Торопитесь курсовая работа экономическая теория на заказ

С.Г.Кара-Мурза

"Тропы практического разума"

Евреи, Диссиденты, Еврокоммунисты


 

 

Станут ли чужими сыны Иегуды?

Вернемся к исторической загадке - разрыву "магнатов" еврейства России с советским строем и открытому переходу на сторону противника СССР в холодной войне. Это был сложный маневр - ведь для него пришлось разрушить дорогие для множества евреев символы и образы их коллективной памяти. Но этот маневр удался.

Поразительно, что даже война против нацизма не отмечена еврейскими поэтами как война советского народа, есть лишь лирические переживания самих евреев-фронтовиков или детей. По сути, И.Бродский говорит вслед за В.Гроссманом, что дело нашей войны было неправое. Вот читаем в его стихах "На смерть Жукова":

 

Сколько он пролил крови солдатской

в землю чужую! Что ж, горевал?

Вспомнил ли их, умирающий в штатской

белой кровати? Полный провал.

Что он ответит, встретившись в адской

области с ними? "Я воевал".

 

Значит, и советский Неизвестный солдат, и вслед за ним Жуков пошли, по мнению Иосифа Бродского, прямо в ад. А мы-то думали, что хоть они не провинились перед цивилизованным человечеством. Какие чувства бушуют в этих стихах Бродского? Каждый скажет: глухая, зрелая ненависть к Жукову. Хотелось бы допытаться у кого-нибудь из евреев - почему? Ведь, согласитесь, эту ненависть объяснить непросто - евреи воевали бок о бок с русскими и другими народами СССР.

Когда прочтешь несколько раз сразу все стихи, как-то отражающие треугольник "СССР - евреи - Гитлер", то выходит, что ненависть вызывает именно СССР. А палачи евреев, СС, восприняты как некая потусторонняя сила, которая на миг появилась, потом исчезла, но которую нет нужды ненавидеть. Уж во всяком случае, никакого отношения к немцам, Германии, Западу эта сила не имеет. Это - непонятный, но важный выверт еврейского сознания, который и сегодня действует.

Выше мы говорили о том, как, "пристегнув" черносотенство к нацизму, маленькими шагами подводят затем к такой картине, при которой нацисты как бы выпадают из истории, и оказывается, что "Холокост - русская тема". На этом пути даже идеологи, припудренные академическими регалиями, вынуждены идти на примитивные подтасовки. Так, М.Гефтер пишет: об "ответственности и пагубности военного союза Гитлера и Сталина, из которого органически проистекали... возможности человекоистребления, заявленные Холокостом".

Итак, поднятый на пьедестал историк и философ М.Гефтер подменяет понятие "пакта о ненападении" совершенно иным понятием - военного союза (потом мы удивляемся, почему американские юнцы думают, что во Второй мировой войне США воевали против союза Гитлера и Сталина). При этом историка нисколько не смущает, что пакты о ненападении с Гитлером Англия и Франция подписали в 1938 г. - на год раньше СССР. Ни у кого и в мыслях нет сказать, что из тех пактов "органически" вытекал Холокост - только из пакта с СССР. О том, что все подобные историки самым чудесным образом "забыли" о Мюнхенских соглашениях, и говорить не приходится.

В годы перестройки те, кто взял на себя роль рупора еврейства, выступили против советского строя уже совсем открыто. Вспомним, как использовали иудаизм для освящения борьбы против СССР. Главный раввин Москвы Рав Пинхас Гольдшмидт заявил в "Независимой газете": "Гематрия, один из разделов Каббалы, где дается объяснение явлениям на основе числовых значений слов и понятий, показывает нам, что сумма числовых значений слова "Мицраим" - "Египет" и "СССР" одинакова. Так же и ситуация сейчас во многом сходна". Значит, война против СССР носила религиозный характер? Значит, наша страна олицетворяла "египетский плен", а мы, "египтяне", должны претерпеть все ужасы, насланные Саваофом на Египет?

Что же вменялось в вину СССР за последние сорок лет? Ни много ни мало, государственный антисемитизм. Это обвинение просто навязло в зубах, хотя само "преступление" неуловимо, как призрак. Д.Фурман представляет СССР, вплоть до прихода освободителя Горбачева, бастионом антисемитизма: "Прошлое евреев, начиная с падения Второго храма и кончая прекратившейся лишь с перестройкой официальной "борьбой с сионизмом" - это сплошная цепь преследований и унижений". Как видим, СССР отведено в этой "сплошной цепи" исключительное место. Уничтожение СССР видится поистине как "конец истории".

Мало-мальски строгие исследования самих еврейских социологов показывают, что антисемитизма в СССР не было. Доля евреев в самых элитарных и влиятельных профессиях была такая, что сионисты начала XX века и мечтать не могли. Более того, уровень антисемитизма в СССР и даже сегодня в России, согласно ряду международных исследований, ниже, чем во всех изученных "цивилизованных" странах. Даже в "лучшем из миров" - США - был обнаружен высокий уровень антисемитизма. По данным 1993 г., 35-40 млн. взрослых жителей США "бесспорно являются антисемитами". Но антиамериканских настроений в среде лидеров российского еврейства и в помине нет.

Надо подчеркнуть, что 40 млн. убежденных антисемитов насчитывалось в США в 1993 г., в момент экономического процветания и радости от победы в холодной войне. Как только в США возникает хоть едва заметный кризис, к которому каким-то боком можно пристегнуть евреев, положение резко меняется - антисемитизм достигает белого каления. Мой друг (возможно, еврей) работал в 70-е годы переводчиком в ООН. Как-то он приехал в Москву сразу после нефтяного кризиса 1973 г., который случился после войны Израиля с арабами. Он рассказывал в ужасе: подскочили цены на бензин, и множество американцев (особенно персонал автозаправочных станций) нацепили круглые значки: "Убей еврея!". Значки эти продавались на каждом углу. В России же антисемитизма не находят в условиях экономической катастрофы, когда люди дошли до края отчаяния - при том, что к этой катастрофе вела череда министров экономики - евреев.

Таким образом, обычного антисемитизма в реальной "системе координат", то есть в сравнении с общемировой реальностью, исследования не обнаруживают. Чем же подтверждают обвинение в "государственном" антисемитизме? Р.Рывкина - доктор из Академии наук - пишет, что в СССР "как в явной, так (чаще) и в скрытой форме, проводилась политика государственного антисемитизма, принимавшая преступные формы, вплоть до попыток депортации". То есть она обвиняет государство даже не в намерениях, а прямо в попытках депортации.

Казалось бы, человек, претендующий на титул ученого, должен был бы при таком тяжелом обвинении, чуть ли не на уровне Нюрнбергского процесса, привести надежно установленные факты, документы и т.д. Ничего! А ведь в годы перестройки перерыли все архивы и подзудили людей на самые фантастические "свидетельские показания". Ну хоть что-то могла Р.Рывкина притянуть к такому обвинению в своей главе "Социальное положение евреев в СССР". Видно, ничего не нашла. Даже ни одной серьезной литературной ссылки - кроме какой-то публикации из Израиля никак не научного характера (это видно по реквизитам). За такие вещи в царской России канделябрами били.

Что же остается? Так называемая "процентная норма" - ограничение на прием евреев в вузы. Д.Фурман пишет: "Несмотря на все препоны, создававшиеся советским антисемитизмом, на ограничения при приеме во все вузы и просто невозможность для евреев поступить в некоторые, наиболее престижные из них, евреи значительно, на порядок образованнее русских, что объяснимо лишь громадной, преодолевающей все препоны тягой к образованию".

Воображение философа отказывается даже предположить, что исключительно высокий образовательный уровень евреев в СССР может объясняться, во-первых, их социальным положением (более благоприятными "стартовыми возможностями" молодежи из еврейских семей) и, во-вторых, отсутствием реальных "препон". Таких простых и общеизвестных для социолога объяснений Д.Фурман не приемлет, он усматривает единственный и не поддающийся проверке фактор - наличие в евреях "генетической" тяги к образованию.

На симпозиуме с учеными США в 1994 г. одна социолог, в прошлом секретарь партбюро моего института, жаловалась американцам, - почти как инспекторам - на дискриминацию евреев в советских вузах. Те кивали головами - зная о проценте евреев с высшим образованием и учеными степенями в СССР (в 1982 г. число докторов наук среди евреев было в 17,5 раз больше, чем среди русских, в 29 раз больше, чем среди украинцев, и в 37,6 раз больше, чем среди белорусов).

Я спросил докладчика и тех, кто ей кивал: какая, по их мнению, должна была бы быть "нормальная" доля евреев, если бы не было "дискриминации", и какова доля других народов? На вопрос не только не ответили, но и посчитали как бы неприличным. А ведь вопрос естественный. Если уж от нас скрывают, что такое антисемитизм, то скажите хотя бы, что не считается антисемитизмом!

Вообще-то сословные и национальные "квоты" - обычное и нормальное условие воспроизводства традиционного общества. Что общество старой России, а затем СССР, относилось к категории традиционных - не вызывает сомнения. Поэтому прилагать к нему мерки гражданского общества просто глупо. Да и вряд ли евреи делают это искренне, не настолько они оболванены евроцентризмом. Скорее всего, все эти истерики относительно "процентных норм" - спектакль. Без "процентных норм" разного рода все малые народы давно бы ассимилировались в России, а евреи утеряли бы весь свой мессианский дух. (Кстати, сегодня, когда США официально отказались от расовой сегрегации, а их "этнический тигель" не в состоянии переварить некоторые меньшинства, там вынуждены вводить ограничительные "процентные нормы" для белых иммигрантов из Европы, например, на государственной службе - но наши правозащитники США за это не клеймят. Так что не в квотах дело).

Реальные конфликты возникают не по поводу формально существующих квот, а в связи с их величиной. Здесь евреи всегда умели договариваться. Так, официальные "нормы" в царской России при численности евреев 3% от всего населения составляли для университета Петербурга 3%, для Центральной России 5% и для областей в "черте оседлости" 10%. А реально только студентов иудейского вероисповедания (то есть не считая крещеных евреев, которых было немало) было в Петербургском университете 17,7%, в Киевском 20% и в Новороссийском 34%. Фактически высшее образование получали все евреи, которые этого добивались (в 1928 г., когда не было абсолютно никаких ограничений и "норм", их доля среди студентов была даже чуть меньше, чем в 1886 г.).

Кажется немыслимым - сообщать (как в книге Р.Рывкиной), что практически все (точнее, 76%) евреи в постсоветской России имеют высшее образование, и в то же время доказывать наличие государственного антисемитизма ограничениями на прием евреев в вузы. Когда вникаешь в подоплеку этого странного противоречия, начинает казаться, что суть обиды не в том, что в вузы не пускали евреев, а в том, что к высшему образованию допустили "чумазых" - всяких казахов и узбеков. Вот как объясняет эту суть еврейский поэт:

 

Шли дебилы по столице

в университет московский

......................................

И глядел на их движенье

восхищенно и печально,

в генах Эдисон, возможно,

мальчик Изя Шнеерсон.

 

Что же получается: когда А.М.Макашов ставит чисто ритуальный вопрос о квотах национального представительства, это называют расизмом, хотя это именно демократическая идея "равных стартовых возможностей", попытка смягчить различия материальных возможностей детей из разных социальных групп и национальностей. А демократичным наши "поводыри" называют требование принять в МГУ мальчика Изю на том основании, что он "в генах, возможно, Эдисон".

Представьте, в какую яму загоняет себя и своих единомышленников еврейский поэт. Ведь одно из двух: или он требует чисто политических привилегий для евреев по их анкетным данным (то есть явного национального неравенства в ущерб всем неевреям), или он просто расист, поскольку считает, что евреи генетически талантливы, а неевреи - генетически обусловленные дебилы. Тут уж прямо можно говорить о примитивном расизме и "анализе крови" - как иначе приемная комиссия МГУ может обнаружить у Изи Шнеерсона "гены Эдисона".

Кстати, многие представители еврейской элиты часто поминают о каком-то пресловутом "анализе крови", которому якобы их постоянно пытались подвергнуть в России:

 

Здесь - кровь мою вычислят люто,

Там - душу мою не поймут

 

Но ведь о крови, врожденной тяге к образованию и всяческих "генах Эдисона" говорят именно идеологи еврейства. В книге "Русская идея и евреи" с восхищением приводят слова О.Мандельштама: "Какой я к черту писатель! Пошли вон, дураки!.. Я настаиваю на том, что писательство в том виде, как оно сложилось в Европе и в особенности в России, несовместимо с почетным званием иудея, которым я горжусь. Моя кровь, отягощенная наследством овцеводов, патриархов и царей, бунтует против вороватой цыганщины писательского племени". В своем преклонении перед такой породистой кровью автор статьи А.Ахутин выходит за рамки разумного: "Наученный свободе Богом и словом, О.Мандельштам относил к литературе только произведения неразрешенные, как бы заранее предназначенные в самиздат". Ничего себе, невиданный идейный букет - помесь расизма с анархизмом.

Что же касается высшего образования, то ингушам и татарам полезно было бы вспомнить, когда Аушев с Шаймиевым фыркают на А.М.Макашова из-за идеи "национальных квот", что в советское время эти квоты вводились не ради русских - доля студентов среди русских с 1927 по 1965 г. нисколько не менялась (она оставалась около 1,1%). Снижение доли студентов среди евреев с 7,5 до 2,18% целиком пошло на то, чтобы облегчить доступ в вузы молодым людям тюркских и кавказских народов (данные взяты из книги Р.Рывкиной). Так, среди казахов доля студентов выросла с 0,07% до 1,06%. Может быть, и они считают, что настала пора плевать в колодцы?

Образ окружающих еврея людей как дебилов, похоже, кое-кому греет душу. Через еврейские стихи о России проходит, повторяясь иногда почти дословно, одна больная мысль - о серости и глупости советской жизни. Сильнее и злее всего, даже со злорадством, она выражена у Бродского, но это довольно общая мысль. Просто у других, в отличие от Бродского, она окрашена жалостью и ностальгией:

 

Поделом мне, собаке безродной,

Прилепившейся жадно во мгле

К этой горестной, глупой, голодной,

Разъединственной этой земле.

 

Или:

 

...Чтоб смогла отлюбить

Окаянный, бездарный, родной

Этот северный край,

Эту серую горькую землю.

 

Это горе трогает, даже не знаешь, чем помочь, "чтоб смогла отлюбить". Насчет бездарности, конечно, поэты загнули. Есть же у нас творческие гиганты - Марк Захаров, Хазанов, Евтушенко.

Но если отставить шутки, то за этими злыми, в слезах, обвинениями России в бездарности слышится предчувствие катастрофы. И тут можно понять, какой великий план был "запорот" именно в советской России - план, на который надеялись в России начала века. Эта катастрофа - бесплодность сионизма, оторвавшегося от России. Так неудачник-интеллектуал, выросший из маленького вундеркинда, глядит на свои похвальные грамоты и ненавидит родителей, которые передали ему "бездарные" гены. Мальчик подавал надежды и казался будущим гением только под крылышком родителей.

Вот и плачут поэты: ведь в серой "стране негодяев" расцветали и Пастернак, и Зельдович, блестящие математики и шахматисты. Жить им в России было плохо, неудобно: "там, наливая чай, ломают зуб о пряник...". И в какой-то момент евреи поверили, что и Зельдович, и Ботвинник возникли вопреки России, несмотря на ее жесткий пряник и трехгранный штык. И стали лидеры еврейства собирать на Сион будущих зельдовичей не по-хорошему, а отрезая пуповину:

 

Что за высоты

открылись с Сиона еврею!

Вычистил душу,

как будто загаженный Храм.

 

Но что-то было не так. Было предчувствие: "а под утро приснится страна где росли мы как пила на суку". Пилили сук, но вроде бы простое и хитрое решение Исхода с самого начала беспокоило какой-то червоточиной:

 

Новые затеявши затеи

и со страха нервно балагуря,

едут приобщаться иудеи

к наконец-то собственной культуре.

 

Сегодня, через полвека существования такого, плюнувшего в колодец, государства Израиль, итоги не слишком радуют духовно чуткую часть еврейства. Да, есть хорошая спецслужба "Моссад", работает творчески и безжалостно, но в ней видна матрица ГПУ. Неплохой автомат "Узи", но его сделал сотрудник Калашникова. Где же Песнь Песней? Где хотя бы математики и шахматисты?

Но пока еще червоточина проекта не превратилась в его угасание. Разрыв не произошел, и не надо бы к нему вести. Русские его не хотят. Может быть, это и настораживает гусинских? Так и не думайте о русских. Подумайте о тех евреях, которые уже сегодня говорят с горечью, даже без знаков препинания:

 

Когда умирать мне придется чуть живы

Прошепчут мои полумертвые губы

Мы стали чужими Россия чужими

А были своими сыны Иегуды

 

Неудачная попытка диалога

После выхода в свет первого издания этой книжки мне позвонил литературный критик Л.А.Аннинский и пригласил участвовать в круглом столе, посвященном проблеме взаимоотношения евреев и русских. Такая встреча состоялась в редакции журнала "Родина" 31 января 2002 г. Кроме меня там было семь человек, почти все историки. Все они в главном вопросе занимали сходную позицию. Во всяком случае, не высказывали возражений против главного тезиса, который сводился к тому, что препятствием к диалогу и "примирению" евреев и русских служит якобы изначально присущий России антисемитизм.

Никто из собеседников за тем столом, кроме самого Л.А.Аннинского, моей книжки не читал, но в разных вариациях они удивительным образом отразили в своих высказываниях ее основные положения. Я и сам не подозревал, что в сознании видных еврейских интеллектуалов настолько сильны стереотипы, о которых я писал.

Прежде всего, совершенно нежизненной, стереотипной установкой является настойчивое представление евреев и русских как двух монолитных по своим взглядам и позициям "блоков" (этносов, народов, культур и т.д.). Тем более что речь в разговоре шла о кризисных и даже катастрофических моментах в истории - революциях, перестройке, нынешней реформе. То есть о моментах, когда общество раскалывается, идеологические позиции становятся зыбкими и подвергаются пересмотру. Сегодня, например, главный вопрос, по которому люди в России делятся на "свой-чужой" - это отношение к реформе Гайдара-Чубайса-Грефа, ее целям, результатам и символам. В этих условиях само понятие "еврей" приобретает разный смысл в зависимости от того, идет ли речь о Гусинском и Мамуте - или о моем враче из поликлиники.

Даже Р.Рывкина в книге "Евреи в постсоветской России - кто они?", хотя и сама злоупотребляет объединяющим понятием "евреи", все же отмечает это общее состояние: "Сегодня социальный менталитет и поведение разных групп евреев резко различаются. Одни из них не могут оставаться в России и без колебаний эмигрируют; другие, напротив, не могут жить вне России и не намерены покидать ее. Одни пошли в бизнес и сегодня являются заметными банкирами, пошли в политику, в прессу, в рекламные и другие агентства, сделали карьеру, стали миллионерами, "новыми русскими". Другие остались на старых местах учителей, врачей, ученых и влачат жалкое существование. Некоторые погрузились в иудаизм".

Очень трудно вести разговор, когда понятия не определяются, а предмет непрерывно меняется. В основном речь, конечно, велась о той еврейской элите, которая присвоила себе право право представлять все еврейство и выражать его установки, но иногда вдруг в качестве довода описывались стычки скромного еврея, обитателя коммунальной квартиры.

Другая, удивительная, на мой взгляд, установка состоит в преувеличенном, гипертрофированном историцизме. Как непререкаемая догма, почти символ веры, повторялось утверждение, будто возникающие в отношениях русских с евреями напряженности ("вспышки антисемитизма") имеют всемирно-исторический смысл, что корни их надо искать в глубокой истории. Выходило, будто "преследование НТВ" и изгнание евреев из Англии в 1290 г. - явления одной и той же природы, звенья одной и той же цепочки событий.

Мне это показалось каким-то ненормальным отступлением от здравого смысла - подобно тому, как авторы книги "Русская идея и евреи" отстаивают нелепую мысль, будто нацизм и Холокост чуть ли не буквально предписаны Новым заветом (один из них, "известный еврейский философ и теолог" Э.Факенхайм, даже отметил в примечаниях, что, читая лекции в Израиле, он употребляет понятие "нацистско-христианский"). Я предложил, раз уж речь идет о попытке диалога, не лезть в исторические дебри I или XIII веков, а говорить о конкретных событиях. НТВ - так НТВ. Никто из русских в действительности не увязывает свою антипатию к Гусинскому с делами фарисеев в древнем Иерусалиме или скупостью ростовщиков в средневековой Англии. Если кто-то и привлекает какую-нибудь историческую аналогию, то это обычная и наивная попытка идеологически приукрасить свою вполне современную и конкретно обусловленную позицию. Но нам-то зачем туману напускать, если мы в кои веки собрались поговорить о главном?

Это прагматическое предложение было отвергнуто даже с раздражением. Нет, корень в истории, а суть антисемитизма "инвариантна"! Она, мол, проходит через века, не меняясь. Странно было слышать такое от историков, потому что общепризнанным считался тот факт, что даже в одной культурной среде буквально за несколько лет, в Германии 30-х годов, возник антисемитизм нацистов, генетически не связанный с антисемитизмом 20-х годов в Веймарской республики. С этим спорить не стали, но остались при своем мнении. Корень антисемитизма, говорят, в самих евреях - где есть еврей, там возникает и антисемитизм. Евреи, мол, обладают мистическим свойством "виктимности" (жертвенности) - всем, как только их увидят, хочется их ущипнуть и обидеть. Послушал я это, послушал и думаю: куда я попал?

Ну ладно, говорю, давайте найдем то общее, что присуще вспышкам антисемитизма в Новое время, с его зарождения. Все-таки более или менее однородная эпоха. В литературе приходилось видеть довольно-таки устоявшееся определение, согласно которому в результате "кризиса модернизации" - разрушения натурального хозяйства, вторжения монетаризма и т.д. подрывался привычный уклад жизни, что приводило к массовым страданиям. В эти моменты евреи, как "мастера денежных дел", выступали в качестве очень активного агента рыночной экономики, при том, что внутри своей общины сами они строго сохраняли устои традиционного общества. Это, говорю, и вызывало конфликты и столкновения (вроде изгнания из Испании в 1492 г.).

Тут меня даже поддержал один из участников, развив тему "мастеров денежных дел" - в духе Вл.Соловьева. Мол, любая катастрофа в сфере финансов в периоды социальных потрясений ассоциируется с образом еврея - всегда и во всех странах. Но и такую постановку вопроса не приняли. Нет и никогда не было никаких объективных оснований для напряженности между евреями и окружающим их местным населением! В чем же тогда дело? И тут полились объяснения, которые меня просто поразили. Я в книжке хвалил еврейскую логику и рассудительность, какие наблюдал в среде евреев-химиков и инженеров. Но историки меня удивили. Они без плетки истмата впали в какой-то детский идеализм.

Один дал такую трактовку. Русские, мол, в массе своей люди очень темные и суеверные. В душе они язычники, просветляющего воздействия религии не получили, и мир для них наполнен всякими лешими и кикиморами. Их происками они и объясняют свои неудачи. Но каждому времени - свои песни, и сегодня русские в своем воображении создали новых леших и кикимор - Березовского, Гусинского и Чубайса. Не слабо! Даже Явлинский до такого не додумался. Так вы, говорю, считаете, что и Чубайса как политической реальности нет, и приватизации с катастрофой хозяйства не было? Просто в своем воображении суеверные русские создали образ рыжего Чубайса, и из-за этого весь сыр-бор? Немного сбавили накал, от кикимор перешли к простому, обыденному невежеству.

Слово взял историк, решивший объяснить истоки антисемитизма доходчиво, на личном опыте. Я, говорит, жил в коммунальной квартире, с рабочими, с "лимитой". Они мне четко изложили причину их ненависти: "Вы, - говорят, - евреи, все с высшим образованием!". В этом, мол, все и дело - в неприязни невежественных масс к интеллекту. Историк так разволновался, что закончил речь поэтическим выводом: "Мы живем с нацией, которая больна сифилисом!". Остальные сокрушенно покачали головами - да, мол, такая уж горькая наша судьба.

Я счел нужным смягчить драматическую паузу шуткой. "Что, - говорю, - за метафоры у вас странные. То у вас русские с евреями "в объятьях", то сифилитики. Как же такую болезнь можно подцепить? Только переспав с сифилитиком". Уставился на меня историк, не врубается: "Вы что имеете в виду?". Отвечаю: "Имею в виду, что выбираете негодные метафоры, которые оборачиваются против вас". И добавляю, что вся эта ругань (фашисты, невежды, сифилитики) ничего не объясняет, - и к чему тогда собираться.

Удивительно: расистское презрение к "лимите" не позволило историку заметить, что эта "лимита" добродушно указала ему на глупость этого детского снобизма части еврейских интеллектуалов. Вот, как говорилось выше, Д.Фурман пишет: "Евреи значительно, на порядок образованнее русских, что объяснимо лишь громадной, преодолевающей все препоны тягой к образованию". Стоит ли так задирать нос? На порядок образованнее, в 14 раз образованнее... Какой упадок мысли. Я бы даже сказал - какая необразованность!

Я уж не говорю о том, что никто из пригласивших меня "интеллигентов" не заметил и даже не подумал смягчить хамства этого удалого историка из Российской Академии наук. Все они посчитали его в порядке вещей. А ведь задумайся они, представив, что кого-то из них пригласили на круглый стол, скажем, в журнал "Наш современник", то каждый бы признал, что никому там и в голову бы не пришло сказать что-нибудь подобное о евреях.

В этой беседе удивляло и то, что люди, приглашенные чтобы трактовать сложную и деликатную тему, не читали и даже не слыхали о тех важных конкретных исследованиях последних лет, которые могли бы задать какую-то более или менее жесткую основу для диалога (например, незаметно было, чтобы они опирались на данные книги Р.Рывкиной).

Я предложил рассмотреть такой вопрос. В настоящий момент в связи с перестройкой и "рыночной реформой" большинство населения России переживает социальное бедствие - разрушение страны, резкое обеднение, глубокий кризис хозяйства, преступность и т.д. Но влиятельная еврейская элита полна радости и непрерывно это демонстрирует. Разве это не говорит о наличии раскола по главному основанию?

Важные данные дали опросы общественного мнения о "наилучшей эпохе в истории России". В 1990-1992 гг. в среднем, среди представителей большого числа национальностей, ответы были таковы: правление Петра I назвали "лучшим временем" 34%; правление Брежнева - 14%; перестройку (1985-1991) - 3%. Перестройка уже в 1992 г. воспринималась как бедствие. Из полутора десятка "эпох" у всех народов она занимала одно из последних мест. Лишь респонденты-евреи назвали перестройку "наилучшей эпохой".

Опять же, не все, разумеется, евреи радовались грядущей гибели СССР. Есть и такие стихи еврейского поэта:

 

Нас крестила перестройка люто,

погружая каждого во тьму,

и осколки страшного салюта

догоняли всех по одному.

 

И острее запаха помойки,

нищеты, что над землей летел,

был угрюмый воздух перестройки,

сладкий дух непогребенных тел.

 

Мы будем помнить эти стихи, но для нашего разговора существенен и тот факт, что только в мнении евреев перестройка вышла на первое место по числу благоприятных ответов. Возникает естественный вопрос. Если влиятельная часть населения считает благом то, что для остальных бедствие, - не есть ли именно это причина напряженности? И ведь при этом авторитетные представители этой части высказываются по отношению к русским исключительно агрессивно, намеренно оскорбительно - и никто их не останавливает, не имеет силы остановить.

Реакция была в своем роде замечательная. Никто не остановил внимания на существе изложенного факта как основании для напряженности, все стали друг друга спрашивать, что это за исследования, откуда данные. Я попытался дать справку: мол, это известные данные С.Б.Филатова, одного из авторов книги "Русская идея и евреи", там о нем сказано, что он директор Социологического центра Российского научного фонда и т.д., а в 1990-1992 гг. - "руководитель общероссийских социологических исследований, посвященных мировоззрению населения России". Но нет, бурно пообсуждали проблему источника данных, а о сути вопроса как будто забыли - все до одного. Вот тебе и диалог.

Историки стали говорить, что евреи всегда выступали за укрепление Российского государства, империи, державы - и в начале ХХ века, и во время перестройки. Это для меня было в диковинку. Вроде бы все доступные документы эпохи назревания русской революции говорят о совершенно противоположном. Да, были евреи-черносотенцы, которые боролись за сохранение российского монархического государства, но тут о них и слова не дали вставить, как будто о них неприлично и вспоминать.

Я не стал углубляться в события начала прошлого века, а напомнил вчерашние дела - разрушение СССР, советской державы (пусть бы и империи). Ведь все мы это еще помним, чего же тень на плетень наводить. Да и сами мои собеседники за столом по большей части зафиксировали свои откровенно антисоветские позиции. Где они видели "защиту государства СССР" - у Жванецкого с Хазановым? И я изложил рассуждение главного раввина Москвы в "Независимой газете" о том, что СССР, мол, это для евреев тот же "Египет", так что надо напустить на него Божьи кары, обобрать "египтян" и уйти.

В ответ все очень живо и с огромным интересом стали обсуждать, кто в то время был главным раввином Москвы. Шаевич? Да нет, что вы, какой Шаевич, Шаевич стал потом - и пошло... Какой замечательный детский прием уходить от сути вопроса. И впрямь высшее образование.

На деле политически активные представители еврейской элиты совершенно определенно поддержали курс на развал союзного государства, а затем и на разрушение всех несущих конструкций советской государственности. А затем второй эшелон интеллектуалов зачем-то стал доказывать, будто евреи в целом занимали антисоветскую позицию, только боялись ее высказывать.

Так, Р.Рывкина в своей книги изощряется доказать это - с очень большими натяжками. Она проводила среди евреев опрос с таким пунктом: "Если бы можно было выбирать, в какую эпоху Вы предпочли бы жить?". 36% "предпочли бы никогда не жить в России", а из остальных 50% - вне советского строя. Казалось бы, ну и что можно из этого выудить? Но Р.Рывкина делает глубокомысленный вывод: "Выявилась весьма важная проблема: переосмысление евреями их отношения к СССР. Хотя это может быть и не переосмысление, а то истинное отношение к СССР, которое было и раньше, но не могло выражаться открыто. Массовых опросов среди евреев в те времена не проводили, гласности не было. Так что нельзя исключить, что "на дне души" советских евреев, как и других национальных меньшинств, было спрятано критическое отношение к СССР, которое открыто выражают сегодня". Мол, мы, евреи, всегда держали кукиш в кармане. С точки зрения социологии все эти рассуждения Р.Рывкиной - примитивная демагогия. Важно, что она зачем-то стремится представить евреев в массе своей антисоветски настроенными. Видимо, таков заказ сильных еврейского мира сего.

Конечно, разрозненные книги историков и социологов, редкие "круглые столы" во всяких редакциях - это всего лишь кривое зеркало, в котором отражаются сложные отношения расколотого русского и расколотого еврейского народов. И кривое зеркало надо изучать, и любой круглый стол использовать для разговора.

Но главный разговор шел, идет и будет идти на "молекулярном" уровне, а не через телевидение Гусинского с Березовским или газету "Известия". Все равно главным станет разговор между теми, кто останется восстанавливать Россию, ограбленную и высосанную союзом "новых русских" с "еврейскими магнатами". И в этой восстановительной работе мы договоримся - без всякой мистики и высоких слов. договоримся - несмотря на все напряженности, непонимания и обиды. Потому что останутся в России евреи, которые думают, как поэт:

 

Мы родились в большой стране, в России,

В запутанной, но правильной стране.

И знали, разобраться не умея

И путаясь во множестве вещей,

Что все пути вперед лишь только с нею,

А без нее их нету вообще.

 

 

Примечание. Пояснение некоторых понятий, использованных в тексте

Семиты (т.е. потомки Сима, одного из сыновей библейского Ноя) - группа народов, расселившихся на Ближнем Востоке и в Африке. Она включает в себя арабов, евреев, берберов и др.

Антисемитизм - вид национальной нетерпимости, враждебное отношение к евреям как народу. Его следует отличать от анти-иудаизма как вида религиозной нетерпимости, враждебности к иудеям - к тем, кто исповедует иудаизм. Антисемит испытывает вражду и к крещеному еврею. Понятие "антисемитизм" отражает отношение не ко всем семитским народам, а именно к евреям, так что отговорка "я не антисемит, так как люблю арабов" не годится.

Фобия (от греч. phobos - страх) - боязнь, нетерпимость.

Юдофобия (дословно "страх перед евреем") - нетерпимость к евреям, синоним антисемитизма.

Юдофилия (дословно "любовь к евреям") - повышенная, демонстративная симпатия к евреям со стороны нееврея, выделение евреев из других народов с упором на их положительные качества. Юдофилия нередко возникает как неосознанная форма протеста против антисемитизма.

Холокост (от Holocaust, что по-гречески значит "всесожжение") - обозначение массовых убийств евреев в нацистских концлагерях в 1933-1945 гг. Слово взято из древнегреческого перевода Библии и означает такое жертвоприношение, при котором сжигается все жертвенное животное целиком. Понятию Холокоста многие евреи придают мистический смысл, жертвой в нем служил как бы весь еврейский народ. Поэтому упоминания в одном ряду с евреями о тех жертвах, которые понесли от рук нацистов другие народы, вызывают бурную отрицательную реакцию.

Так, по сообщениям западной печати, королева Англии при посещении мемориала концлагеря Бухенвальд в 1995 г. поставила жертвы славян в один ряд с гибелью евреев, как составную часть Холокоста. Это вызвало энергичный протест еврейских лидеров. Премьер-министр Джон Мейджор был вынужден извиниться за королеву, сославшись на оплошность машинистки, которая якобы дала королеве "не тот" текст.

В последние годы на Западе появились книги ряда авторов (например, Роже Гароди), которые ставят под сомнение историю Холокоста (как число жертв, так и само намерение Гитлера уничтожить всех евреев). Думаю, к этим текстам надо относиться с осторожностью.

Мессия (от древнееврейского слова машиах, т.е. "помазанный", "посвященный"), - по-гречески Христос - посланный Богом избавитель, спаситель. В иудаизме - будущий спаситель Израиля. В христианстве мессией был Иисус. Его второе пришествие завершит избавление человечества от зла.

Мессианство - представление о том, что твой народ (страна, партия, движение и т.д.) имеет предназначение сыграть особую роль в спасении рода человеческого (кто при этом входит, а кто не входит в "спасаемую часть" - другой вопрос). Мессианство может быть религиозным ("богоизбранный Израиль", "святая Русь", США как "Новый Ханаан") или светским. Главное, надо верить, что где-то, хотя бы и в духовном мире, есть "земля обетованная" - Новый Израиль, град Китеж, царство справедливости, а мой народ (или партия) знает, как найти туда дорогу или построить это царство. Все крупные духовные, политические и социальные движения на первом этапе отмечены мессианством. Оно сплачивает людей и придает им огромную силу, так что они не жалеют ни себя, ни врагов. Проклинать мессианизм молодых движений (например, большевизма) глупо, но пытаться искусственно придать мессианский характер зрелому движению - еще глупее.

"Слово о законе и Благодати" - древнейшее из дошедших до нас творений русской письменности, вошедшее в "Повесть временных лет". "Слово" произнес в Киеве 25 марта 1038 г. священник Иларион (будущий митрополит Киева). Хвала Ярославу сопровождается в нем богословским сравнением двух религий: христианства, дающего людям Благодать, и иудаизма, дающего людям закон. Богословский спор отражал долгую и трудную борьбу Руси с Хазарской империей, государственной религией которой был иудаизм.

Тора ("книга закона") - древнееврейское название Пятикнижия Моисея, первых пяти книг Ветхого Завета. В культовых целях иудеи используют Тору, написанную вручную на свитке пергамента.

Талмуд (на древнееврейском означает "изучение") - свод трактатов, изложивших религиозные, идеологические и правовые представления иудаизма в новых для еврейского народа условиях рассеяния. В Талмуде разработана сложная система предписаний и запретов, выполнение которых помогало евреям противостоять ассимиляции. Кроме того, в Талмуде развиты сложные логические методы, позволяющие так толковать Тору, чтобы, сохраняя ее богооткровенный характер, приспосабливать жизнь еврейских общин к очень разным социальным и культурным условиям диаспоры. Написание Талмуда длилось три века (3-5 вв.).

Раввин (от древнееврейского рабби - мой учитель) - служитель культа в иудаизме и одновременно судья по вопросам семейной жизни в еврейской общине. Раввины толкуют сложные предписания Талмуда, приспосабливая их к условиям социальной и культурной среды, в которой живет еврейская община в той или иной стране.

Сионизм (от названия горы Сион близ Иерусалима; в Библии Сион символизирует дом бога Яхве, царство божье на земле и на небе) - обобщенное название идеологии, политики и системы организаций мощного международного политического движения евреев, возникшего в конце XIX века. I сионистский конгресс (1897) создал Всемирную сионистскую организацию (ВСО), в которую ныне входит большое число партий, действующих в десятках стран. По мировоззрению и социальным принципам сионизм - очень широкое движение и включает в себя как крайне правые взгляды, так и партии, близкие к социализму и коммунизму (при условии признания ими установок иудаизма и еврейского национализма). Так, самая влиятельная в Израиле Партия труда (входит в Социалистический интернационал) основана на доктрине социал-сионизма, включающей идею социальной справедливости и смешанной экономики.

В начале века и особенно в 20-е годы левые сионисты из Восточной Европы и России вели большую работу по созданию в Палестине поселений евреев-эмигрантов, организованных по типу коммун-кооперативов (киббуц) с очень высоким уровнем обобществления. Этот очень успешный опыт был на первом этапе коллективизации в СССР некритически перенесен в совершенно иные условия и нанес тяжелый ущерб русской деревне.

 


предыдущая часть содержание следующая часть