школа двойная. Она состоит из двух "коридоров", которые расходятся уже в начальной школе. Один формирует элиту, другой - человека массы. Школа для элиты общеобразовательная, она основана на университетской культуре и дает целостное знание в виде дисциплин. Школа для массы основана на "мозаичной" культуре и дает т.н. "полезные" знания. Резко различаются методики преподавания и уклад обоих коридоров школы (12).

Советская школа стала формироваться как единая общеобразовательная, вся основанная на университетской культуре и ставящая своей целью воспроизводство народа, а не классов. Это была невиданная социальная роскошь, которая, с трудностями и частными неудачами, была предоставлена всему населению СССР. Экзаменом этой школы стали индустриализация и война 1941-1945 гг. Демонтаж школы советского типа стал одной из срочных задач реформы после 1991 г.

Советский строй с самого начала включал науку в качестве важнейшей производительной и духовной силы. На его зрелой стадии все общественное бытие было в большой степени "пропитано наукой", что существенно отличало СССР и от Запада, и от Азии. В Советской России с самого начала государственная идеология создала в массовом сознании очень высокий престиж науки, так что несмотря на высокий еще уровень неграмотности в России тех лет не возникло антинаучных настроений.

Основа советской системы организации науки была заложена уже в 1918 г. Она продолжила старые принципы организации науки в России - науки как части державного государства в отличие от сложившейся в протестантской культуре науки как части гражданского общества. В выборе типа научной системы активное участие принимал В.И.Ленин, которому пришлось оказать жесткое противодействие "левым" в их попытках реформировать "императорскую" Академию наук. Советское государство сделало Академию наук главным ядром всей системы.

Научная политика Советского государства в первые годы очень необычна. В самый трудный момент оно выделило крупные средства на науку. В 1918 г. было открыто 33 крупных научных института, ставших впоследствии основой всей сети прикладных НИИ. Было организовано большое число крупных экспедиций, самая значительная из них, в районе Курской магнитной аномалии, не прекращала работы даже в зоне боевых действий. В 1919-1923 гг. Комиссия по улучшению быта ученых организовала снабжение ученых особыми пайками. Это предотвратило возможный в условиях революции разрыв непрерывности развития русской науки.

Концентpация средств в Академии наук позволила собрать и сохранить научные кадры, привлечь к сотрудничеству ведущих ученых, а потом сделать из Академии "генератор" научных институтов прикладного профиля, но "выросших" из фундаментальной науки. Эти особенности советской системы дали государству возможность развить очень сильную науку при очень скромных средствах. В конце 80-х годов эта научная система позволила СССР достичь военного паритета с Западом - при том, что, например, обеспеченность приборами одного советского исследователя была в среднем в 80-100 раз ниже, чем в США. После 1991 г. советская система организации науки была быстро ликвидирована. К 1997 г. по затратам на науку Россия опустилась на уровень Тайваня и Турции.

§ 5. Конституция РСФСР 1918 года.

Начиная с первого дня своего существования, Советское государство издает целый ряд актов конституционного характера. О них говорилось выше. Но формы власти и управления во многом складывались стихийно, в ходе революционного процесса. Чтобы урегулировать этот процесс и закрепить те формы, которые соответствовали главным устоям новой государственности, была необходима официальная Конституция. Ее создание - переломный момент в становлении Советского государства.

По инициативе левых эсеров III Всероссийский съезд Советов поручил ВЦИК разработать основные положения Конституции РСФСР и представить их следующему съезду Советов. Однако в условиях острого кризиса (срыв мирных переговоров в Брест-Литовске, наступление немцев на фронте, усиления оппозиции левых коммунистов и левых эсеров) ВЦИК не смог выполнить это поручение.

Была создана межпартийная комиссия (пропорционально представительству партий во ВЦИК), которая за три месяца подготовила согласованный текст проекта Конституции, он был опубликован 3 июля 1918 г. и представлен на утверждение в ЦК РКП(б) для последующего обсуждения на V Всероссийской съезде Советов. До этого материалы комиссии публиковались в "Известиях ВЦИК", проекты разделов обсуждались в печати.

Споры в комиссии были принципиальными, но все же удалось создать гибкий документ, который не сковывал поиск государственных форм: основные положения этой Конституции, несмотря на поправки и дополнения, сохранились вплоть до 1936 г., в течение 18 очень бурных лет. Главные противоречия, вызывавшие споры, были между сторонниками ослабления центральной власти государства, развития инициативы местных властей - и теми, кто стремился к концентрации власти в центре. Другая плоскость в принципе той же проблемы касалась типа федерации: одни требовали, говоря нынешним языком, большего "суверенитета регионов", другие стремились укрепить, под новым идеологическим оформлением, "единую и неделимую" Россию.

Первый набор принципов ("меньше государства"), отражавший неприязнь синдикализма к любой государственности, в основном отстаивали левые эсеры, а также видный работник НКЮ М.А.Рейснер считавший, что РСФСР должна стать объединением "трудовых коммун". За более крепкую государственность стояли практичные большевики (прежде всего, И.В. Сталин). Победили практичные соображения, но сама тема спора предвосхитила многие будущие противоречия в государственном строительстве.

10 июля 1918 г. V Всероссийский съезд Советов принял Конституцию (13). Она закрепила политическую основу государства - Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Было сказано, что в России осуществлена диктатура пролетариата в форме Республики Советов.

Раздел "Конструкция Советской власти" закрепил взаимоотношения органов власти и управления. В основу советского госаппарата был положен принцип демократического централизма. Следует подчеркнуть, что Конституция наделила орган исполнительной власти СНК законодательными полномочиями (так же, как орган Съезда Советов ВЦИК - исполнительными). Это диктовалось не только чрезвычайной обстановкой, но и самой идеей через воссоединение законодательных и исполнительных функций преодолеть слабости буржуазного парламентаризма, задачей которого было найти баланс классовых интересов. Такого баланса Советская власть искать не собиралась, поскольку декларировала себя как "диктатуру пролетариата", которая по мере своего укрепления приведет к построению бесклассового общества. Конституция специально не оговаривала принципы исполнения судебной функции. Однако тот факт, что организация судебной деятельности и контроль за нею возлагался на НКЮ, ясно показывали ее подчиненность исполнительному органу.

Эта идея имела теоретическое и идеологическое обоснование в марксизме. Но по сути утверждение единой и неделимой власти ("диктатуры пролетариата") означало неосознанное восстановление самодержавного государства в его соборном, советском образе. Значение этого решения было исключительно важным - все развитие советской государственности направлялось на путь, отвергающий главный принцип либерального государства гражданского общества, принцип разделения властей (14).

Реальная проблема становления Советского государства состояла в том, что Советы возникали стихийно, без четко очерченных функций и полномочий, на заводах и в деревнях. Мелкие Советы были образцом прямой демократии (например, в фабричный Совет входили все рабочие фабрики). Крупные Советы состояли из представителей граждан или рабочих. Какое-то время такие Советы даже называли "совдепами" - в отличие от просто Советов.

Действия Cоветов были независимы, никем не регулировались и с точки зрения нормального государственного управления часто были разрушительны. Некоторые местные Советы, например, не считали себя связанными решением IV Всероссийского съезда Советов, который ратифицировал мирный договор с Германией, не признавали Брестский мир и считали себя в состоянии войны с Германией. Таким образом, создание Конституции являлось острейшей необходимостью.

Превращение Советов в систему государственной власти было сложной и совершенно новой задачей. Конституция, которая и должна была эту задачу решить, сумела отразить существующее противоречие и оставить открытыми пути его решения: "вся власть" принадлежит Советам, но "верховная власть" - центральным органам, полномочия которых Конституция не ограничила, а лишь иллюстрировала перечнем "вопросов общегосударственного значения". А дальше следовала статья, которая предупреждала, что "сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета подлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению".

Задача превращения местных Советов в звено единой системы, в обычные органы местной власти, решалась во многом через статьи о бюджете и налогах, которые фактически устанавливали финансовую монополию центральной власти. Эти статьи недаром вызвали острые споры, в них резонно видели ликвидацию лозунга "Вся власть Советам!" (15).

Конституция утвердила важнейшие мероприятия Советского государства в области экономики: национализацию банков и земли; введение рабочего контроля как первого шага к национализации заводов и транспорта; аннулирование внешних займов, заключенных до революции. Конституция отразила федеративный принцип государственного устройства РСФСР.

Конституция провозгласила классовую, пролетарскую демократию - для трудящихся. Иными словами, она не признала формального равенства прав (хотя имевшиеся в царской России сословные различия были отменены и устанавливалась единая категория граждан). Ряда гражданских прав были лишены около 5 млн. человек. В отдельной статье давалось оправдание этой дискриминации как временной меры, предотвращающей "ущерб интересам социалистической революции".

Ставилась задача предоставить трудящимся "полное, всестороннее и бесплатное образование". Признавались равные права граждан независимо от их расовой и национальной принадлежности. Церковь отделялась от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признавалась за всеми гражданами (16). В Конституции нет права на труд, отдых, образование и т.д., поскольку было решено записать в нее лишь те права, которые в тех условиях могли быть осуществлены.

Была некоторая дискриминация в избирательном праве рабочих и крестьян: на Всероссийский съезд Советов в городах избирался один делегат от 25 тыс. избирателей, а в деревне - от 125 тыс. жителей. Это было сделано, чтобы не менять привычные методы расчета, по которым раньше избирались на раздельные съезды: один - рабочих и солдатских, а другой - крестьянских депутатов (правда, раньше от крестьян был один делегат от 150 тыс. жителей).

Выборы во все звенья Советов, кроме городских и сельских, были многостепенные, непрямые. Правом избирать и быть избранными в Советы пользовались трудящиеся, достигшие ко дню выборов 18 лет, независимо от вероисповедания, национальности, пола, оседлости и т.п. Этим правом пользовались и военнослужащие. Избиратели имели право отозвать избранного депутата.

Конституция наметила программные задачи на переходный период от капитализма к коммунизму: уничтожение эксплуатации человека человеком, беспощадное подавление сопротивления эксплуататоров, устранение деления общества на классы, построение социализма.

§ 6. Правовые акты Советского государства

Первыми правовыми актами Советского государства можно считать обращение Петроградского ВРК "К гражданам России" и обращение II Всероссийского съезда Советов "Рабочим, солдатам и крестьянам". Важным правовым актом, который почти целиком вошел в первую Советскую Конституцию, была "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", принятая III Всероссийским съездом Советов 12 января 1918 г.

Эта Декларация не была традиционным документом либерального государства о правах индивидуума. Она провозглашала принципы социальной и экономической политики, и уже в этом документе выражалась главная идея, отличавшая Советское государство от буржуазно-либерального: свободу человека надо защищать не от государства, а с помощью государства.

Конечно, перестройка всей системы права не могла быть моментальной, и в 1917-1918 гг. наряду с законами Советского государства действовали нормы старого права, которые постепенно теряли свою силу по мере становления нового законодательства.

Издавать законодательные акты имели право Всероссийский съезд Советов, ВЦИК, СНК, а с 1919 г. также Президиум ВЦИК. Правовые акты издавали также центральные органы управления и местные Советы. В выработке нормативных актов в ряде случаев принимали участие общественные организации трудящихся (например, профсоюзы в сфере трудового права). Чаще всего законодательные акты именовались декретами. Различить уровень этих актов можно было по уровню того органа, который их принял.

Вплоть до окончания гражданской войны Советское государство действовало в ситуации чрезвычайного положения. Ни целостной системы правовых норм, ни системы органов правопорядка создано еще не было. При отсутствии установленных правовых норм практические вопросы решались, или исходя из старых норм, или опираясь на "революционное правосознание", источником которого было классовое сознание (или даже "классовое чутье"). На деле это означало принятие решений под давлением обстоятельств, исходя из "революционной целесообразности". В целом господствовал здравый смысл и общие культурные нормы, но все стороны многомерного конфликта, который разразился в России, многократно прибегали к крайним мерам и страшным эксцессам, свойственным всякой революции и гражданской войне.

Но эксцессы - это особый срез истории государства и права. Он требует академического, свободного от идеологических пристрастий описания и изучения. Время для этого, видимо, еще не пришло.

Гражданское право.

В ходе первых мероприятий Советской власти в собственность государства последовательно перешли земля и ее недра, банки, предприятия промышленности, железные дороги и флот т.д. Сфера частной собственности граждан на орудия труда и средства производства, служащая для извлечения дохода, резко сократилась.

Многие акты были прямо направлены на подрыв частной собственности и особенно на пресечение нарастающего вала сделок, направленных на распродажу и разделение крупной собственности с целью вывести ее из-под угрозы национализации.

Сокращались договорные отношения. Вместе с тем еще в декабре 1917 г. СНК подтвердил, что все обязательства, возникающие из договоров по поставкам и заготовкам продовольствия для армии, сохранялись в силе. Отношения между предприятиями, перешедшими в собственность государства, строились в основном уже на административном, а не гражданском праве.

Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" (27 апреля 1918 г.) отменил наследование как по закону, так и по завещанию. После смерти владельца как движимое, так и недвижимое имущество становилось государственным достоянием. Супругу или ближайшим родственникам переходила лишь часть имущества, стоимостью не более 10 тысяч рублей (в инструкциях НКЮ разъяснялось, что главное - не установленный предел, а источник приобретения наследуемого имущества). Впрочем, имущество умершего могли получить его нуждавшиеся и нетрудоспособные родственники. Реально, декрет отменил наследование буржуазной частной собственности, но не трудовой. Особым декретом были запрещены дарение и всякое иное безвозмездное предоставление, передача, переуступка и т.п. имущества на сумму свыше десяти тысяч рублей. В сфере интеллектуальной собственности государству было дано право на национализацию авторских произведений и изобретений. Авторские права было нельзя передавать по наследству.

Уголовное право.

Первым актом нового государства в области уголовного права было постановление II Всероссийского съезда Советов "Об отмене смертной казни". На деле смертную казнь, начиная с февраля 1918 г., применяла ВЧК. В июне 1918 г. ревтрибунал приговорил к смертной казни адмирала, обвиненного в попытке сдать Балтийский флот немцам. Против этого приговора резко протестовали левые эсеры. Примечательно, что будучи сторонниками террора и казней без суда в ВЧК, они отвергали именно судебный приговор как "возрождение буржуазной государственности". 16 июня 1918 г. было издано постановление НКЮ, наделившее ревтрибуналы правом применения высшей меры.

К апрелю 1918 г. было принято 17 уголовно-правовых декретов и 15 актов об отдельных преступлениях, к концу июля 1918 г., соответственно, 40 и 69. К правовым актам относятся руководства и инструкции НКЮ для ревтрибуналов. Они создавали нормы особенной части уголовного права в отношении дел, подсудных трибуналам. 6 октября 1918 г. Кассационный отдел при ВЦИК систематизировал эти нормы. Была сделана попытка сформулировать составы преступлений, отнесенных законодательством к компетенции трибуналов, раскрыть содержание понятия контрреволюционной деятельности. Перечень деяний, подпадающих под эту категорию, был очень широк и неравнозначен (от контрреволюционных выступлений, ставящих своей целью свержение Советского правительства, до угроз по отношению к деятелям советских или хозяйственных органов) (17).

Особенностью правовых актов этого периода была возможность привлечь к суду ревтрибунала провокаторов, осведомителей или иных служащих старого режима, деятельность которых до установления Советской власти признавалась вредной для революции. Однако для этого всякий раз требовалось специальное постановление местного Совета или исполкома. Формально, в этой части закону придавалась обратная сила - недопустимая по меркам современного правового государства вещь. По сути это была скорее превентивная мера с целью обезвредить потенциального противника.

В 1919 году НКЮ, обобщив законодательство и судебную практику общих судов и ревтрибуналов, издал документ по общей части уголовного права: "Руководящие начала по уголовному праву РСФСР". "Руководящие начала..." дают общее определение права и уголовного права в классовой фразеологии. Так, задача советского уголовного права - посредством репрессий охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс. Документ включал восемь разделов: об уголовном праве, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании, о стадиях осуществления преступления, о соучастии, о видах наказания, об условном осуждении, о пространстве действий уголовного права.

В целом, если отвлечься от идеологической ("классовой") окраски, основные принципы "Руководящих начал..." вполне соответствуют тем представлениям о преступлении и наказании, которые сложились в Новое время в гражданском обществе, а не в традиционном праве. Преступление определялось как нарушение общественных отношений, а наказание как мера, посредством которой власть защищает данный порядок общественных отношений. То есть, цель наказания определялась как охрана общества от будущих возможных преступлений как данного лица, так и других лиц, т.е. как задача общего предупреждения - а не как месть, "ликвидирующая" преступление.

При определении меры наказания суд должен был оценивать опасность для общества преступника, а не только совершенного им деяния. Таким образом, с самого начала советского уголовного права допускалась возможность превентивных наказаний - до совершения преступлений. Признаки, по которым можно было прогнозировать вероятность опасных для общества деяний, были классовыми. Тем самым все уголовное право неявно делилось на два совершенно различных раздела. Существовали "обычные" преступления, в отношении которых можно было применять гуманные методы воспитания и исправления, и "контрреволюционные" преступления, которые следовало карать и подавлять самыми крайними мерами. Так с самых первых шагов стала выделяться категория "государственных преступлений", оформленная позже.

При этом возникла и "классовая" дискриминация преступников. Считалось, что общие преступления может совершить даже пролетарий и крестьянин, а государственные - "классовый враг", хотя бы и замаскировавшийся под рабочего. Исходя из этих категорий строилась и система судов, и процесс. Перечислялись обстоятельства, которые должен был учитывать суд. Например, ревтрибунал выяснял: принадлежит ли преступник к имущему классу, имело ли преступление целью восстановление, сохранение или приобретение какой-либо привилегии, связанной с собственностью - или оно совершено неимущим в состоянии голода и нужды и т.п.

В известной мере тем самым воспроизводилась, но в перевернутом виде, уголовная система гражданского общества на ранних стадиях его формирования. Там уголовное право и система наказаний была открыто и жестко направлена против бедных ради защиты "республики собственников" (так, статистика показывает, что тюрьма как современный способ наказания была создана почти исключительно для бедных, а для имущих классов созданы особые меры наказания) (18).

Уголовная ответственность наступала с 14 лет. В специальном разделе давались примерные виды наказаний: внушение, общественное порицание, бойкот, возмещение причиненного ущерба, отрешение от должности, воспрещение занимать ту или другую должность, конфискация имущества или его части, лишение политических прав, объявление врагом революции или народа, принудительные работы без помещения в места лишения свободы, лишение свободы на определенный срок или на неопределенный срок до наступления известного события, объявление вне закона, расстрел (по приговору лишь ревтрибунала). Предусматривалось условное осуждение совершивших преступление впервые при тяжелом стечении обстоятельств его жизни, когда безопасность общества не требует его изоляции.

Отметим, что советское уголовное право с самого начала включило принудительные работы в число важнейших видов наказания. Декрет Наркомюста от 23 июля 1918 г. установил, что лишение свободы всегда предполагает принудительные работы. Тем же декретом учреждались "изоляторы специального назначения" - для заключенных, виновных в дисциплинарных нарушениях, "неисправимых" (потенциально, все классовые враги на время чрезвычайного периода считались "неисправимыми").

Уголовное право РСФСР действовало как в отношении ее граждан, так и иностранцев, совершивших преступления на ее территории, а также в отношении тех, кто совершил преступления на территории другого государства, но уклонился от суда в месте совершения преступления и находился в пределах РСФСР.

Современные исследователи отмечают, что "Руководящие начала..." сыграли большую роль в улучшении деятельности судебных органов, в развитии уголовного права, были важным этапом на пути создания уголовного кодекса.

Трудовое право.

В прежних системах права России трудовое право не выделялось в особую отрасль, оно составляло краткую часть гражданского права. Теперь оно формируется как самостоятельная отрасль права. Вопросы трудовых отношений составляли важный раздел политэкономии марксизма и обсуждались в документах РСДРП с самого ее возникновения. Общие положения взглядов большевиков на трудовые отношения были отражены в декретах 1917-1918 гг.

Присущие марксизму категории рабочей силы, труда, прибавочной стоимости и заработной платы были разработаны применительно к рыночной экономике Запада в ее чистом, даже абстрактном варианте. Они не отражали реальных трудовых отношений в России и воспринимались общественным сознанием существенно иначе, нежели в теории. На революционном этапе развития Советского государства это не имело большого значения, т.к. из марксизма были взяты, в основном, злободневные идеи равенства, справедливости и освобождения от эксплуатации человека человеком. Впоследствии расхождение между теорией марксизма и советской реальностью стало все больше и больше вредить здоровью советского общества.

Первым правовым актом о труде было постановление СНК от 29 октября 1917 г. "О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени". Советское государство было первым в мире, законодательно установившим 8-часовой рабочий день для всех лиц, занятых работой по найму. Продолжительность рабочей недели не должна была превышать 46 часов. Был запрещен ночной труд женщин и подростков до 16 лет (это, кстати, вызвало акции протеста некоторых фабзавкомов). Женщины и подростки до 18 лет не допускались к подземным и сверхурочным работам. Рабочий день подростков до 18 лет был ограничен 6 часами. Сверхурочные работы оплачивались в двойном размере и т.д. Постановление это было передано на места по телеграфу и вступало в силу немедленно. В декабре 1917 г. декретом ВЦИК было введено страхование по болезни. В июне 1918 г. СНК ввел оплачиваемые двухнедельные отпуска рабочим и служащим.

"Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа" ввела всеобщую трудовую повинность. Позднее это положение вошло в первую Конституцию РСФСР, которая объявила труд обязанностью всех граждан и провозгласила лозунг: "Не трудящийся да не ест".

В декабре 1918 г. был принят первый кодекс законов о труде (КЗОТ). Он подробно регулировал трудовые отношения и связанные с ними социальные права (например, права на пособие по безработице). КЗОТ действовал как на государственных, так и на частных предприятиях. Он определил место профсоюзов, их полномочия в регулировании найма и увольнения, оплаты труда и т.д. Социальное страхование Кодекс заменял социальным обеспечением из фондов государства. Государственное обеспечение пенсий и оплаты нетрудоспособности стало важным социальным правом, которое после чрезвычайного периода гражданской войны неукоснительно соблюдалось в течение всего существования Советского государства (19).

Семейное право.

В Советском государстве семейное право впервые стало формироваться как самостоятельная отрасль, ранее оно входило в гражданское право. Уже в декабре 1917 г. были изданы два декрета: "О гражданском браке, о детях и ведении книг актов состояния" и "О расторжении брака". Декреты содержали важные новые нормы о браке и семье, взаимоотношениях супругов, родителей и детей. Государство впредь признавало лишь гражданские браки, церковный брак объявлялся частным делом супругов. Акты гражданского состояния была уполномочена вести исключительно гражданская власть: отделы записей браков и рождений.

Устанавливались моногамная форма брака, добровольность вступления в брак, отменялись многие прежние ограничения. Для вступления в брак не требовалось согласия родителей, начальства, не влияла принадлежность к сословию, религии, национальности. Внебрачные дети уравнивались с брачными в правах и обязанностях как в отношениии родителей к детям, так и детей к родителям. Родителями ребенка записывались лица, подавшие об этом заявление. Допускался судебный порядок установления отцовства.

Вводился свободный развод по желанию одного или обоих супругов (при обоюдном согласии - без суда, прямо в ЗАГСе). С кем остаются несовершеннолетние дети, как распределяются обязанности супругов по их воспитанию и содержанию, решал суд.

16 сентября 1918 г. ВЦИК принял "Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве" - первый кодекс в советском праве. В нем отмечено, что церковные браки, заключенные до 20 декабря 1917 г. имели силу зарегистрированных браков. Однако брак, совершенный после революции по религиозным обрядам, не порождал никаких прав и обязанностей, если он не был зарегистрирован в загсе. Брак не создавал общности имущества супругов. Супруги могли вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Нуждавшийся (т.е. не имевший прожиточного минимума и нетрудоспособный) супруг имел право на содержание от другого супруга, если последний был в состоянии оказывать ему поддержку. Заинтересованным лицам предоставлялось право доказывать или оспаривать отцовство судебным порядком. Суд, признавший отцовство, определял участие отца в расходах, связанных с беременностью, родами, рождением и содержанием ребенка (20).

В кодексе было записано, что родительские права осуществляются исключительно в интересах детей и если это не делалось, суду предоставлялось право лишить родителей этих прав. Родители были обязаны заботиться о несовершеннолетних детях, их воспитании и подготовке к полезной деятельности. Родители обязаны были содержать несовершеннолетних, нетрудоспособных и нуждающихся детей, а те в свою очередь обязаны были содержать нетрудоспособных и нуждающихся родителей, если они не получали содержание от государства. Кодекс не допускал усыновления ни своих, ни чужих детей, опасаясь их эксплуатации со стороны усыновителей. Введение в жизнь этого кодекса в многонациональной стране было сложным делом, особенно в мусульманских регионах РСФСР. Например, ЦИК и СНК Казахской АССР лишь 20 декабря 1920 г. принял декрет о запрещении калыма.

§ 7. Государственная идеология на начальном этапе становления Советской власти

Продолжая, в новом обличье, путь развития Российской государственности, Советская власть строила государство традиционного общества.

Как государство традиционного общества, Советское государство было в существенной мере идеократическим. Это значит, что сила этого государства, его здоровье и само существование в огромной степени определялись жизненностью идеологии, ее восприятием в массовом сознании. Ключевыми идеями, воспринятыми советской идеологией из марксизма, были следующие: справедливость (уничтожение эксплуатации человека человеком), всеединство ("Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"), нестяжательство ("каждому - по труду"), возврат к истокам, к братству в общине (коммунизм), построение светлого Царства счастья и воли (прогресс, неисчерпаемые силы науки, ликвидация государства). Понятия и термины марксизма наполнялись при этом своим, часто существенно иным, смыслом.

Советская идеология, в отличие от буржуазно-либеральной, с которой она конкурировала, была эсхатологичной. Она была направлена к идеалу, к "светлому будущему", к завершению цикла истории. Мессианская вера обращалась к пролетариату, который воплотит мечту, а государство было формой сплочения людей на этом пути. В этой идеологии человек представал как изначально, по природе своей, доброе, тяготеющее к братству существо, лишь испорченное несправедливыми общественными условиями.

Напротив, буржуазно-либеральная идеология (в том числе в ее социал-демократической версии) не имеет образа "светлого будущего" - движение все, цель ничто. Она утверждает, что общество идет от изначального зла, что человек по природе своей - эгоист, захватчик и эксплуататор. Лишь государство и право вводят в рамки закона естественную для человека войну против ближнего.

Это различие важно потому, что многое объясняет в поведении государства. Когда государство легитимирует себя через обязательство строить "светлое будущее", все тяготы и неурядицы реальной жизни выглядят результатом дефектов и ошибок в работе государства ("система виновата"). Тем более нестерпимыми представляются дефекты самого государства (злоупотребления, коррупция и т.п.) - они в общественном сознании вырастают до уровня измены. Образу либерального государства наличие в обществе несправедливости, бедности, преступности и т.д. нисколько не вредит, ибо это - следствие естественного порядка вещей. Из его идеологии следует лишь, что без этого государства было бы еще хуже. Даже дефекты самого государства не подрывают его образ, т.к. чиновники тоже люди и по природе своей порочны.

Рассмотрим главные элементы (символы, образы, метафоры) советской государственной идеологии на первом этапе.

Главной обобщенной, не разлагаемой на компоненты ценностью был образ Революции. Он был сакрализован (обладал святостью) и потому не требовал рационального обоснования. Революция была представлена в идеологии как избавление, как возвращение на путь, ведущий к утраченному раю. Все, что можно было ассоциировать с контрреволюцией, подвергалось осуждению или даже уничтожению без необходимости доказывать его вредоносный характер.

С понятием революции связывались важнейшие идеалы русского крестьянства (прежде всего, земля и воля). Включив в себя в качестве основной ценности революцию, государственная идеология создала определенные трудности для самого же государства, т.к. эта ценность в массовом сознании в большой степени воспринималась как анархическая, антигосударственная. Поэтому уж на первом этапе (в 1918 г.) в идеологии все с большей настойчивостью звучит тема дисциплины, организованности, разумности. Идеологические документы низового звена государства того времени (воззваний, постановлений местных Советов и комитетов) отражают замечательное диалектическое единство двух противоположных начал.

На уровне теоретиков (прежде всего, в работах В.И.Ленина) в понимании революции разрабатывается сложная диалектика конечной цели (общество без государства) и переходного периода (построения и укрепления государства). Поставив перед Октябрем в работе "Государство и революция" задачу слома старой государственной машины, В.И.Ленин после Октября, уже как председатель правительства, с тревогой убедился, что "машина" разрушена до большевиков и стране грозит катастрофа. И в идеологии был сделан удивительно быстрый и принципиальный поворот - она становится государственной и даже державной. По этому вопросу В.И.Ленин ведет резкие споры с рядом других лидеров (например, с Н.И.Бухариным).

Вторым ключевым понятием советской идеологии была диктатура пролетариата. Термин этот, введенный Марксом в 1852 г., не был достаточно разработан, в России он употреблялся как метафора, без придания ему конституционного значения (21). Его эмоциональная окраска менялась в зависимости от обстановки. Сразу после Октября диктатура пролетариата (в союзе с крестьянством) понималась как власть абсолютного большинства, которая сможет поэтому обойтись без насилия - с таким основанием отпускались под честное слово юнкера и мятежные генералы. По мере обострения обстановки упор делался на слове диктатура, и метафора использовалась для оправдания насилия.

Главное, что в советской идеологии это понятие не имело классового смысла (независимо от классовой риторики). К неклассовому пониманию "диктатуры пролетариата" крестьяне были подготовлены самой их культурой. Она воспринималась как диктатура тех, кому нечего терять, кроме цепей - тех, кому не страшно постоять за правду (22). Пролетариат был новым воплощением народа, несущим избавление - общество без классов.

Н.А.Бердяев в книге "Истоки и смысл русского коммунизма" писал: "Марксизм разложил понятие народа как целостного организма, разложил на классы с противоположными интересами. Но в мифе о пролетариате по-новому восстановился миф о русском народе. Произошло как бы отождествление русского народа с пролетариатом, русского мессианизма с пролетарским мессианизмом".

Таким образом, советская государственная идеология была национальной - нисколько не вступая при этом в противоречие с интернациональной риторикой. Дело в том, что национализм крестьянского мышления имеет иную природу, нежели национализм гражданского общества (само слово национализм, взятое из западного лексикона, надо понимать условно, вернее было бы назвать его народность). Здесь не годится простое деление "буржуазный национализм - пролетарский интернационализм", принятое в марксизме. Крестьянство восставало против капитализма, движимое не только социальным, но и национальным чувством - как против космополитической силы, уничтожающей самобытность (23).

Если за риторикой Ленина о союзе рабочего класса и крестьянства в России и о возможности построения социализма в одной стране видеть суть, то она именно в возрождении державного русского национализма (c особой остротой спор по этому вопросу вспыхнул позднее, между Сталиным и Троцким). Оппоненты Ленина поняли это быстро. Один из лидеров Бунда М.Либер (Гольдман) писал в 1919 г.: "Для нас, "непереучившихся" социалистов, не подлежит сомнению, что социализм может быть осуществлен прежде всего в тех странах, которые стоят на наиболее высокой ступени экономического развития - Германия, Англия и Америка... Между тем с некоторого времени у нас развилась теория прямо противоположного характера... Эта теория очень старая; корни ее - в славянофильстве".

На Западе оценки были еще жестче. Один последователь К.Каутского, писал: "Внутреннее окостенение, которое было свойственно народам Азии в течение тысячелетий, стоит теперь призраком перед воротами Европы, закутанное в мантию клочков европейских идей. Эти клочки обманывают сделавшийся слепым культурный мир. Большевизм приносит с собой азиатизацию Европы". Это - признание краха западнического крыла в большевизме. Под "мантией" марксизма большевики скрывали национализм, проект возрождения особой, незападной цивилизации - России.

Позднее Н.И.Бердяев в упомянутой выше книге о русском коммунизме также подчеркнул: "Большевизм гораздо более традиционен, чем принято думать, он согласен со своеобразием русского исторического процесса. Произошла русификация и ориентализация марксизма".

Что касается представлений большевиков о России, то с самого начала они видели ее как естественную, исторически сложившуюся целостность и в своей государственной идеологии оперировали общероссийскими масштабами (в этом смысле идеология была "имперской"). В 1920 г. нарком по делам национальностей И.В.Сталин сделал категорическое заявление, что отделение окраин России совершенно неприемлемо. Военные действия на территории Украины, Кавказа, Средней Азии, всегда рассматривались как явление гражданской войны, а не межнациональных войн. Это нисколько не противоречило идее "национальной справедливости", т.к. считалось, что собирание всех частей России в "республику Советов" решает и эту задачу.

Третьим ключевым символом советской идеологии первого периода был коммунизм. Никакого конкретного воплощения в осязаемые, земные формы жизнеустройства это понятие тогда не имело. Коммунизм представлялся как жизнь в условиях всеобщего благоденствия, изобилия, в братской единстве и без государственной власти. Это была утопия возврата к общине, что и было верным пониманием слова "коммуна".

Усложнять идеологию теоретической разработкой понятий коммунизм и социализм в тот период не требовалось, да и не было возможности. Понятие социализма, не развитое и почти не употребляемое классиками марксизма, понадобилось идеологам советского государственного строительства позже, когда с поражением революций в Германии и Венгрии стало очевидно, что придется "строить социализм в одной стране". Тогда пришлось от утопии мировой революции и коммунизма спуститься на землю России и создать связное представление о трудном "переходном периоде". Это делалось в основном уже после смерти В.И.Ленина (по сути, в течение всего существования Советского государства) и на каждом этапе определялось политическими задачами момента, а не фундаментальными теоретическими положениями.

Наконец, с самого момента образования Советского государства в его идеологии важное место заняла необычная конструкция, соединяющая мессианское крестьянское мышление с марксизмом - идея прогресса и освобождения через овладение силами науки. Присущее советской идеологии возвышение образа науки и техники имеет иной, чем на Западе, оттенок - в нем есть отпечаток русского космизма. Идея прогресса не была лишь умозрительной частью идеологии, она сразу же стала укрепляться политическими решениями Советского государства, необычными в той трудной обстановке, которая сложилась в 1918-1920 гг. (план электрификации, множество научно-технических программ, экспедиции, работающие даже в районах боевых действий и т.п.).

Та идеология, что реально была создана сразу после установления Советской власти и быстро дополнялась новыми образами и символами, выполнила свою задачу легитимации нового государства и быстрого сплочения той критической массы общества, которая была необходима для победы в гражданской войне.

К несчастью, руководство партии большевиков в течение всего первого периода судило о становлении государства по западным меркам и преувеличивало "недостаток легитимности" - хотя легитимация Советской власти произошла, но через иные, невидимые для истмата культурные механизмы. Поэтому большевики переоценивали силу идеологических противников и прибегали к жестоким репрессиям, в то время как эти противники подорвать гегемонию советского строя не могли. Такими противниками с преувеличенной воображением опасностью были национализм культурного слоя нерусских народов и Православная церковь в центре России. Борьба с ними, приведшая к тяжелым жертвам, стала особым продолжением Гражданской войны.

Советское государство и Церковь.

Конфликт с Церковью вплоть до стабилизации государства в середине 20-х годов носил исключительно острый, сложный и тяжелый характер. Он отразил богоборческий (то есть, подспудно религиозный) пафос большевизма - и в то же время глубокий, до времени скрытый конфликт между двумя течениями в самом большевизме. Во время перестройки жестокие удары, нанесенные в 20-е годы по Церкви, не были использованы в антисоветской кампании. Причина этого в том, что главные идеологи и исполнители антицерковной акции (Л.Д.Троцкий и ряд других) стали впоследствии жертвами сталинских репрессий, которые в отношении этих людей выглядели как ритуал, необходимый для национального примирения. В идеологической кампании перестройки главная ставка делалась все же на теме репрессий 1937-1938 гг. как наиболее сильно воздействующей на сознание интеллигенции.

Как идеократическое государство, возникающее революционным путем, Советское государство неминуемо вступало в конфликт с Церковью, которая была важнейшей частью старой государственности. Сосуществование двух структур, претендующих на статус высшего арбитра в вопросах общей этики, двух "носителей истины", было невозможно. Разделение их "сфер влияния" могло быть сделано лишь в стабильный период (24). Коммунистическое учение того времени в России было в огромной степени верой, особой религией, во имя которой большевики и повели борьбу с "неправильной" верой. В частности, последующее разрушение Храма Христа Спасителя с проектом построить на его месте Дворец Советов проявляет именно религиозный характер конфликта с традиционным устроением нового храма именно на развалинах прежнего (затягивание стройки и "спускание на тормозах" всего проекта говорит о восстановлении здравого смысла, изживании религиозной компоненты в советской идеологии).

Формы конфликта были обострены из-за того, что общая для культурного слоя в первые месяцы уверенность в недолговечности режима большевиков толкнула Церковь на открытое выступление против Советской власти. 19 января 1918 г. патриарх Тихон предал ее анафеме, и большая часть духовенства стала сотрудничать с белыми. На это ответили "Декретом об отделении церкви от государства", целесообразность которого до этого вызывала сомнения в партии. Часть клира, включая некоторых иерархов, попала под репрессии, особенно во время "красного террора". По архивным данным в 1918 г. было расстреляно 827 священнослужителей (в 1919 г. - 19).

После окончания гражданской войны была начата огромная по масштабам организованная кампания против Церкви (в частности, ликвидация по всей стране мощей православных святых и закрытие монастырей). Главный удар был приурочен к страшному голоду в Поволжье 1921 г. в виде кампании по изъятию церковных ценностей для помощи голодающим.

Это прикрытие атаки на Церковь обезоруживало ее защитников и усиливало раскол в среде священников (часть их поддерживала акцию). В то же время грубость акции провоцировала Церковь на активное противодействие, которое как бы оправдывало последующие репрессии. 28 февраля 1922 г. патриарх Тихон выпустил послание, в котором призвал к защите церковного достояния. Акция по изъятию ценностей проходила трудно, с кровавыми столкновениями (их зафиксировано 1414). Начало было положено столкновением в г. Шуе 17 марта 1922 г., где набатным звоном было собрано около 3 тыс. верующих и в ходе стычки с красноармейцами погибли 6 человек. Возник неявный раскол и в среде большевиков, включая руководство. Часть коммунистов вышла из партии и даже активно участвовала на стороне верующих. Довольно упорное сопротивление оказывал председатель ВЦИК М.И.Калинин, осторожную позицию занимал В.М.Молотов. Большинство членов Политбюро поддерживали Л.Д.Троцкого. Примечательно, что большую и опасную работу по спасению ценностей проделали сотрудники Главмузея под руководством жены Л.Д.Троцкого.

Какое место заняла эта кампания в делах партии, видно из того, что за 1922 г. церковный вопрос был включен в повестку 24 заседаний Политбюро ЦК РКП(б). 12 ноября официально кампания была закончена, и Л.Д.Троцкому было поручено реализовать собранные церковные драгоценности за рубежом (кстати, собрано было намного меньше, чем предполагалось). Папа Римский предлагал выкупить все ценности разом, выплатив всю требуемую сумму. Ему было отказано.

В ходе этой кампании патриарх Тихон многократно и безуспешно пытался найти компромисс с властью. Так, он осудил резолюции собранного духовенством в эмиграции Карловацкого Собора, который обратился к Генуэзской конференции с призывом объявить крестовый поход против Советского государства. 6 мая 1922 г. он был заключен под домашний арест. В ходе допросов и бесед патриарх Тихон изменил позицию и пошел на компромисс с Советской властью, написав 16 июня 1923 г. "покаянное" заявление: "Я отныне Советской Власти не враг". Судебное дело против него было закрыто, выехать за границу он не захотел. 1 июля 1923 г. после богослужения в Донском монастыре патриарх произнес проповедь, в которой решительно осудил всякую борьбу против Советской власти и призвал церковь стать вне политики (25). В январе 1924 г. он издал указ "О стране Российской и властях ея" - о молитвенном поминовении государственной власти в богослужениях.

Начался новый, сравнительно спокойный этап взаимоотношений государства и Церкви, который прерывался вспышками антицерковных кампаний. Эти кампании, и особенно действия 1918-1922 гг., сильно подорвали позиции Советского государства в сознании значительной части народа и были в полной мере использованы в идеологической кампании противников советского строя в ходе "перестройки".

Чтобы верно оценить и мотивы, и условия проведения антицерковной кампании, надо учесть, что к 1917-1918 г., несмотря на религиозность большинства населения, авторитет Церкви как института сильно упал из-за его слишком тесной связи с дискредитированным царским строем. Затем, в начале 1918 г., в момент массовых упований на мирное развитие процесса, Церковь не встала над назревающим братоубийственным конфликтом как миротворческая сила, а заняла радикальную позицию на одной стороне, которая не была поддержана народом. Поэтому антицерковная кампания 1922 г. не только не встретила реального массового сопротивления, но даже вызвала энтузиазм "на местах". Некому оказалось "вразумить" высшие органы государства, и в этом конфликте России была нанесена тяжелейшая травма.


ПРИМЕЧАНИЯ

1  Вторым сходным по ожесточению, но краткосрочным столкновением, уже внутри лагеря "красных", были репрессии 1937-38 гг. Это была одна из кампаний большой гражданской войны в России. И в этом случае речь шла о непримиримых цивилизационных противоречиях (во всяком случае, более глубоких, нежели между большевиками и монархистами).

2  Эта программа была предписана Декретом СНК и утверждена 30 июля 1918 г. Только в Москве и Петрограде предполагалось установить 167 памятников великим революционерам и деятелям мировой и русской культуры (например, Андрею Рублеву, Тютчеву, Врубелю).

3  Это были права, но не обязанность трибунала. В обычных условиях процесс в трибуналах проходил на общих принципах судебного процесса.

4  Тогда и появились приговоры трибуналов с такими мерами наказания как "условный расстрел", "лишение свободы до окончания гражданской войны" и т.д.

5  Это противоречило также статье 49 Конституции РСФСР 1918 г. Таким образом, создание военных трибуналов было нарушением законности, однако они оказались реально действующим органом.

6  Мятеж эсеров, который мог вызвать возобновление войны с Германией, имел поддержку Антанты. Эсер-террорист Савинков, руководивший мятежом в Ярославле, позднее заявил, что восстания финансировались через французского военного атташе в Москве.

7  Формы пользования землею объявлялись совершенно свободными: подворная, хуторская, общинная, артельная, по выбору самого населения. Наряду с индивидуальным ведением хозяйства стали создаваться коллективные: сельскохозяйственные артели, коммуны, товарищества по совместной обработке земли (тозы).

8  Это величины сравнительно небольшие: в 1914/15 г. правительственные заготовки составили, например, 302 млн. т. - при наличии к тому же нормального еще рынка. Продразверстка 1918-1920 гг. была весьма мягкой по сравнению не только с французской, но и с той, что была объявлена царским правительством на 1917 г.

9  На примере комбедов видно, как исторические мифы искажают общественное сознание. Комбеды просуществовали всего пять месяцев (а реально действовали еще меньше), но в массовом сознании было создано мнение, будто они вершили власть на селе чуть ли не вплоть до коллективизации.

10  Декрет проходил во ВЦИК непросто (24 за, 10 против). Докладчик от профсоюзов требовал: "Нужно оговорить с полной ясностью и категоричностью, чтобы у рабочих каждого предприятия не получалось такого впечатления, что предприятия принадлежат им".

11  Это даже теоретически не было никак связано с доктриной марксизма, поскольку не позволяло перейти от стихийного регулирования хозяйства к планомерному. На руководство ВСНХ большее влияние оказывал пример промышленной политики Германии во время войны.

12  По заказу правительства учебники для обоих типов школы писали лучшие ученые Франции, и эти учебники стали классическими. Поражает различие текстов, написанных одним и тем же автором по одному и тому же предмету для учеников одного класса, но для элитарной и массовой школы. Один готовит сильного духом, свободного в мыслях волевого человека, другой - пассивного "потребителя идеологии". Надо подчеркнуть, что дело не в экономике - подготовка хорошо сформированного "человека массы" сегодня на Западе обходится, возможно, дороже, чем подготовка представителя элиты.

13  Насколько сложной была обстановка, видно из того, что во время работы съезда был убит посол Германии Мирбах и произошел вооруженный мятеж левых эсеров в центре Москвы. Большинство левых эсеров - делегатов съезда было арестовано, включая лидера партии М.Спиридонову, которая заявила, что убийцы Мирбаха действовали по ее указаниям.

14  Тот факт, что это кардинальное решение не вызвало дискуссий и почти не привлекло внимания в среде имевшейся оппозиции, говорит о том, что оно было очень созвучно укорененным в культуре представлении о власти и государстве.

15  Западные историки даже в конце 30-х годов признавали, что затрудняются истолковать первую Конституцию РСФСР в привычных им понятиях, настолько необычной для них была советская система. С одной стороны, полномочия Советов несравненно шире, чем у западных муниципалитетов, а с другой стороны, они не обладают автономией по отношению к центральной власти.

16  Отделение церкви от государства - обычная для буржуазно-демократических революций мера, далась с трудом. Решение о ней не принималось, пока архиепископ Тихон не предал Советскую власть анафеме. И даже после этого ряд руководителей возражал против этого шага.

17  Примечательно, что если попытка антисоветского действия сопровождалась набатным звоном, то покушение рассматривалось как оконченное преступление. Проблема набатного звона встала во время кампании по изъятию церковных ценностей.

18  Двойная система права строится в гражданском обществе Запада не только по социальному, но и по расовому принципу. Негров в США 12%. Среди тех, кто употребляет наркотики, негров 13%. Среди тех, кого за это задерживает полиция, негров 35%. Среди тех, кого за это осуждают, их 55%. А среди тех, кто за это сидит в тюрьме - 74%. Это - двойное право, приложенное к миллионам граждан.

19  Государственное пенсионное обеспечение стало за советское время настолько привычным (как бы "естественным"), что общественное сознание в России никак не отреагировало на его отмену в ходе рыночной реформы и переход к начислению пенсий не из госбюджета, а из Пенсионного фонда - в зависимости от собираемых в него средств. Сути этого изменения не поняли даже многие депутаты, которые законодательно утвердили новый порядок.

20  Если мать была в близких отношениях одновременно с несколькими лицами, то суд возлагал на всех них обязанность участвовать в вышеуказанных расходах.

21  Когда во время перестройки начались дискуссии о том, имел ли действительно пролетариат в советской системе диктаторские полномочия, они вызывали недоумение: тикие понятия никогда и не понимаются буквально (строго говоря, в России и не было пролетариата, рабочий класс был еще проникнут крестьянским мышлением). Сегодня в России демократами называют себя поклонники кровавого чилийского диктатора Пиночета, но никто же при этом не понимает слово "демократ" буквально.

22  Столь же далеким от марксизма было представление о буржуазии. Пришвин пишет (14 сентября 1917 г.): "Без всякого сомнения, это верно, что виновата в разрухе буржуазия, то есть комплекс "эгоистических побуждений", но кого считать за буржуазию?.. Буржуазией называются в деревне неопределенные группы людей, действующие во имя корыстных побуждений".

23  Русскими коммунистами понятие национализма для культурных условий России не разрабатывалось. Для нас было бы важно знать труд китайского революционера Сун Ят-сена "Три народных принципа", где он развил понятие национализма как основы государственной идеологии Китая. Для него национализм есть "принцип единой государственной семьи (нации)". Это - совсем не то, что национализм классового общества, образующего государство-нацию. У Сун Ят-сена национализм не только не противоречит интернационализму, но и служит ему необходимым условием: "национализм - это то сокровище, которое предопределяет существование человечества". Сун Ят-сен писал, что только если Китай вновь обретет сокровище национализма, он "станет фундаментом интернационализма в Азии - так же, как русские стали им в Европе".

24  Даже такая "рациональная", целиком выросшая на идеалах Просвещения революция, как Великая Французская, в момент накала страстей проявила свой религиозный характер и на время "свергла" старых богов. 7 мая 1994 г. Конвент принял Декрет о Верховном Существе, согласно которому каждый француз был обязан верить в существование этого демиурга и в бессмертие души.

25  Патриарх прежде всего стремился вывести Церковь из-под удара, однако признание ошибочности решения Церкви принять активное участие в политической борьбе имело принципиальный характер. Антисоветская публицистика инфантильно представляет заявление патриарха Тихона следствием давления на него следователя ОГПУ, не понимая, какое место занимает в Церкви патриарх и, видимо, ничего не зная о личности В.И.Белавина. Никаких свидетельств неискренности его вывода не существует.


Возврат в оглавление

Возврат на основную страницу

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67