Надёжный портал главных новостей Украины и РФ смотрите здесь.

С.Г.Кара-Мурза

"Тропы практического разума"

Евреи, Диссиденты, Еврокоммунисты


 

 

Первый миф об антисемитизме России

Несомненно, что искусственное раздувание проблемы антисемитизма почему-то стало важной частью всего поворота к Новому мировому порядку. Книга "Русская идея и евреи", о которой уже шла речь, - продукт идеологический, труд специалистов, как раз готовящих такие кампании в России. Нам же надо подойти к вопросу с другой стороны, найти более искреннее, более эмоциональное выражение общественного сознания евреев. Важным источником для этого может служить изданная в 1996 г. антология "Свет двуединый: Евреи и Россия в современной поэзии".

В этой антологии представлены 101 еврейский поэт из России, Израиля и зарубежья - 444 стихотворения, говорящих об отношении евреев к России. Можно считать их в совокупности поэтическим выражением взглядов основной массы евреев. Не представлено в стихах то меньшинство, которое я в первой статье условно назвал "душителями" России. Возможно, их взгляды отражены в других книгах и других стихах, которых я не читал. Но в этой книге я узнаю тех евреев, с которыми приходилось общаться в жизни среднего, нормального советского человека.

Главный мотив собрания этой массы искренних, "политически сомнительных" (с точки зрения правоверного сионизма) стихов - любовь к России, неразрывная с ней связь - и невозможность взаимопонимания:

 

Что тебе рассказать, если там родилась,

где меня не признали своею,

но с безумной страною безумная связь -

где бы я ни была и куда б ни рвалась,

хоть язык оторвись, хоть глаза повылазь -

так крепка, как удавка на шее!

 

Это чувство сложно, нет возможности говорить о нем в краткой статье. Я только затрону одну его сторону - страх еврея перед антисемитизмом и обиду за обвинение в русофобии.

 

Изложил Шафаревич,

Куняев пристукнул печать -

Про меня, русофобку,

вердикт повсеместно размножен.

 

Здесь сразу возникает нестыковка понятий, которая присуща всему еврейскому монологу с русским. Шафаревич говорит о явлении русофобии, а Сарра Погреб - о том, что якобы ее лично обозвали русофобкой. Наверняка Шафаревич о ней и не думал, но главное - невозможно допытаться у нее, отрицает ли она своей личной обидой само существование русофобии влиятельных еврейских кругов? Не ответит ни да, ни нет. Заметим, что во всех 444 стихотворениях нет ни единого слова, ни намека на признание или отрицание тезиса Шафаревича по существу. Простое замалчивание. А книга называется "Евреи и Россия". И такая подмена предмета спора, перевод его с проблемы явления на личную судьбу отдельного еврея - общий принцип: он применяется и на уровне собутыльников - и в академических изданиях.

Взять хотя бы такой навязший в зубах вопрос, как смысл "Протоколов сионских мудрецов". В книге "Русская идея и евреи" они упоминаются не раз, иногда подробно. Сообщается, что их состряпал сотрудник царской охранки в Париже Рачковский, который "украл 70% текста у французского писателя Мориса Жоли". Но разве в этом дело? Ведь суть не в том, кто написал текст, речь же не о художественном произведении. Спор идет о том, соответствует ли изложенное в тексте тому, что наблюдается сегодня в общественно-политической реальности. Есть много произведений, в которых зашифрована крупная концепция переустройства общества, но неизвестно, являются ли они предписанием к действию или предупреждением (таков, например, важный фильм К.Шахназарова "Город Зеро", 1989 г.). Зачем же притворяться наивными и сводить дело к спору о происхождении текста?

Вообще назойливое упоминание "Протоколов" чуть ли в каждом тексте, направленном против "антисемитизма", наводит на мысль, что целью этих упоминаний как раз и является разжигание антисемитизма, манипуляция сознанием людей, которые к этим "Протоколам" относились равнодушно. Ведь никаких тайн они русским людям не открывают. Напоминают о них затем, чтобы внедрить мысль, будто все в мире происходит по "еврейскому плану", все ими уже "схвачено". Это блеф, который должен вызвать у людей чувство бессильной ярости. Ярость не страшна - в худшем случае новый Осташвили разобьет еще пару очков. Главное, что эта ярость должна быть бессильной.

Кстати, и сам метод переключения спора на вопрос о происхождении "Протоколов" так примитивен, что трудно поверить в искренность авторов. Это игра в поддавки. Допустим, исходный текст впервые опубликовал некто Морис Жоли. Кто он такой и где он этот текст взял - вот в чем вопрос. Ведь отдельные фрагменты этого текста присутствуют в заявлениях самих идеологов сионизма. Так, В.Е.Жаботинский в 1909 г. бросает фразу: "передовые газеты, содержимые на еврейские деньги и переполненные сотрудниками-евреями..." и т.д. Это же один из важнейших тезисов "Протоколов".

Кстати, к моему удивлению, на Западе "Протоколы" известны шире, чем в России. У нас даже те, кто их читал, с трудом могут вспомнить содержание, а для среднего западного интеллигента они стали как бы признанными нормами поведения. В 1991 г. я был в Испании и 13 апреля увидел по телевидению большое обозрение о жизни евреев в СССР. Тогда для меня, еще не обученного "реформой", эта передача показалось бессмысленной подрывной акцией. Видные евреи, дающие интервью западным корреспондентам в СССР, заявляют, что они отказываются от концепции "двойного патриотизма" - исключают компонент "патриотизма к СССР". Дальше - больше. Группа евреев из Узбекистана, просящих визы в США, объясняет это тем, что в Ферганской области Узбекистана прокатилась волна еврейских погромов, в которых людей сжигали заживо. (Для тех, кто забыл, напомню: сжигали бандиты турок-месхетинцев и русских солдат, о евреях вообще речи не было).

Я написал письмо на телевидение и в главную газету Испании, в том смысле, что подобные передачи как раз и разжигают антисемитизм. Мол, зачем? На всякий случай показал одному видному социал-демократу местного масштаба. Он сказал: "Все правильно, но посылать не следует". Почему? - спросил я. Он удивился: "Как почему? Все газеты контролируются евреями. Зачем же их раздражать?". Я еще был наивен: "Разве и в Испании? У вас же евреев почти нет". Он посмотрел на меня, как на ребенка: "На Западе вся пресса и телевидение представляют собой большую транснациональную корпорацию. Ты что, "Протоколы сионских мудрецов" не читал?".

Но оставим методологические споры о текстах, вернемся к вопросу о страхе перед антисемитизмом. Каюсь, я только из книги еврейских стихов вник в этот страх и понял ту мысль, которую раньше критиковал. Мысль о том, что реально антисемитизма в России нет, а страх перед ним велик - и значит, антисемитизм реален. Философ Д.Фурман пишет: "Какого-то массового антисемитизма опросы не фиксируют (здесь наши данные совпадают с данными других аналогичных опросов), и еврейский погром представляется менее реальным, чем какой-нибудь "кавказский". Но одно дело - реальность угрозы погрома или дискриминации и совсем иное дело - восприятие этой угрозы".

Примерно то же пишет и Р.Рывкина в книге "Евреи в постсоветской России" о страхе евреев перед погромами сегодня: "Данные опроса - это показатель состояния умов, настроения людей. Поэтому проверить истинность здесь невозможно. Более того, если опрошенные и преувеличивают опасность их положения, то важно не расхождение их настроения с реальными масштабами антиеврейских акций (которых никто не знает, никто не считал), а другое: чрезвычайно тревожное состояние их самих. Ибо это настроение и есть та реальность, которая изучается в опросе. И, как выявилось, это настроение чрезвычайно тревожное, если не сказать паническое".

О роли социологов и философов мы поговорим особо, а сейчас о самом страхе. Итак, страх есть, причем почти панический, и источник его не какие-то хулиганы, экстремисты ("баркашовцы"), а сама Россия:

 

Ведь жаждет погрома не горсточка сброда,

А родины-мачехи грозная рать.

 

Как известно, бывает страх рациональный - соответствующий угрозе. Он помогает человеку выбрать правильное поведение. И есть страх иррациональный, который в восприятии человека резко искажает реальность. Он сам становится угрозой для человека и толкает его на неверные, порой губительные установки и действия. Особую силу приобретает иррациональный страх, когда овладевает коллективами людей. Личные страхи при этом усиливают друг друга, входят в резонанс, создают цепную реакцию, ведущую к панике, а иногда к социальной катастрофе.

Сами еврейские ученые признают, что страх евреев перед погромами не соответствует реальной угрозе. Это страх иррациональный. Насколько я могу судить по моим собственным впечатлениям, русский человек, этим страхом не затронутый, его не понимает и даже не замечает. Он оценивает угрозы адекватно и знает, что сегодня в России евреи, в общем, защищены от опасностей гораздо лучше, чем русские, татары, чукчи и т.д. Отсюда недоумение: чего же они бьются в истерике? Русский человек считает эту истерику неискренней и видит в ней какой-то глумливый хитрый замысел.

Сейчас я думаю, что тут есть большое непонимание и общественная проблема. Если поверить всей совокупности еврейских стихов, то выходит, мы жили бок о бок с народом, в культуре которого был заложен сильный, доходящий до мании страх. Он был глубинным мотивом непонятных нам обид, странностей и поступков. С нами жил народ с душевной травмой, к которой мы отнеслись, я считаю, невнимательно.

Травма эта, отложившаяся в исторической памяти, была нанесена не в России, а на Западе - рыцарством, которого в православной России и возникнуть не могло. В первом крестовом походе были разграблены еврейские общины на Рейне и Дунае, во втором - во Франции, в третьем - в Англии. Затем, в процессе становления финансового капитала, евреи были изгнаны из Англии (1290), из Франции (1394), из Италии и Германии и, наконец, из Испании (1492). При этом происходили погромы, в которых было уничтожено около 40% евреев всего мира. Бежали евреи в славянские земли, и в XIX веке более половины их оказались жителями России.

Почему же получилось, что страх перед погромами обращен на Россию? Ведь на ее земле никогда не было ничего даже отдаленно напоминающего погромы в Севилье или "Хрустальную ночь" в Берлине. Нам малодоступны труды еврейских и западных исследователей погромов, но их собрал, обобщил и в краткой форме изложил в ряде своих книг В.В.Кожинов. Как возник миф о погромах в России и почему в иностранные языки вошло русское слово "рogrom"?

Я приведу такую аналогию. Есть в биологии явление - анафилаксия. Некоторые вещества, попав в организм, вызывают у него помимо краткосрочного заболевания (аллергии), повышенную чувствительность к этим веществам. Организм хранит память о них, иногда всю жизнь. И если когда-то даже ничтожное, для других безопасное количество этого вещества вновь попадает в организм, происходит бурная, совершенно неадекватная реакция - анафилактический шок. Это - не защитная реакция иммунитета. Это "паника", которая потрясает организм и нередко является причиной его гибели. Я видел такой случай, это неописуемое зрелище.

Даже при "малых дозах погрома" евреи России испытывали анафилактический шок, который поддерживался средствами идеологии. От дозы его тяжесть мало зависела. Как это ни абсурдно, "дело врачей" вызвало потрясение, сравнимое с потрясением от Холокоста. Для русского это трудно принять за чистую монету, это выглядит каким-то дьявольским издевательством. Но это, видимо, искренне. Что же делать?

Я, например, признавая мой грех бесчувственности, в то же время обвиняю еврейских ученых - и Фурмана, и Рывкину, и многих других. Они, давно поняв иррациональную природу этого страха, обязаны были сделать усилие, чтобы перевести его в сферу разумного, в сферу здравого смысла - и затем его лечить. Вместо этого они лелеяли этот страх и разжигали его, раздувая миф о "русском антисемитизме". Оставим в стороне вопрос об их мотивах, они не так уж существенны.

Казалось бы, первым делом философы и социологи должны были заинтересоваться той категорией евреев, которая почему-то изжила иррациональный страх перед погромами и вообще антисемитизмом. Стала относиться к этим угрозам разумно, без истерики - как татары, чеченцы и др. к проявлениям национальной неприязни к ним. Кто эти евреи? Как им это удалось? Их не так мало. Ведь, по данным Р.Рывкиной, в ответе на вопрос "Кому выгодно распространять антиеврейские настроения в России?" 10% евреев назвали какие-либо "еврейские" силы (Израиль, сионизм и др.). Десятая часть евреев не верит в "русский антисемитизм" - это очень много и это факт огромной важности! Никакой честный социолог не мог бы мимо него пройти.

На житейском уровне мы знаем, что как раз евреи, ведущие жизнь в среде "потенциальных погромщиков" и "бытовых антисемитов", страха перед погромами не имеют, они изжили анафилактическую чувствительность. Если собутыльник, распивая на троих, обзовет такого еврея "жидом", то реакция будет разумной и адекватной. Еврей или обзовет его сам, или даст ему в морду, или проглотит, или убежит. И никакой трагедии:

 

С теми, кто его "жидовской харей"

Обзовет сивушно и надсадно,

Говорит он прозой - не стихами

(У него второй разряд по самбо!)

 

Надо подчеркнуть, что аномальный страх перед погромами создан средствами идеологии недавно, после войны, когда реальное знание о погромах начала века было уже утрачено. Только тогда заинтересованные идеологи смогли построить "виртуальную реальность". А в начале века страх был адекватным, никто от погромов не эмигрировал. Торговцы, которые были объектом погромов, вообще не эмигрировали, уезжали евреи-бедняки, да и то немного. В 1897 г. в России насчитывалось 5,06 млн. евреев, а в 1917 г. 7,25 млн. Уже после первого, кишиневского погрома 1903 г. в городах Юга и Запада России возникла хорошо вооруженная (даже пулеметами!) еврейская самооборона. Погромы служили средством ее сплочения: евреи-провокаторы разбрасывали листовки на русском языке с призывами "бить жидов", а сионисты - листовки на еврейском языке, призывая евреев вооружаться. Так что сегодня евреи культивируют миф о погромах.

И русским, и основной массе евреев было бы полезно снять наваждение, понять друг друга и пойти навстречу. Сделать это непросто, потому что влиятельная часть евреев и подконтрольные им СМИ хладнокровно и цинично эксплуатируют пугало антисемитизма. И сегодня, в условиях острого кризиса, невозможно определить, является ли исступленная ненависть к России некоторых евреев напускной, политически выгодной - или это искреннее, болезненное проявление старого комплекса. По мере того, как обостряется кризис и Россия все больше напоминает поле битвы, времени разбираться в этом становится все меньше. Как нет времени вести диалог с человеком, который замахнулся на тебя бритвой,- даже если ты знаешь, что это хороший, но больной человек. Но пока время есть, надо пытаться ввести разговор в рассудительное русло.

Посмотрим, как творят миф "русского антисемитизма" наши академические философы. Сначала о старой, дореволюционной России. В создании ее черного образа важное место занимает представление всех ее общественных течений с начала века, за исключением потерпевших крах кадетов, как изначально антисемитских. Это и правые (В.В.Шульгин), и христианские философы (Н.Бердяев), сменовеховцы и евразийцы, и, конечно, большевики. Под всем этим якобы лежит черносотенство и его предшественник - славянофильство. А венец всего этого - фашизм.

Читаем в книге "Русская идея и евреи", что черносотенство - "расистский национализм протонацистского толка, вышедший на поверхность политической жизни России в самом начале ХХ века". И далее: "Не вызывает сомнения, что русское черносотенство удобрило почву, вскормившую гитлеризм". Надо же, не вызывает сомнения! Между тем исследования германского нацизма как раз показывают принципиальные отличия его антисемитизма от тех форм юдофобии, которые существовали в России.

В известной работе о фашизме Л.Люкса сказано: "Коммунисты не сумели правильно оценить чрезвычайно важный компонент национал-социалистического мировоззрения - антисемитизм. Большевики понимали опасность антисемитизма, им приходилось довольно часто, как до революции, так и после нее, подвергать острой критике антиеврейские выпады и предрассудки. Однако опыт, накопленный большевиками в отношении русского антисемитизма, не мог способствовать пониманию ими сущности национал-социалистической идеологии. Еврейские погромы в дореволюционной России и дискриминационные меры царского правительства в отношении евреев не давали никаких критериев для оценки антисемитизма, характерного для НСРДП и национал-социалистического государства".

Нас усиленно и с разных сторон убеждают, будто между черносотенством и фашизмом есть генетическая связь. Но из исследований самих же еврейских историков известно, что это не так. Чем было черносотенство в России начала века? Политическим течением монархистов-традиционалистов, которые выступали против готовящейся либеральной революции. Уже из этого вытекает, что ни расизмом, ни национализмом черносотенство быть не могло: расизм возникает лишь в ходе Реформации, с разделением рода человеческого на расу избранных и расу отверженных (поэтому колонизаторы Америки из гражданского общества были расистами, а колонизаторы из традиционного общества Испании - нет). А национализм возникает лишь с превращением народа в политическую нацию, а до такого превращения России начала века было далеко. Черносотенство совершенно определенно исходило из понятия "народ".

Политической силой черносотенство не стало, спасти монархию и империю было уже невозможно, но в своих прогнозах его лидеры были прозорливы. Начиная с 1906 г. силами либеральной интеллигенции и революционеров был создан тоталитарный "черный" миф о черносотенстве. Его можно сравнить с мифом об инквизиции, в который мы почти все верим (тем он и показателен).

Число жертв инквизиции было невелико. Более того, именно инквизиция очень много сделала для возникновения в Европе рационального мышления, оздоровила сам интеллектуальный климат: она за сто лет до Реформации после долгих дебатов постановила, что демонов и ведьм не существует. Напротив, Реформация была страшным откатом - протестанты сожгли в Европе около 1 миллиона "ведьм" (и сжигали их в США до конца XVII века, причем судьями были профессора Гарвардского университета).

В конце XIX и первой половине XX века в англосаксонской историографии был создан миф об инквизиции, признание которого стало во всем "цивилизованном мире" обязательным условием допуска в приличное общество. Сегодня в Испании даже знающий истинное положение дел историк осмеливается говорить об этом лишь шепотом и лишь наедине. Самое поразительное, что глава мировой школы историков инквизиции, американский ученый-протестант, к концу жизни пришел к выводу, что всю жизнь ошибался.

Он со своими учениками начал большой проект: каждый акт сожжения "ведьмы" или еретика наносился на карту в виде точки. И оказалось, что в зоне действия инквизиции виднелись редкие рассеянные точки, а в зонах Реформации (Швейцария и Север Европы) точки слились в большие черные пятна. Это его так потрясло, что перед смертью он сделал героический и беспрецедентный в науке шаг - объявил, что вся история инквизиции есть огромная фальсификация. Но миф был настолько необходим политикам, что предсмертное признание ученого осталось гласом вопиющего в пустыне. Ничего не изменилось - даже в католических странах! Правда уже невыгодна.

Так же и с мифом о черносотенстве. Демонтировать его трудно. Но одно дело - не трогать миф, слишком глубоко вбитый в сознание, и другое дело - продолжать вбивать его еще глубже. А главное, развивать его, дополняя идеей о генетической близости к фашизму. Этой близости нет и быть не может, поскольку эти явления лежат на разных цивилизационных траекториях.

Что речь идет о сознательных подтасовках, говорит факт, который тщательно скрывают. Черносотенцев ("охотнорядцев") представили как объединение представителей маргинальных, темных и бескультурных слоев, почти городского дна. На деле в черносотенстве, в том числе в его высшем руководстве, приняли участие виднейшие деятели культуры России: филологи академики К.Я.Грот и А.И.Соболевский, историк академик Н.П.Лихачев, ботаник академик В.Л.Комаров (позднее президент Академии наук), врач С.С.Боткин, создатель оркестра народных инструментов В.В.Андреев, живописцы Маковский и Н.Рерих. К черносотенцам были близки В.М.Васнецов и М.В.Нестеров. По мнению Льва Шестова, к черносотенству примкнул бы, будь он жив, Достоевский.

В черносотенстве принимали участие виднейшие представители аристократии, а также иерархи Церкви, в том числе причисленный к лику святых будущий патриарх Тихон и митрополит Антоний (прототип Алеши Карамазова). Насколько недобросовестны составители книги "Русская идея и евреи", видно из того, что они проводят параллель между черносотенством и фашизмом, между западным христианством, не возразившем против Холокоста, и Православием - и в то же время приводят тексты обращений и проповедей иерархов Православной церкви, крайне сурово осуждающих погромы как преступление против Бога и человечества (хотя в погромах гибло больше неевреев). Значит, Православие было к антисемитизму непримиримо! Где же аналогия?

Более того, в качестве самых непримиримых борцов против "черносотенного антисемитизма" в книге названы именно Тихон и Антоний - видные деятели черносотенства (Тихон - даже один из его руководителей)! Как можно объяснить такое вопиющее противоречие? Только сознательным обманом.

Развивая мысль об антисемитизме черносотенства, авторы ни словом не обмолвились и о том, что основоположником черносотенства и редактором главной его газеты "Московские ведомости" был еврей В.А.Грингмут. Важную роль в руководстве играли и другие евреи, в частности, близкий соратник П.А.Столыпина И.Я.Гурлянд. Они не были провокаторами. Это были виднейшие деятели еврейства, не порывавшие с ним связей. Об И.Я.Гурлянде, сыне главного раввина Полтавской губернии, "Еврейская энциклопедия" писала в 1910 г.: "Гурлянд проводит идею полного присоединения евреев к началам русской государственности, отнюдь не отказываясь от своих вероисповедных и национальных стремлений". Таким образом, видные деятели черносотенства из числа евреев были патриотами России и при этом совершенно не были антисемитами. За это их и вычеркнули из истории - такие евреи Рывкиной не нужны.

Конечно, черносотенцы, в том числе евреи, выступали против революционеров, в том числе против евреев. Но посмотрите, насколько искажено наше историческое сознание. Нам внушили, что черносотенцы - "кровавые погромщики". Говорится даже, что они "залили страну морем крови". На деле черносотенцам вменены в вину три убийства: кадета М.Я.Герценштейна в 1906 г. (авторство убийства точно не установлено), кадета Г.Б.Иоллоса (в 1907 г.) и трудовика А.Л.Караваева (в 1908 г.). Революционные организации, самой активной из которых была террористическая структура эсеров под руководством еврея Азефа, убили до 1917 г., по подсчетам американского историка А.Гейфман, 17 тысяч человек. Но до сих пор фурманы и рывкины, доренки и лобковы заставляют евреев трястись от страха перед "черносотенными погромщиками".

 


предыдущая часть содержание следующая часть