502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Кара-Мурза Сергей. Опять вопросы вождям. Ч. 11. 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

Глава 11. Спор с союзниками - не ради истины, а ради здравого смысла


В ряде статей в оппозиционных газетах высказано принципиальное несогласие с моей оценкой прошлого и позицией в нынешнем противостоянии. Спорить - удовольствие небольшое. Но без спора не обойтись, когда оппонент, на мой взгляд, нарушает у читателя ясность и простоту мышления, которую мы с таким трудом начали восстанавливать после перестройки и шока "реформы". Отвечая на такие статьи, я старался не столько убедить читателя в моей правоте, сколько восстановить его рассудительность. Для примера, в порядке методического практикума, я помещаю здесь некоторые ответы (хотя и понимаю, что читать их не слишком приятно).

Духоносная пена


Наконец-то я удостоился целого "открытого письма" - от Татьяны Глушковой. [Т.Глушкова. Неправый суд над родным народом. Открытое письмо Сергею Кара-Мурзе. "Правда-пять", No. 4, 6 (январь-февраль 1997 г.)]. Значит, надо отвечать - поэт в России больше, чем поэт.
Как теперь повелось, сначала мне делаются преувеличенные комплименты ("талантливейший публицист" и т.п.). Потом выливается ушат туманных, скользких обвинений, которые расползаются, как клопы - изволь чесаться и ловить их. Есть такая наивная уловка: "Мы Вас так уважаем, у Вас такие интересные статьи, позвольте Вам на этом основании плюнуть в физиономию. Только не обижайтесь, это мы любя". Конечно, сейчас такое время, что не до обид. Поэтому утираюсь и объясняюсь по существу.
Главный тезис Т.Глушковой облечен в обращенный ко мне риторический вопрос: "Вправе ли Вы выходить к читателю, не накопив в своей душе света, не неся просветляющего слова?".
На вопросы такого рода есть один ответ: "На пушку берете, гражданин начальник?". Ибо на самом деле это никакой не вопрос, а примитивная ловушка. Что бы я ни ответил - останусь в дураках и признаю скрытое обвинение: да, я не накопил в моей душе света.
Не знаю, из хитрого ли расчета или само так получилось, от чистого сердца, но всю свою торжественную речь Т.Глушкова построила в шизофренической манере (это - не клиническое, а методологическое понятие). Шизофренический стиль отличается от диалектического тем, что не видит единства и борьбы противоположностей. Он "расщепляет" реальность, причем так, что обе части оказываются исчадием зла. Таков расщепляющий взор Т.Глушковой. Что она видит, например, в нынешнем коммунистическом движении? С одной стороны, "мертво-застылые комортодоксы", которые "отвечают на колокол времени" что-то не то. А с другой стороны - "демагогические комобновленцы", которые в своем ползучем оппортунизме чего-то там "тихою сапой роют поглубже". Ну куды крестьянину податься?
Ну ладно бы говорила Т.Глушкова только о "мертво-застылых комортодоксах", но с той же логикой она берется за живых людей. Как не вздрогнуть. Вот, она запрещает мне судить о народе, ибо "это невозможно вне глубоко религиозного сознания.., похоже, достаточно чуждого Вам". Как говорится, "закладывает" меня перед Синодом РПЦ. Всякому времени - свои песни (раньше писали в газету, копия - в райком). Не знаю, нужен ли возрождающемуся Православию такой Торквемада в юбке, но в фанатизме вернувшейся в лоно блудной дочери есть своеобразная прелесть. И я снял бы перед ревнительницей религиозного сознания шляпу, если бы через абзац она не стала клеймить "фарисейство православствующих русских интеллигентов с их пуританским презрением к атеистам". Кто же у нас выходит фарисей-то?
Конечно, на четырех газетных страницах Т.Глушкова рассыпала множество верных замечаний - вроде маленьких мин для детей в виде игрушек и конфет. Как сказал философ, "нет такой лжи, в которой не содержалось бы крупицы правды". Но этих крупиц можно насобирать по газетам и на десять страниц. Собственно "глушковского" я не нашел, все надергано у тех авторов, которых она и клеймит, включая Шафаревича и меня самого. Но все эти крупицы влеплены у Т.Глушковой в надрывную патетическую тягомотину. На мой взгляд, качество текста весьма низкое. Хотя я вряд ли вполне объективен, но, согласитесь, обидно, когда единственное посланное тебе открытое письмо написано как курица лапой. Но вернусь к пунктам обвинительного заключения.
Второе обвинение Т.Глушковой: я, мол, ставлю летальный диагноз русскому народу. Это обвинение она подтверждает двумя цитатами, вырванными из контекста так, что смысл их искажен. Я, например, пишу о необходимости мобилизоваться для сопротивления и восстановления государственности и заканчиваю словами: "Нас, поскольку уже полностью остригли, будет выгоднее зарезать - если не встряхнемся". Т.Глушкова просто отбрасывает последние слова "если не встряхнемся" - и вот вам "летальный диагноз".
В другой статье я говорю о том, что нельзя полностью "сдавать" советский строй и уповать на классовую борьбу. Вот мой вывод: "Надо восстанавливать солидарный образ жизни - без дефектов советского строя. Теперь это можно сделать, ибо эти дефекты сломаны вместе со строем... Если же мы с помощью истмата поможем опорочить образ советского прошлого как один из вариантов эксплуататорского режима и попытаемся начать борьбу как бы с чистой площадки - уже пролетарскую, классовую, то мы обречены на поражение. Мы будем иметь не больше шансов на победу, чем беднота Бразилии. Отказавшись от образа советской жизни, оппозиция узаконит существующее - оно будет уже не преступлением, не изменой Родине, не оккупацией, а просто одним из вариантов общества, основанного на рынке и частной собственности... Но все это - чушь. Никакого капитализма и никакого пролетариата в обозримой перспективе в России создать никто не позволит. Не для того проводится деиндустриализация. Здесь будет зона контролируемого вымирания русского народа, очистка площадки". А Т.Глушкова отбрасывает условие "если же..., то..." и пишет: "Здесь будет зона контролируемого вымирания русского народа, очистка площадки", - уверенно пророчите Вы о России".
Такое искажение смысла - недобросовестный прием, и на этом можно было бы закончить ответ на "открытое письмо". Но продолжим ради пользы урока. Кстати, сам способ полемики Т.Глушковой поучителен. Он - как раз один из дефектов советского строя, раковая опухоль его обществоведения. В естественных науках этот стиль был изжит, и если бы, скажем, в химии или физике кто-то вылез на трибуну с такими подтасовками и натяжками, как у Т.Глушковой, он вылетел бы из приличного общества кувырком.
От абзаца к абзацу пафос Т.Глушковой крепчает: "Ваша мысль о неспособности народа к жизни... переходит в мысль, что "такой народ, какими стали сегодня русские", недостоин жизни". Не слабо! Это какую же Вы мне статью шьете, гражданин прокурор?
Да и не только мне. Вот, Пушкин, не ведая, что в Россию грядет Т.Глушкова, с горечью сказал, что мирные народы, не способные сплотиться для защиты своей свободы, "должно резать или стричь". А я неосторожно его строчку повторил. И она у меня "звучит хотя истерично, но достаточно императивно". Т.Глушкова вцепилась и весь акцент сделала на слове "должно". Ах, должно резать? Значит, вы призываете зарезать русский народ! "Миллионы русских людей, не оплачиваемых в своем труде многие месяцы, не покидают трудового поста... Их ли всех "должно резать или стричь"?", - трясет меня за шиворот Т.Глушкова. Да не должно их резать, не должно, я пошутил, тетенька. Я не хотел императивно.
Пытаясь сейчас реконструировать мысль Т.Глушковой, пpедполагая наличие в ней "констpукции" я, наверное, совершаю насилие над материалом. В самом тексте мысль Т.Глушковой устремляется за любым попавшим в поле зрения движущимся объектом. Вдруг вспомнила, что злополучную строчку я взял у Пушкина - и давай теребить его стихотворение. В результате - очередной урок читателю по принижению идеи (вульгаризируя Бахтина, я назвал бы это "деградация ценностей через занудливость"). Оказывается, Пушкину было простительно написать те строки, ибо он был молодой (это в 1823 году) и к тому же стихотворение "не относилось к русскому народу, лишь недавно победившему Наполеона", а совсем наоборот - к испанскому, "по следам поражения революции в Испании, подавленной французскими войсками". Великая мысль сведена к региональным сиюминутным вопросам. Испанцев - да, должно резать или стричь, Т.Глушкова разрешает, ибо они революцию не отстояли и французов не победили. Ну не пошлость ли все это? Воевала бы уж Т.Глушкова со мной да с Прохановым, не трогала бы то, что не полагается трогать.
Один писатель сказал мне, что "Татьяна Глушкова умна, как бес". Боюсь, что, прочитав ее "открытое письмо", он ее из бесов разжалует. Останется она всего-навсего умной, хотя и поэтессой. У них ведь ум особый, не от мира сего. Вот, помянул я где-то инженера, продающего в метро календарики. Я, мол, испытываю к нему острую жалость, но вижу, что она ему не нужна, ибо он рад этому новому порядку жизни и т.д. Т.Глушкова срезает меня своим личным примером: "отнюдь, отнюдь не всегда, вглядевшись, она видит, что этот молодой инженер рад своему образу жизни". Выходит, что я, ненавистник народа и к тому же круглый идиот, утверждаю, будто все до одного молодые инженеры и все до одной русские старушки сегодня "рады своему образу жизни". Поражаюсь проницательному уму Т.Глушковой и готов признать: отнюдь, отнюдь не все рады.
Кстати, и здесь подтасовка. В моей статье инженер вовсе не рад "своему образу жизни", он принял новый порядок жизни, при котором "пока ему лично не очень везет, но это временно". Ведь речь идет о социальном явлении, об отношении к порядку жизни целого народа. Об этом идет негласный спор, даже удивляться надо, как люди умеют удержаться от низведения его к частностям. В этом смысле статья Т.Глушковой - из ряда вон. Поскольку такого рода подмены повсеместны, я утверждаю, что Т.Глушкова - человек неискренний, и большого доверия оказывать ей не следует. За ней глаз да глаз.
Исходя из "презумпции идиотизма", Т.Глушкова опять загоняет меня в угол риторическим вопросом: "Оспорите ли, что народ определяется не деградировавшими своими элементами, сколь бы много таких ни было, но духоносными, по сей день еще неодолимыми в России?". Отвечаю: разумеется, оспорю. Как бы ни кудахтали защитницы народа с их глубоко религиозным сознанием. Ибо есть и здравый смысл. Посудите сами. Численность русского народа конечна. Скажем, ровно 148 миллионов человек. Предположим, деградировало 147 999 999 "элементов", остался один духоносный элемент - сама Т.Глушкова. Допустим даже, что она несет дух такой силы, что одна "определяет народ", и он все еще благороден. Но, не дай бог, что-нибудь случится, и останемся мы без духоносицы - что тогда?
Ну нельзя при конечной численности народа утверждать, что не страшно, если сколь угодно большое число личностей деградирует. После некоторого критического порога именно они, а не "духоносы", станут "определять народ". Ведь все мы, все-таки, учились в средней школе, такие-то вещи должны понимать.
Во второй части письма Т.Глушкова, войдя в экстаз, просто, как говорится, икру мечет - такая каша, что не от чего оттолкнуться, чтобы ответить. Барабанит, как заяц-стукач. Но в первой части еще какое-то подобие тезисов есть. Так, поднимает она вопрос о праве оппозиционной прессы на отражение реальности - ведь "мрака, отчаяния и без того довольно в современной жизни". Зачем, мол, еще и в газетах добавлять. Занимаясь по долгу службы анализом реального состояния "современной жизни", обязан сообщить, что Т.Глушкова не в курсе дела. Пресса оппозиции как раз виновата в том, что еще не довела до граждан внятно и без надрыва знание об истинном состоянии страны. Это состояние гораздо хуже нашей жизни сегодня, ибо мы еще проедаем наследство СССР, нам светит "свет погасшей звезды". Следует ли мне выполнять свой профессиональный долг и сообщать людям достоверные сведения (даже не накопив в душе света) - это я как-нибудь решу сам, тут мы без Т.Глушковой обойдемся.
Другое дело - тонкие материи, интимные вещи вроде отношения к родному народу. Т.Глушковой, видно, духовный стриптиз не страшен, из нее комплименты народу прут, как пена из огнетушителя - никаких тормозов. Понятий о чувстве меры и о пошлости учителя ей, видно, не привили. Ну, ладно бы выплескивала свою экзальтацию в стихах - нет, встревает совсем в чужой разговор, выговаривает мне: "Вы решительно заголяете в своем "зеркале" безответный народ!". Заголяю! Притом решительно (фу, какой нахал!). Да еще весь наш безответный народ. Хорошо хоть, не обвинила меня Т.Глушкова в том, что я заголил старушку, торгующую носками в метро.
Ну, а раз заголяю, то у нее я "вызываю в памяти, к сожалению, образ Хама, "благородно" усмехающегося постыдной наготе отца". Не повезло мне, а я так мечтал, чтобы Т.Глушкова назвала меня нашим советским Иафетом. Сдается только, что она спутала место действия. Наш "безответный народ", который Т.Глушкова уподобила пьяненькому Ною, прикорнул не у теплого Арарата, где растет сладкий виноград, а в сугробе. И здесь поступить, как любящие сыновья Ноя - подойти к отцу задом, чтобы не увидать наготу его, прикрыть наготу его и оставить проспаться до утра - значит бросить на погибель. Ной после той своей пьянки прожил триста лет. А у нас, если к пьяному отцу повернешься задом - в два счета окоченеет. Уж лучше по-хамски натереть снегом наготу его и заставить подняться, хотя бы и пинками. Даже рискуя, что тебя какая-нибудь Т.Глушкова за это зашибет своими соплями.
Повторяю для простодушных: пьяному Ною наш народ уподобила сама Т.Глушкова, чтобы обозвать меня Хамом. Я лишь показал смысл ее метафоры, которая мне кажется негодной. Обругала бы уж попросту, чем лезть в болото.
Остановлюсь на важном тезисе Т.Глушковой, для многих очень соблазнительном. Он звучит так: народ всегда прав!. Согласно Т.Глушковой, "это совершенно ясно культурному взгляду. Для которого вечно в силе остается аксиома: "Глас народа - глас Божий!".
Что это за "культурный" взгляд и что за "аксиома", неведомо. Похоже, из того же огнетушителя. Но смысл понятен. И здравым его не назовешь. Все мы знаем из истории, что когда народы бывали поставлены перед выбором, их взявшая верх часть неоднократно делала фатальные ошибки - даже с точки зрения своих собственных интересов, не говоря уж о "вечных" идеалах.
Не будем поминать народ Иерусалима, дела давно минувших дней. Вот близкие примеры, из жизни нашего поколения. Рассудительный немецкий народ в подавляющем большинстве поддержал Гитлера и весь его безумный проект. И дело было не в обмане, речь идет о выборе народа. Этот выбор был ошибочным. Или я, Хам, опять заголяю народ, теперь немецкий? Что на это скажет культурный взгляд и как там с его вечной аксиомой?
Пример еще ближе: выбор армянского народа - расплеваться с Россией. Насколько сильны были в Армении антисоюзные настроения, показывает такой мелкий, но красноречивый штрих. Согласно опросу 1989 г., 62 проц. жителей Аpмении были недовольны своим уpовнем потpебления молока и молочных продуктов, а между тем их поедалось там 480 кг на душу (а, напpимеp, а Испании 140 кг). Армяне считали, что "Россия их объедает". Сегодня всем ясно, что выбор армянского народа был ошибочным - молока и сыра совсем мало стало.
Т.Глушкова скажет: ну, то немцы да армяне, русские бы не ошиблись. Значит, аксиома теперь должна звучать менее фундаментально: "русский народ всегда прав". Это - еще более сомнительное утверждение. Хотя и без него Т.Глушкова нагородила по поводу патриотизма такие дебри, что лезть в них за ней не хочется.
Народу тоже свойственно ошибаться, нередко по нескольку раз подряд. И личность не имеет права безропотно склоняться и уничижаться перед мнением народным - при всем к нему уважении. В заблуждениях и слабостях не спрятаться за спину народа или класса.
В вопросе об отношении к советскому строю бессвязная хула Т.Глушковой вдруг становится содержательной, в ней просвечивает что-то жесткое и, честно признаю, для меня неожиданное. Во второй части "письма" Т.Глушкова четко заявляет: отказ от советского строя ошибкой не был. Его дефекты были якобы нестерпимы: "Уравниловка, отрицающая качественный критерий в оценке труда, отчуждение работников от вырабатываемого ими продукта, жестко централизованный распределительный принцип и связанная с этим власть бесконтрольной бюрократии" и т.д., и т.п. - известная песенка перестройки. Кто написал Вам всю эту чушь, мадам? Откуда вдруг этот суконный стиль ("отчуждение работников от вырабатываемого ими продукта")? Кто Вы, доктор Зорге?
Но, оказывается, эти страшные пороки советского строя, из-за которых "глас Божий" повелел отдать "Уралмаш" Кахе Бендукидзе, еще не все. Т.Глушкова выдвигает главное обвинение: "Дело ведь не просто в том, что "мать" - Советская власть - стала съедать что-то тайком от детей (хотя - материнская ли это повадка?). "Недостача", обнаруженная "детьми", касалась... прежде всего нарастающего дефицита пищи духовно-идеологической!". Недостача касалась дефицита. Да, при таком отношении к слову духовная пища доброкачественной быть и не могла. Но при чем же здесь советская власть?
Вообще, претензии к власти по поводу дефицита духовной пищи - это нечто из ряда вон выходящее. До чего же мы докатились, господа-товарищи? Ведь это (простите, что мне придется еще разок вас заголить) просто бред. Да где это видано, чтобы власть, помимо выполнения ее обязанностей по поддержанию порядка и обеспечению безопасности страны и граждан, еще и давала им духовную соску? Да сама эта претензия говорит о том, что советский строй был уникальным явлением - можно ли услышать такое в США или Бразилии. И кому бросает Т.Глушкова такое обвинение - советской власти! С кем она ее сравнивает? Может быть, при советском строе на народ хлынул поток мерзких фильмов, растлевающих душу? Может, невиданная нигде в мире сеть театров ставила сплошь подлые пьесы? Или не советская власть дала буквально в каждый дом Пушкина и сказки народов всего мира - чего нет именно нигде в мире? Относительно наших экономических возможностей советский строй предоставил каждому гражданину такой доступ к духовным ресурсам, что даже отдаленно никакой другой социальный проект в истории к нему не приближается по этому показателю. И вот, на тебе, именно в этом плане советский строй Т.Глушкову не устраивает. Да так, что она глаза готова выцарапать каждому, кто упрекнет рабочих за то, что они отказались от этого строя. И матерью называть при ней советскую власть не смей, только мачехой.
Более того, у Т.Глушковой недотепами оказываются как раз те немногие, кто в октябре 1993 г. пришли к Дому советов совершить символический акт защиты советской власти. Видишь ли, нехорошие лидеры "посадили поверивший им народ в кровавую кашу "Белого дома". Народ поверил и сел в кашу. И тут народ! А у телевизоров сидел кто?
Лично я Т.Глушкову в лицо не знаю, может, она у Дома советов была. Те люди, которых я там видел, никакого доверия ни к Руцкому, ни к Хасбулатову не испытывали и не ради них они пришли. А ради чего они пришли, мне объяснять Т.Глушковой зазорно. Тем более, что многие из тех, за которыми пришли, выскользнуть "из-под танковой артнаводки", как выражается поэтесса, не умудрились.
Вообще, народ у Т.Глушковой - что-то вроде пластилиновой куклы, которую лепит Новелла Матвеева. "Если кукла выйдет плохо, назову ее Дуреха". Простите за напоминание банальных вещей, но народ - сложная, неоднородная система, даже в его живущих поколениях. Он может раскалываться, иной раз почти пополам, доходя до гражданской войны. Чей тогда глас - Божий? Какой половины? Понимаю, что Т.Глушковой, накопившей в душе много света, претят более или менее строгие и земные социальные понятия (классы, сословия и т.д.). Но могла бы использовать понятия культуры. Наpод - сложная совокупность культурно-духовных типов. Бывает, на пасеке есть и пчелы, и медведь, запускающий лапу в улей. Кого сегодня защищает от плетущих паутину патриотов Т.Глушкова, как храбрый комарик Муху-Цокотуху?
Вот, она пишет: "Я заведомо выношу за скобки интеллигенцию космополитическую - "демократическую" и русофобскую, подчиненную либерально-еврейскому своему компоненту". Это что же - не народ? Да это сегодня чуть ли не четверть народа. Бросаться такими его частями - как раз и попахивает русофобией, только очень уж тупой. Я, сколько бы ни "увлекался обличениями этой интеллигенции", до такого в самые мои мрачные моменты не смог бы додуматься. И потом, почему же она "выносит за скобки" только интеллигенцию, подчинившуюся "либерально-еврейскому компоненту", а рабочих "не выносит"? С какой стати такая дискриминация?
Помимо жесткого обвинения советскому строю и оправдания его сдачи, Т.Глушкова выдвигает еще один столь же жесткий и определенный тезис - уже об отношении к режиму Ельцина-Чубайса. Суть его в том, что сопротивляться не следует. Этот тезис даже дан как заключение всему письму. Прочитайте внимательно (я лишь выкинул несущественные обращения ко мне лично):
"Если... народ, несущий огромные потери, сегодня "залег на дно" и отчасти даже прикинулся тем, чем хотят видеть его беспощадные его враги, то, быть может, такое "непрестижное" его поведение как раз мудро? Ибо пока... не выяснено неложное благо Отечества и неложные пути к нему. И, пока не брезжит заря окрыляющей высокой идеи, верховного (а не дробно-политического, "ближайшего") смысла, который одухотворил бы движение масс, только стадо... кинулось бы к столь оправданным, на первый взгляд, ниспровергательным действиям. Голониспровергательным". И тут голые! С этим образом что-то неладно. Но не будем беспокоить тень Фрейда, давайте вдумаемся в логику.
Вот, на тебя сзади напал грабитель, свалил, добрался до горла, душит. Ты пытаешься нашарить рукой камень, напрягаешь последние силы. И тут из-за спины душителя возникает дамочка - и ну молотить тебя туфлей: "Ты чего, фраер, руками сучишь? Голониспровергательными действиями решил заняться? Разве ты выяснил неложное благо Отечества и неложные пути к нему? Разве тебе брезжит заря окрыляющей высокой идеи? А ну положь кирпич!".
Но такая искренняя дамочка не слишком опасна. А у Т.Глушковой - поди еще разберись, что под покровом напыщенных, вымученных слов торчат, как камни, твердые требования: не рыпайтесь, не добивайтесь "ближайшего" смысла, все пути ложны, бороться с режимом в ядерной стране запрещено. Лежать на дне и не шевелиться - вот ваша мудрость!
Это и есть два главных утверждения Т.Глушковой. Одно (горбачевско-яковлевское) - о порочности советского строя. Второе (ельцинско-чубайсовское) - о невозможности и ненужности борьбы с режимом. "Неужто неведомы Вам предпосылки, на какие указывает даже демпресса, рассуждая о возможности массового противодействия правящей олигархии", - заламывает руки Т.Глушкова. Даже демпресса не велит сопротивляться! Ради этого нехитрого социального заказа такой расход слюны.
Я от статьи к статье, понемногу, стараюсь показать ложность обоих этих утверждений, и облава на меня идет с четырех сторон. И от истмата, и от национализма, и от обиженного пролетариата, а теперь и от заголенного мною папаши Ноя. Всего за месяц - большие статьи в семи газетах оппозиции. И все авторы, конечно, искренни и самостоятельны, как "революционная сторожевая овчарка Лада" из редакции газеты "Молодой коммунист".
Статья Т.Глушковой особая. Она должна сильно подействовать на нашего эмоционального читателя. Но просмотрите ее на холодную голову. Ведь, взяв меня как бы за главную мишень, Т.Глушкова в статье обгаживает практически всех публицистов и деятелей оппозиции, которым удалось создать доверительные отношения диалога со своей аудиторией. И речь идет не о критике, не об ошибках. Сам подбор эпитетов, словечек, ассоциаций у Т.Глушковой таков, что ясно: она была бы рада, если бы все эти люди просто исчезли из нашей общественной жизни. Причем очерняющий размах Т.Глушковой действительно поражает. Вот, В.В.Чикин - день за днем, без отпусков, тянет огромный воз, выпуская "Советскую Россию". Сам прекрасный автор, он даже ничего своего не печатает - не может выкроить времени. Ну к чему казалось бы, можно придраться? Нет, даже его Т.Глушкова полощет на целой колонке. Отложив газету, уже невозможно вспомнить, в чем там дело. Но что-то вроде было: то ли Чикин шубу украл, то ли у него шубу украли.
Пусть читатель мысленно доведет дело Т.Глушковой до логического конца - он увидит, что мы должны были бы остаться без "Советской России", без "Нашего современника" и газеты "Завтра" - практически, вообще без языка.
Конечно, Т.Глушкову подвигнули на такой труд не из-за меня. Просто она оказалась человеком, способным обрызгать ядом, не разбирая, буквально все пространство оппозиции. Она - пешка новой крупной идеологической программы режима, новой большой провокации. Смысл ее - активизировать в среде оппозиции всех людей, обладающих "комплексом Яго", страстью разрушать всяческие узы, стравливать друзей, товарищей и союзников, везде сеять вражду и подозрения. Цель - отравить сам воздух нашего общения, изгадить слова и мысли. Известно из всего опыта человечества, что бороться с этим ядом очень трудно. Люди ведь не вольны в чувствах.
У кого-то, скажем, был любимый автор. Человек его читал, в душе с чем-то не соглашался, но вел с ним уважительный диалог. И вот, на его глазах на голову этого автора выливают ведро помоев. И хотя умом понимаешь, что верить не следует, душевная связь с этим автором нарушается, возникает чувство неудобства. Хотя жизнь уже должна была бы людей научить и закалить, многие будут отравлены. Ведь быть свидетелем гадости - это уже в какой-то степени стать ее соучастником. Так возникает круговая порука, и это знают те, кто манипулируют нашим сознанием.
Посмотрите, как Т.Глушкова науськивает меня буквально на всех деятелей оппозиции: того я не обругал, против другого "не поднял голоса протеста", от тех-то "отвел наши взоры и снял вину". Вот ведь какой в ее лице нашелся прирожденный мастер стравливать, да еще, наверное, бесплатный. Я выступал и буду выступать с критикой, но говоря прежде всего о явлениях и идеях, а не о личностях. И не собираюсь делать это в такой манере, как Т.Глушкова. Ведь весь ее стиль говорит просто о дурном характере и плохом воспитании, и когда он выплескивается на страницы газеты со знакомым логотипом "Правда" (хоть и "пять"), он становится заразным. Мне, например, было просто противно читать то, что Т.Глушкова понаписала про маршала Язова (и даже про К.Раша, который всего лишь осмелился сказать о нем что-то хорошее шесть лет назад!).
Я думаю, что статья Т.Глушковой - и своими размерами, и стилем - показывает, что благодушный период в жизни оппозиции истек. Шутки кончены. Ресурсы для мягких маневров у режима иссякли, и процесс соединения сил оппозиции, возникновения внутри нее множественных и уважительных человеческих связей будет пресекаться всеми средствами. Не надо, товарищи, увлекаясь хлесткими словами и пощечинами, помогать этому.
После того как вышел номер газеты с первой частью "письма" Т.Глушковой, мне позвонили из РКРП и попросили подождать с ответом. Объяснили, что будет вторая часть, более важная, что в редакции "Правды-5", вопреки их просьбе, это не отметили и т.д. Значит, в это дело влезло руководство РКРП. Вы что, мужики, совсем? К чему вам эта дешевая полупоповщина - "Святая Русь", "брезжит заря" да "верховный смысл"? Держались бы лучше марксизма-ленинизма. Пусть он и не вполне объясняет нынешнюю заваруху в России, надо его дополнять - но не этой же мутной пеной. Ведь никакого отношения ни к русской культуре, ни к православию она не имеет. Кончайте вы с ряжеными водиться.
("Пpавда-5". Февраль 1997 г.)

Короткий ответ на длинное письмо


Константин Ковалев, которого я уважаю и проч., заступился передо мной за русских рабочих в письме из Нью Йорка. Я их упрекнул в том, что они сдали советский строй, поверив ложным идеям. По Ковалеву, этот строй жалеть нечего, ибо он со смертью Сталина стал упырем, сосущим кровь рабочих. Это видно уже из того, что чиновники стали ездить на "Волге". Ездил чиновник на "Победе" - не было эксплуатации, пересел на "Волгу" - эксплуатация. Так четыреста лет назад крестьяне бунтовали против злых помещиков и злого царя - хотели добрых.
Этот критерий Ковалев и кладет в основу своего понимания эксплуатации. Были партократы скромными - не эксплуататоры, все рабочие им в Ростове аплодировали. Стали нахальничать, послали детей в английские школы - эксплуататоры. Значит, долой КПСС, да здравствует товарищ Ельцин! В своем "марксистском" подходе Ковалев идет до конца: если получку у мужа берет добрая жена, то эксплуатацией и не пахнет, а если, стерва, купила себе серьги, то даже муравью ясно - эксплуататор, язви ее в корень.
В статье, осердившей Ковалева, я не стал говорить простую истину, которую подчеркивал Маркс: эксплуатация и угнетение - принципиально разные вещи, хотя иногда и совмещаются. Изъятие прибавочного продукта хоть злым татарином, хоть злой женой или номенклатурщиком, всегда имеет элемент угнетения, но не всегда это эксплуатация. Путать вилку с бутылкой - остаться голодным.
В статье про муравья я не стал приводить и другую известную истину, о которой напоминал Ленин: любое государство есть угнетение. Рабочие обязаны бороться даже против советского государства - и в то же время беречь его, как зеницу ока. Они же не делали ни того, ни другого.
Ковалев, изображая меня "поэтом", который из каприза "попытался доказать, что Золушка - неблагодарная тварь", постарался не заметить в моей статье такой фразы: "О том, каким образом советское государство реально оттолкнуло и даже озлобило значительную часть рабочих - особый разговор, и жаль, что мы никак к нему не подберемся". Но даже и до разговора скажу: по моему разумению, все дефекты и обиды советского строя с точки зрения интересов человека труда никак не перевешивали уже созданных благ и будущих возможностей. У Ковалева же - наоборот, и в этом наша несовместимость.
Переход от восторга к ненависти при его философии прост, как щелчок выключателя. Пока Сталин держал колхозников без паспортов, все было хорошо, и "в любом магазине было все, вплоть до черной икры". Да здравствует советская власть! А как только впустили в город "новую, деревенско-кулацкую номенклатуру", то она все в магазинах сожрала, и заступаться за такой строй рабочим уже не следовало. Так же и потом. Любил-любил Родину, а тут таможенник отнял у его жены Е.Н.Флеровой 70 книжных иллюстраций и вот вам - "жена (и я, конечно) решила не возвращаться в Россию, если ей не вернут ее произведения". Прямо-таки ленинская принципиальность.
Вот логика Ковалева и близкого ему рабочего "перед которым мы были долго виноваты" (кто это "мы"?): "Я работаю автозаправщиком, добиваясь звания ударника - а этот гад из райкома ездит на "Волге" - так пусть "Уралмаш" приватизирует Каха Бендукидзе". И Ковалев считает, что прав этот его двойник, а не я, который никогда не был идеалистом, не путал советскую реальность с коммунистической утопией, не добивался звания ударника, но ценил то, что имел, и не ходил под красным флагом с портретом Ленина громить горком.
Хрущеву нельзя простить Новочеркасска, но я на те красные флаги смотрю иначе, чем Ковалев. Он в них видит незамутненность идей коммунизма, которые вдохновили рабочих, а я вижу бороденку попа Гапона. А под каким портретом начали подгрызать советский строй - все, вплоть до Горбачева? Под портретом Ленина, с его цитатами в руке. Иначе и быть не могло, это старо, как мир.
Ковалев начисто исключает из своих размышлений проблему личной ошибки и исторической вины классов и народа. Рабочих, оказывается, нельзя ругать, а надо перед ними только виниться. А по мне, так прав Маркс: нации, как и женщине, не прощается, если она становится добычей проходимца. А классу тем более. Сам Ковалев поддерживал Ельцина даже в 1991 г., но ни ошибки, ни вины тут не видит: он же думал, что Ельцин борется против номенклатурного строя. Многие из тех, кто одобряет свержение советского строя, сегодня клянут "демократов". Они недовольны тем, как больно и гpубо убили СССР, но это привередливость. Все было сделано максимально аккуpатно - не по доброте, а из-за невырванного советского зуба, ядерного оружия. Менее больно сделать было невозможно, и единственно кто это мог сделать, был союз Запада и его "пятой колонны". Тому, кто хотел свержения реального, а не надуманного советского строя, нечего теперь хныкать. Или пусть признает, что в своих желаниях жестоко ошибся.
Хорошо, что Ковалев показал кончик той ниточки, которая вплетена в его мировоззрение. Это - "гениальные сценарии Е.Шварца, удивительно преображавшего старые сказки". В манипуляции сознанием "освежевание" старых сказок - одно из мощных средств, изобретенных шварцами всего мира. Мудрость старой сказки изымается, в любимую оболочку закладываются современные идеи-вирусы, и сознание беззащитно. Наш Шварц в этом преуспел - прочтите хотя бы сказку "Дракон" и посмотрите фильм. Важный кирпич у архитекторов перестройки. Герой, победивший Дракона, неизбежно сам оказывается Драконом - вот тебе и философия для Гроссмана. Вот тебе и победа над фашизмом.
Ковалев сравнил рабочих с Золушкой. Готов признать, что вообще-то Золушка не была неблагодарной тварью, а была благородная красавица, достойная хрустальных башмачков. Но что такой Золушкой был советский рабочий, а злой мачехой советское государство - не соглашусь.
Если уж следовать метафоре, то советское государство было именно матерью - но детям показалось (а хотя бы так и было - не будем спорить), что мать стала неумелой, беззубой, заглядывает в рюмочку, а то и съест что-то тайком от детей. И они эту мать помогли убить - им сосед пообещал хорошую мачеху. А мачеха оказалась людоедкой. И теперь только косточки этих деток хрустят. Тех, которые в Нью Йорк не успели уехать.
("Советская Россия". Ноябрь 1996 г.)

Немного о правилах спора


В своих статьях я почти не высказываю моего мнения - зачем давить на людей. Я ставлю вопросы. Моя цель - сделать кашу в головах чуть-чуть более упорядоченной. И тогда люди будут делать разумный выбор, который можно уважать. От тех, кто вызывает меня на полемику на драгоценных страницах "Сов. России", я прошу немногого: чтобы они прочли статью, с которой спорят. И спорили по сути.
Вот, А.Орлов (профессор и пр.) фантазирует: "Наши внуки будут думать по-английски" - спорит с моей статьей "Утопия защиты". В той статье я для примера разбираю одно положение платформы КПРФ - обещающее "защиту отечественного производителя". А.Орлов спорит не с сутью, а с примером. Суть же я определил так: в платформе "концы с концами не вяжутся и невозможно ухватить смысл. Перед выборами это мало кого трогало, надо было постараться победить. Но сейчас, если не провести чистку доктрины, может произойти отток и так немногочисленной интеллигенции, тяготеющей к коммунистам". Конечно, можно спорить и с примером, но сначала надо пару слов сказать о сути. Иначе у читателя остается ощущение, что если пример неудачен, то и суть неверна. Это прием в споре негодный.
А главное, что суть я развиваю в виде десятка конкретных вопросов к КПРФ, за кандидата которой я призывал голосовать. КПРФ на вопросы не отвечает - к этому уже привыкли. Ну, давайте сами пытаться. Раз А.Орлов вступил в полемику с моей статьей, я мог бы от него ожидать какого-то варианта ответов "за КПРФ". Полное молчание, как будто этих вопросов и не было. Но ощущение А.Орлов создает такое, будто они "сняты" его статьей. Это - тоже негодный прием.
Как же А.Орлов спорит хотя бы с примером? Прежде всего, подменяет главный термин, а ему у меня посвящена треть статьи. Я ставлю как важную проблему сам факт: "в лексику коммунистов введено слово "производитель" - лживый термин Гайдара и Чубайса. Кому надо было заменять давно известное слово фабрикант его русским аналогом производитель? Ведь эта замена не просто искажает смысл, она меняет его социальную и политическую сущность". А.Орлову же "думается", что под этим термином надо понимать"предприятия, которые работают на российской земле, и их работников". Ну тогда бы и спорил сам с собой - зачем поминать текст, где этот термин имеет совсем иной смысл? Это уж вообще из ряда вон.
Но я готов спорить с А.Орловым в его понимании проблемы.
Сегодня в промышленности РФ 90 процентов собственности - в частных руках. Приватизация с последующей скупкой акций у рабочих означала полное разделение предприятия и работников. Производителями (если А.Орлова коробит латинское слово фабрикант) являются те, кто владеет контрольным пакетом акций, а наемные работники уже прекрасно поняли свое место. В этих условиях сказать, что "производитель - это предприятие плюс работники", на мой взгляд, нелепость. До такого классового союза еще никто не додумался. Думаю, даже среди авторов платформы КПРФ таких Маниловых нет.
Что же реально означает лозунг КПРФ? Уточним ситуацию. Советский народ под дудочку КПСС отдал собственность небольшой группе господ, которые стали "отечественными производителями". Их доход в среднем 75 млн руб в месяц на душу (около 300 млн на семью). Работники имеют в среднем 500 тыс. на душу, но пока не сердятся - терпеливо доводят эксперимент до конца. Получив собственность, "производители" угробили производство. Они, шумно требуя свободного рынка, оказались неконкурентоспособны - во многом оттого, что обворовали предприятия и вывезли все, что могли, за рубеж, вместо того чтобы вложить в технологию.
Возникла оппозиция с красным флагом. Она могла бы сказать: "Ребята, вы оказались плохими хозяевами. Верните хоть то, что осталось от промышленности". Нет, она обещает их "защитить". Поддержать морально? Нет, добавив им еще ресурсов - сверх того, что они уже получили от страны. Из каких же средств? Отобрать у Березовского? Об этом не может быть и речи - и в Москве, и в Давосе были даны все гарантии. Единственный источник - потребление работников. Им можно платить в среднем не 500 тысяч, а 400. Сможете опровергнуть мои рассуждения, товарищ А.Орлов? Это я возвращаю вам ваш вопрос.
Иное дело, если бы предприятия вернулись в казну, мы снова стали бы их частичными собственниками - тогда имело бы смысл подтянуть ремень. А главное, это было бы эффективно, наши жертвы не пропали бы. Вспомним, что в СССР не стояло задачи защитить нашего производителя - это от нас США защищали свои рынки всякими законами и поправками. В нынешних же реальных условиях лозунг "защитить" - или демагогия, или наивность. Наши "производители" приняты в "золотой миллиард" и служат надсмотрщиками в той "зоне", в какую превратили Россию. А.Орлов намекает, что если их "защитить", нам якобы разрешат "не входить в рынок", и мы не вымрем, как индейцы. Откуда же это следует? Кто это обещал? Зачем же обманывать людей уже и через "Сов. Россию"? Разве мало нам НТВ?
А.Орлов не замечает еще одной проблемы: ведь "защита производителя" никак не может быть однобокой - против внешней угрозы. Пожалуй, даже более опасна угроза внутренняя - от дубины оголодавших работников. Экономически обе угрозы сказываются одинаково - в снижении прибыли. Так что, если назвался груздем-защитником, полезай в кузов грузовика ОМОНа (под красным флагом?). Что на это скажет А.Орлов?
Споря со мной и переходя на конкретный уровень, А.Орлов, однако, не рассматривает взятого мною примера: принуждения наших крестьян покупать трактор дороже и худшего качества, чтобы защитить "нашего" производителя против конкуренции тракторов "Беларусь" из Минска. Я же рассмотрю крайний случай, предложенный А.Орловым: производителем является крестьянин, а не заводчик.
Может ли его защитить президент Зюганов и как? Ведь помимо обещаний хотелось бы узнать и механизм (хотя бы у А.Орлова). За время реформы из села изъяты совершенно космические средства. Одних тракторов село "недокупило", по сравнению с советским временем, на 25 триллионов руб. А это, думаю, десятая часть недополученных ресурсов. Чтобы вернуть кормильца-фермера на тот уровень конкурентоспособности, какой был у колхозника, нужно хотя бы дать ему недополученные средства - плюс средства на "ремонт" подорванной за годы реформы производственной системы, например, плодородия почвы. (И это, конечно, не поможет, но допустим). У кого Зюганов, стань он президентом, изъял бы эти средства - хотел бы я теперь прямо спросить А.Орлова, раз он не ответил на этот вопрос сразу. Ответ известен - у потребителя. Ибо ни Березовского, ни Каху Бендукидзе обещали не ущемлять.
Если это всерьез, то это значит, что к тем десяти миллионам жителей России, что сегодня тихо угасают от несбалансированного питания, должны прибавиться еще миллионов тридцать-сорок. Ибо покупать продукты вдвое-втрое дороже, чем сегодня, они не смогут.
Я уверен, что единственное спасение людей от гибели и полного угасания русского народа - борьба. Борьба за смену курса и восстановление хотя бы ядра солидарного общества. Тот, кто обещает "защитить отечественного предпринимателя" и построить капитализм в нашей отдельно взятой стране, сеет совершенно несбыточные иллюзии и отвлекает от борьбы. Если же русский народ бороться не желает или не может, то пытаться в рамках капитализма "закрыться" от мира сегодня глупо и нереально. То, что останется от России (видимо, до Волги), лишится промышленности. Значительная часть населения вымрет. Остальные худо-бедно выживут. Лучше, чем если какой-то русский Бокасса вздумает "закрыть" Россию.
Но не мое это дело - советовать Бокассе или Чубайсу, как им лучше обустроить Россию. Я в своей статье говорил не вообще о "защите предпринимателя", а о том, что на эту роль напрашиваются коммунисты. Вот это - историческое уродство. На фронте надеть чужую форму - тяжкое нарушение военного права. Пусть КПРФ сменит название, станет нормальной социал-демократией, вместо группок Роя Медведева и Яковлева, и конкурирует за звание лучшего приказчика капитала. На двух стульях всегда сидеть трудно, а уж во время землетрясения и вообще опасно.
(Не опубликовано. Ноябрь 1996 г.)

Ответ таинственному незнакомцу


Со мной начал спор "Неизвестный читатель" ("Совествкая Россия", 3 окт. 1996). Поскольку он прямо обращается ко мне: "уважаемый С.Кара-Мурза", нельзя не отвечать. Хотя меня он использует как зацепку, а разговор ведет вообще о другом - излагает свою платформу.
С моими взглядами она несовместима, и вроде бы спорить не о чем. Тем более что обращается он ко мне, оппоненту, с нахальством преподавателя научного коммунизма: "не мешало бы [мне] задуматься над собственной логикой, прежде чем поправлять других". Мол, сам дурак. Ну, это потерпим. Хуже - упоминание в ироническом плане, что советский строй основан "на народных костях". Интересно, иронию у него вызывают народные кости всегда и везде - или только в связи с советской историей? Так же коробит ирония по отношению ко всей нашей программы развития: "индустриализация развивалась неслыханными темпами, но сельское хозяйство терпело крах, потребление отстало. Зато войну выиграли, хотя это и была "пиррова победа".
Судя по тону, автор предпочел бы, чтобы потребление не отстало, но войну проиграли. А как было бы с потреблением в этом случае? "Не мешало бы задуматься над собственной логикой".
Вся концепция "неизвестного" до запятой совпадает с платформой нынешних троцкистов. Я, однако, не утверждаю, что он сознательно причисляет себя к ним - есть люди, которые всю жизнь не подозревают, что говорят прозой. Относительно советского строя радость: "Неудивительно, что этот гнилой строй рухнул. Но это не был крах социализма!". Социализм развивается правильно, там, где ему и следует быть - в цивилизованном мире.
Итак, "неизвестный" считает советский социализм "выкидышем" цивилизации, одобряя лишь краткий миг НЭПа. Сталин "ликвидировал рынок, учинив кровавый режим государственного терроризма", а "брежневский застой был политикой и экономикой абсурда, с какой стороны ни посмотри". Это - официальный вывод антисоветчиков типа А.Н.Яковлева. Так что расхождение у нас не в логике, а в исходных постулатах и даже идеалах, о которых, как известно, спорить бесполезно.
Что же до логики, то она у "неизвестного", на мой взгляд, тоталитарна, как у адвоката Макарова. Во времена Брежнева - экономика абсурда "с какой стороны ни посмотри". Какое самомнение - так сказать о целом периоде. Вот вам одна "сторона": за время этого застоя (1965-1980) была построена основная масса жилья - 1,6 млрд кв. м., почти по 7 кв. м. на каждого гражданина СССР. В каком смысле это - абсурд? За этот период втрое возросли основные фонды хозяйства, мы их уже десять лет проедаем и проесть не можем. Если бы не этот "абсурд", все неизвестные читатели в России уже протянули бы ноги с голоду. Это был период интенсивного дорожного строительства. Вещь незаметная, а сеть дорог с твердым покрытием выросла втрое. Была создана мощная система авиаперевозок, надежно связавшая огромную страну - фактор интеграции посильнее пушек и танков Грачева. Я уж не говорю о том, что сентенции из арсенала Гайдара и Чубайса, вроде "сельское хозяйство терпело крах и потребление снижалось", рассчитаны на придурков без памяти.
Между прочим, за те же годы "застоя" СССР, укрепляя дружественные отношения, оказал зарубежным странам помощи на 80 млрд. долларов, а США за те же годы только из Латинской Америки перекачали богатств на 800 млрд. долл (это - по подсчетам видного американского ученого Н.Хомского). Попробуйте эти деньги у американцев отнять - что у них станет с потреблением?
Но это - расхождения второго уровня. Главная несовместимость наших взглядов - в понимании сути происходящего в России столкновения и смысле понятий "рынок" и социализм.
Половина всего обращения ко мне, "контуженному парадигмой", состоит в доказательстве, будто транснациональные корпорации строют самый настоящий социализм, ибо "с точностью до минуты планируют весь производственный процесс". "Неизвестный" идет дальше и утверждает, что изменилась сама цель производства на Западе и оно перестало быть капиталистическим. То есть, благодаря менеджменту сменилась формация, произошла революция в производственных отношениях:
"Целью производства становятся повышение производительности, качества труда... и т.д., и прибыль рассматривается как следствие, а не цель". Знаменосец этого "правильного" социализма, конечно, США. Здесь уже в середине 80-х годов свыше 130 фирм "что-то изучали". "Неизвестный читатель" восхищен: "Вы думаете, они рынок изучали? Потребности человека!.. Если это не основной научный принцип социализма, так сказать, на марше, то где?.." и т.д. Это уже логика Шуры Балаганова. Если перед глазами гиря, то, конечно, золотая - а какая же еще?
И вот фатальный вывод: "Социализм не выбор, а осознанная необходимость!". Так что можно роспускать все компартии, необходимость себе дорогу пробьет, а сдача России американским корпорациям означает наконец-то утверждение социализма на нашей многострадальной земле, измордованной Сталиным и Брежневым. И далее: "В ХХ веке прогресс совпадает с движением: от рынка - к плану и от диктатуры - к демократии - такова диалектика исторического развития. Все разумное неизбежно, как сказал бы Гегель".
Сначала о "правильном социализме" в США. Когда страна с богатейшими природными ресурсами и высокоразвитой промышленностью Бразилия почти целиком работает на Запад, а 42 процента бразильских детей физически и умственно деградируют до наступления половой зрелости из-за нехватки белка в питании - это делается ради прибыли или ради удовлетворения потребностей человека? А когда "Чейз Банк" организует отряды бандитов для массовых убийств мексиканских крестьян в штате Чьяпас, ради каких "ценностей и запросов" это делается?
Обеспечив себе гарантированные высокие прибыли, капиталисты Запада за счет ограбления 80 процентов человечества подкармливают свой пролетариат, снижая его эксплуатацию на 40 процентов. Это - колоссальная величина. И это - социализм?
Нет, это - национал-социализм, только нового поколения. В этом глобальном фашизме уже не одна нация (немцы) эксплуатирует другие народы, превращая их в пролетариев, а десяток наций, соединившиеся в "золотой миллиард". От этого социально-экономическая суть фашизма нисколько не меняется, он только становится интернациональным, но вычеркивает из списка человеческих существ 4 миллиарда "слаборазвитых". Народы России в том числе. Мешает ли этому план? Нисколько. Видна ли демократия в этой "диалектике исторического развития"? Даже смешно спрашивать.
В реальной "диалектике" ХХ века Запад пришел к такому типу человеческих отношений, о котором один западный философ недавно сказал словами Братца Лиса из старой сказки: "Эта демократия похожа на нож без рукоятки, у которого отломили лезвие". (Этот нож остался без рукоятки, когда демократия оторвалась от демоса, народа, а теперь она потеряла и кратию - власть в руках ТНК).
Насчет демократии ТНК надо спросить у сомалийцев, сербов и матерей Ирака. Не видели фотографию из морга центральной детской больницы Багдада? Штабеля коробок из-под обуви, и в каждой - мертвый младенец.
Ну, скажет мой "неизвестный" социалист, это неизбежные изъяны. Строить социализм руками капиталистов - дело новое, неизведанное, допускают и ошибки. Главное, формула-то какая замечательная: "Соедините плановую экономику с демократией, и вы получите реальный социализм... А свободный рынок пусть остается для согласования спроса и предложения, только и всего". И это пишет поклонник Гегеля! Когда мы слышали такое от ушибленного перестройкой Селюнина или врунишки С.Алексеева, это не удивляло, но ведь сам "Неизвестный читатель"! Это ведь почти как если бы Неизвестный солдат встал из Вечного огня и сказал нам правду о войне.
Давайте разгребать винегрет этой формулы. Сначала о демократии. О какой демократии речь? Как в Афинах, для рабовладельцев? Или как в древнем Новгороде - на площади? Или вайнахской, которую установил Дудаев (тем более, что и планирование у него явно было)? "Неизвестный" умалчивает, но я подозреваю, что он имеет в виду западную демократию как политическое воплощение гражданского общества. Это именно тот сломанный нож, о котором говорил Братец Лис. В ее основе лежит, как гранитное основание, частная собственность. Ни голоду Сомали, ни геноциду в Ираке эта демократия не препятствует ни капли. Это - принципиально антихристианский способ человеческого общежития. Его формула - "война всех против всех". Теоретик гражданского общества Локк был ярым сторонником рабства в США и компаньоном работорговой компании. Негры в гражданское общество не входили и правами человека не обладали по определению. Спросите манси и удеге, хотят ли они в такую демократию и в основанный на ней социализм. Думаю, разве что мадам Гаер захочет.
"Отберите у Борового и Коржакова лозунг демократии - и Ельцину капут!" - уверен "Неизвестный". Какой год-то на дворе? Кто вспоминает о демократии? Только Сергей Адамович Ковалев в больнице под наркозом (да и то притворяется). А Ельцин - живее всех живых, не говоря уж о его режиме.
Меняет ли дело введение планирования? В принципе, не меняет. Планирование - это технология, которая может служить и Рузвельту, и Гитлеру, и Сталину. Молоток, которым можно строить дом - или дробить черепа. Ни частной собственности в руках капиталистов, ни отчуждения пролетариев планирование не отменяет. Никакого отношения к социализму это по большому счету не имеет.
Теперь о рынке. Как это невинно: "рынок - для согласования спроса и предложения, только и всего". Когда я такое читаю, всегда закрадывается мысль, что тебя разыгрывают. Все-таки, о смысле рынка писали великие умы, начиная с Аристотеля. Утрясать спрос и предложение автомобилей и бюстгальтеров - функция чисто технологическая (как и у планирования). Главное же не это. Рынок создает человека! Каждого делает собственником: у одного капитал, у другого - только его тело. И он его выносит на рынок и продает в качестве рабочей силы. Еще рынок создает определенное общество, основанное на этой купле-продаже и конкуренции. Так что купля-продажа становится всеобъемлющей метафорой, смыслом этого общества - от политического рынка ("демократия") до рынка любви (законная и морально оправданная проституция).
В этом вопросе нет ни проблемы идеалов, ни проблемы логики. Как говорил любимый актер демократов, "Лелек, это надо знать".
Сравнивая западную демократию со сломанным ножом ("демократия без власти народа"), тот философ продолжил мысль о "диалектике исторического развития". В конце ХХ века, сказал он, нас захлестнул поток продуктов "без": молоко без жира, кофе без кафеина, табак без никотина, социализм без Маркса, коммунизм без Ленина. Думаю, если бы Гегель это узнал, он бы уже не утверждал, что все сущее разумно.
("Дуэль". Октябрь 1996 г.)

Возврат в оглавление сборника

Возврат в на основную страницу сайта

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67